«Сразу думал: немного приберусь, а потом куплю сигарет и пойду сдаваться». Шестой день суда по двойному убийству (18+)

21029
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА. Обложка: Александр РУЖЕЧКА, Onliner.by.
12 декабря «Вечерний Бобруйск» снова ведет репортаж из зала суда. Продолжается исследование доказательств. Предупреждаем: впечатлительным и слабонервным людям не стоит читать весь текст, там описываются подробности совершения убийства.

О предыдущем дне суда читайте здесь.

12 декабря, 10.30.

Заседание суда объявлено продолженным.

11.12.2018. Суд Бобруйского района и города Бобруйска
11.12.2018. Суд Бобруйского района и города Бобруйска

Продолжается исследование доказательств. Зачитывают протокол повторного осмотра квартиры, где произошло преступление. Отмечается, что до осмотра квартира была заперта, печать, которую нанесли на двери после предыдущего осмотра, не нарушена, то есть в квартиру никто не входил.

При осмотре ванной комнаты обнаружено, что в углу находятся полиэтиленовые пакеты. Под ними – два ножа со следами красно-бурого вещества, похожего на кровь. При первоначальном осмотре эти ножи не были обнаружены. Их изъяли.

Судья Михаил Мельников обращается к обвиняемому:

– Осипович, нож с наборной рукояткой и второй, как там оказались?

– Не могу объяснить. Не было там никаких пакетов.

– Это штукатурка, – подсказывает мать обвиняемого.

– Вы выбрасывали туда ножи? – спрашивает судья.

– Возможно, – говорит Осипович.

Осмотрена также прилегающая к дому территория в 100 метров – ничего, имеющего отношения к делу, не обнаружено.

Затем обследовали площадку для сбора мусора во дворе. Контейнеры опрокидывали и извлекали содержимое, но предметов одежды и других вещей, имеющих отношение к делу, в них не нашли.

Мать Олеси Климовой задает вопрос:

– Куда делась вся одежда? В мусоре же нет.

– Должна быть там, – отвечает Осипович.

– Может, сообщник был?.. – говорит мать девушки.

Судья предлагает исследовать все показания обвиняемого в ходе досудебного производства.

11.10.

Зачитывается допрос Александра Осиповича в качестве подозреваемого от 21 июля.

Допрос велся с участием адвоката и продолжался больше двух с половиной часов. Осипович рассказывает:

«После работы 19 июля после 16.00 пошли в магазин с напарником, где я купил пиво, две двухлитровые бутылки. Распивали во дворе. Там же, во дворе дома 31, встретил знакомого Андрея Ж. Купили еще две бутылки по полтора литра. Затем встретил знакомого, с которым подрался. Потом поехал к сожительнице Марине П., взял 70 рублей, после этого – поехал в «Престиж». Там познакомился с компанией, которая угостила алкоголем.

Подошла девушка, которая сказала, что мы знакомы, но я ее не знал. Не знаю, была она одна или с компанией. Возможно мы еще разговаривали, но я не помню. Отдыхал до 4 утра, потом собирался ехать к сожительнице.

Возле такси ко мне подошли две девушки, вторую я не знал. Они спросили, куда я еду, сказал, что на Даманский. Они попросили подвезти, я согласился. По пути решили попить пива, заехали в ночной магазин и на заправку.

Поднялись на этаж, зашел с ними в квартиру, включил свет. С девушками сели за стол в кухне и стали пить пиво. В кухне на разделочной доске лежал наборный нож, которым я впоследствии наносил удары.

В ходе разговора девушки не называли своих имен, просто говорили, что они местные. Конфликтов с ними не было.

В 6 утра прозвенел будильник, я начал искать ключи. Спросил у них, они сказали, то выбросили ключи на улицу. Когда зашел в квартиру, увидел, что одна из девушек открыла шкаф.

Девушки испугались меня, закрылись в ванне.

Когда открыл, одна из них попыталась нанести мне удар молотком по голове. Я выхватил молоток и начал сам наносить ей удары по голове, 6-12 ударов. Наносил удары, пока она не обмякла. Понял, что она умерла.

Вторая ко мне приближалась со словами «Я тебя сейчас завалю», с ножом в руке. Прошли до ванны, где я нанес ей удар. Посадил ее в ванной комнате, потом там же помыл руки, нож положил в ванне.

Выпил пива. Замочил шорты в ведре, добавил туда стиральный порошок, постирал трусы. Лег спать. Проснулся, решил прибраться, а потом сдаваться в милицию. Все было в крови, и кровь с их одежды капала на пол. Девушек раздел, поскольку с одежды капало.

Положил в пакет одежду и мобильные телефоны. Пошел в магазин, где купил пива, позвонил Владимиру К., чтобы он получил за меня зарплату. Вернулся на район, купил еще пива и пакеты, так как были на акции, а дома не было пакетов».

В ходе записи на видео допроса выявлено, что из-за технической ошибки камеры были проблемы со звуком. Суду демонстрируется видеозапись, но без звука.

11.30.

Судья просит обратить внимание на состояние подсудимого на видео.

– Абсолютно нормальное состояние, адекватное, – отмечает Нина Климова, мать Олеси. – Хочу обратить внимание на то, как он спокойно себя ведет, давая показания сразу после убийства. Какие могут быть угрызения совести и явка с повинной?..

Поскольку запись без звука, ее вскоре выключают.

– Я огласил допрос, – говорит судья. – Там все верно, искажений нет?

– Нет, все верно, – отвечает Осипович. Подтверждает свои подписи на страницах протокола и то, что он сам зарисовал в нем нож и молоток.

12.00.

Гособвинитель зачитывает протокол следующего допроса подозреваемого. Показания почти аналогичные, но есть различия – приводим только их.

В этот раз Осипович рассказывает, что девушка в кафе, подойдя к нему, назвала его по имени, говорит: «Я тебя знаю, тебя зовут Саша».

В тот момент, когда Осипович искал ключи на улице, девушки, по его словам, «лазили» по кухне, на коридоре, в зале.

Описывает подробности драки во дворе с Анатолием Д. 19 июля, о которой ранее говорили свидетели. Обменивались ударами, но серьезных телесных повреждений не было.

По словам Осиповича, беря у сожительницы Марины П. деньги, он не говорил, зачем они ему. Кроме того, на вопрос, чьи это деньги, ответил «наши общие». На вопрос, почему поехал именно в «Престиж» ответил, что раньше там отдыхал, но нечасто.

На вопрос следователя о самочувствии в тот момент говорит, что чувствовал себя выпившим, но состояния агрессии и возбуждения не было.

На вопрос следователя, какое спиртное предпочитает, ответил – пиво, а на вопрос, сколько может выпить пива, ответил «бутылки три, двухлитровые».

На вопрос по поводу состояния девушки, которая подошла к нему в кафе, ответил: была «выпившая, но не сильно. Нормальная».

«Какое настроение у вас было?» – «Пьяноватое, веселое».

«Почему так поздно ушли из клуба?» – «Увлекся, затанцевался».

На квартиру к матери на Даманский обвиняемый решил пойти потому, что надо было утром идти на работу, а оттуда ближе: предприятие, где (неофициально) работает Осипович, находится на территории кожевенного комбината.

По словам Осиповича, девушки ни сразу, ни впоследствии не называли ему своих имен.

В машине такси играла музыка, девушки, по словам Осиповича, разговаривали о чем-то своем, он не слышал, о чем они говорили.

Осипович не может вспомнить, сколько выпил в тот день. Предполагает, что около пяти литров пива и по 50 грамм водки и коньяка.

За такси рассчитывались девушки.

«В каком состоянии девушки приехали на Лынькова?» – «Выпившие, но передвигались самостоятельно».

Осипович в показаниях говорит, что потом, дома, он сказал девушкам, что надо расходиться, когда прозвенел будильник, который был заведен на 5.45. Затем ключи на улице он искал около 20 минут. Когда уже шел домой, думал «Выгоню, дам под****ника и пойду на работу».

«Что вы хотели сделать, когда открывали дверь в ванну, где закрылись девушки?» – «Хотел выгнать, выволочь, хоть за руки, хоть за ноги».

12.20. Описываются жестокие детали совершения преступления, не читайте, если не уверены в своей психике.

Продолжают зачитывать показания.

Осипович вспоминает, что один раз ударил девушку рукой еще на кухне, когда она говорила, что выбросила ключи на улицу.

После этого, говорит, девушка пыталась ударить его строительным молотком, который лежал в ванной. Ранее этим молотком Осипович сбивал плитку в ванной.

«Замахивались ли вы при ударе?» – «Нет, не замахивался и бил не очень сильно». Он считал, что нанес не больше восьми ударов. При этом помнит, что везде разбрызгивалась кровь. Какое-то время девушка пыталась сопротивляться.

«Если вы увидели, что уже после первого удара молотком у девушки пошла кровь, зачем вы стали наносить второй и последующий удары?» – «Не могу объяснить. Может, разозлился. Ключи выкинули, на работу надо – распсиховался, еще по квартире лазили. Все до кучи…».

В показаниях Осипович говорит, что не знает, зачем нанес удар ножом второй девушке. Описывает, как именно это сделал (опустим подробности). Удар был по шее, и, по словам Осиповича, лезвие среднего ножа вошло полностью.

«Почему не пытались оказать помощь девушкам?» – «Понял, что они мертвы и им уже не поможешь».

12.40. Описываются жестокие детали совершения преступления, не читайте, если не уверены в своей психике.

Продолжают зачитывать показания обвиняемого во время следствия.

Осипович вспоминает, что в ванной «ужас что творилось», когда он проснулся после убийства и заглянул туда.

На вопрос, о чем думал в тот момент (уже после того, как проснулся), Александр Осипович ответил: «Думал, что натворил беды».

Наутро после убийства Осипович звонил коллеге.

«Зачем сказали, что сожительница попала в ДТП?» – «Соврал, чтобы дали отгул».

«Какие мысли вас посещали наутро, что планировали делать?» – «Сразу думал: немного приберусь, а потом куплю сигарет и пойду сдаваться. Или позвоню, чтоб приехали».

Далее в показаниях Осипович рассказывает, что прибирался в ванной и коридоре. Тела убитых мешали ему убираться в ванной, и поэтому он их «в ванну позакидывал». Начал мыть пол. С тел и одежды девушек капала кровь, поэтому одежду решил снять. На вопрос, зачем снимал нижнее белье, говорит, что оно снималось вместе с одеждой.

На полу ванной он расстелил полотенце и халат своей матери. Когда кровь впитывалась, он споласкивал халат и полотенце в раковине.

В показаниях обвиняемый вспоминает, что его дважды тошнило, но он продолжал убирать. На всю уборку ушло меньше часа.

Почему выбросил в мусорку только часть одежды и обуви, а не всю, Осипович объяснить не смог.

Выходя из квартиры с пакетом с вещами девушек, Осипович встретил соседа, с которым поздоровался и сказал, что выносит мусор, что нужно порядок наводить.

После того, как все выбросил, сходил в магазин, купил пива и сигарет. Сидел во дворе и пил пиво. Затем позвонил коллеге Владимиру К. Поймал такси, съездил к кожкомбинату, забрал у Владимира зарплату и поехал к магазину «Евроопт» на 50 лет ВЛКСМ, где купил еще пива и мусорные пакеты.

«Раз вы собирались сдаваться в милицию, почему вас интересовали мусорные пакеты?» – спрашивает следователь. – «Увидел, что дешевые были», – отвечает Осипович.

«Что вы можете сказать по поводу содеянного?» – «Виноват, раскаиваюсь, жаль, что так вышло, все могло бы быть иначе».

Также Осиповича спросили по поводу его семьи и заболеваний. Рассказал, что семья полная, отношения дружеские и доверительные. Один раз в детстве терял сознание. Лежал в детской больнице. Учился в 20-й школе на три-четыре, любил труды и физкультуру. Пошел учиться в машиностроительное училище, но не закончил, отучился пару месяцев. Средне-специальное образование получил в местах лишения свободы. На учете у психиатра не состоит, у нарколога состоит с диагнозом «хронический алкоголик». Разведен.

В суде объявлен перерыв.

13.00.

После перерыва в зале демонстрируют видеозапись допроса обвиняемого, который зачитывался ранее. Это повторный допрос в связи с техническим сбоем камеры на предыдущем. Видеозапись, с согласия всех сторон, демонстрируется с места, где обвиняемый Осипович рассказывает об обстоятельствах того дня.

Допрос проводил следователь по особо важным делам центрального аппарата Следственного комитета Беляцкий в присутствии адвоката юридической консультации Бобруйска.

После просмотра видеозаписи вопросы возникли у гособвинителя:

– Вы нанесли удар рукой одной из девушек?

– Да, – ответил Осипович.

– Какой именно?

– Крюшкиной.

– За что?

– За то, что издевательски смеялась в лицо, когда я спрашивал их про ключи.

– Телесные повреждения у нее были после этого?

– Я не видел.

Потерпевшая Нина Климова, мама погибшей Олеси, не сдержалась:

– Это сказка, кем это придумано вообще?! Вся его версия разлетелась, судя по показаниям свидетелей. Все ложь!

После этого задал несколько вопросов Александру Осиповичу и судья:

– Откуда вас могла знать девушка, подошедшая в «Престиже»?

– Не помню, – ответил обвиняемый.

– Кто предложил ехать к вам, возле кафе «Престиж»?

– Не знаю, кто-то из девушек.

– Кто именно выбросил ключи?

– Не знаю.

– На улице вас там видели?

– Нет.

– Что испугало девчат, почему они спрятались в ванне? Может, вы сказали что-то угрожающее?

– Не знаю, что их испугало.

Обвиняемый рассказал, что девушки закрылись в ванне с внутренней стороны на защелку или шпингалет. По словам Осиповича, он сначала пытался открыть дверь руками, потом использовал маленький ножик и в итоге смог открыть дверь потому, что сорвал защелку. Когда в двери уже образовалась щель, он увидел, что у одной из погибших в руке есть телефон. До этого он слышал в ванне разговоры, но не понимал, говорят девушки между собой или по телефону.

В ходе разговора с судьей Осипович рассказал, что, когда он открыл дверь, на него с молотком напала Климова. Мужчина рассказывает, что криков о помощи он не слышал.

– Что вы намеревались делать, открыв дверь? – спросил судья.

– Сначала выгнать хотел, – ответил обвиняемый.

– А почему не выгнали, когда ходили за ключами?

– Не знаю. Разные ситуации могут быть, и в этой ситуации все могло по-другому закончиться.

Судья спрашивал у Осиповича, с какой целью он направился с девушками после «Престижа» на квартиру матери, уточнял, собирался ли тот вступить с ними в половую связь. Александр Осипович отрицает такую версию.

– Какими частями молотка вы наносили удары Климовой? – спрашивал судья.

– Обухом, гвоздодером. Наверное, и тем, и тем, – ответил Осипович.

– А какой частью больше ударов нанесли? – интересовался судья.

Осипович ответил, что он не помнит.

Часть вопросов судьи касалась и того, стонала ли Олеся Климова во время нанесения ударов. Ответить однозначно Осипович затруднился, но при этом вспомнил, что девушка ругалась матом. На вопрос судьи, почему Осипович перестал наносить Климовой удары, тот ответил: она обмякла, закрыла глаза. Обвиняемый в тот момент подумал, что, вероятно, она была уже мертва.

– Он же и так всю ее разбил уже, – вставила мама девушки.

Судья спросил у Осиповича:

– Вот вы вырвали у нее молоток – зачем продолжили бить? Для вас ведь опасности не было.

– Не знаю, я сам себе это не могу объяснить, – ответил обвиняемый.

Далее аналогичный вопрос судья задал по поводу Кристины Крюшкиной. Обвиняемый не смог ответить, зачем и почему нанес ей удар в шею.

Спорным вопросом для суда остается и нож с наборной рукояткой, которым Александр Осипович наносил удары. В показаниях мужчины сказано, что нож он сполоснул и оставил на кухне. Но там нож не смогли обнаружить. Нашли его во время повторного осмотра места преступления, в ванной, за полиэтиленовыми пакетами.

– Сначала вы говорили, что отнесли нож на кухню, а его потом нашли в ванне. Как это объяснить? – спросил судья.

– Не знаю, я его споласкивал… – ответил Александр Осипович.

– Как вы объясните то, что нож все равно в крови? Экспертиза показала, что вещество на ноже – действительно кровь, ее визуально видно.

– Видимо, от крови, которая на полу была.

Разошлись показания обвиняемого и по поводу того, на каком боку в ванне лежало тело Олеси Климовой. Изначально Осипович говорил, что тело лежало в ванне на правом боку. Но на фото видно, что тело лежит на левом. На это обвиняемый ответил:

– Я с детства путаю право и лево, мне поэтому и права не дали.

Несколько раз судья уточнил у Александра Осиповича, зачем тот купил в магазине три рулона мусорных пакетов, если собирался идти с повинной в милицию.

– Увидел, что дешевые были, вот и купил, – ответил Осипович.

– Вы собирались сдаваться в милицию. Вы понимали что вам грозит, ответственность свою осознавали? – спросил судья.

– Да, понимал, что все, тюрьма, – ответил Осипович.

– Так зачем пакеты?

– Ну так, увидел, что дешевые. По 20 копеек или по 30. Не знаю, как так с этими пакетами вышло.

– Вам предъявляли, что Климовой вы нанесли удары не только топором, но и ножом. Это так?

– Нет, ножом нет.

– Также предъявлено, что избивали девушек ногами и руками.

– Нет, только Крюшкину один раз в кухне ударил.

Мама погибшей Олеси Климовой прокомментировала:

– Да, я все это слышала, что он хотел пойти в милицию. Зачем тогда было уголовнику-рецидивисту, который знает, как идет процесс, помыть все вокруг, вымыть себя?

– Постирал, помыл руки-ноги, чтоб на улицу выйти, – ответил Осипович.

– Ты же и в ванне убрал, ты кровь замывал! – воскликнула Нина Климова.

На этом заседание закончилось. В суде объявлен перерыв до 10.00 13 декабря.