«На областной центр Бобруйск мало был похож...» 93-летняя бобруйчанка вспоминает город во времена Бобруйской области (дополнено откликом читателя)

3336
Ирина РЯБОВА. Фото автора и из личного архива Н. Бабенко.
Нина Ивановна Бабенко приехала в Бобруйск в 1952-м из Кировского района, два года работала в Бобруйском облисполкоме, затем в военторге. Потом уехала в Украину, где прожила 37 лет, а на пенсии вернулась в родные края. Мы попросили Нину Ивановну рассказать, каким был Бобруйск в 1950-е.
Нина Ивановна Бабенко сегодня. В руках у нее – ее портрет в молодые годы. Фото автора.
Нина Ивановна Бабенко сегодня. В руках у нее – ее портрет в молодые годы. Фото автора.

«Всегда наготове были торбы с сухарями и документами»

Нина Бабенко (в девичестве Давыдович) родилась 23 января 1931 года в поселке Нептун Кировского района (это рядом с Жиличами) и жила там до 20 лет.

В семье было четверо детей. Мама Анастасия Демьяновна умерла, когда Нине было 7 лет, ее старшей сестре – 16, братьям – 3 года и 9 месяцев. Их воспитывали мачехи: одна, затем другая.

Отец Иван Петрович Давыдович работал бухгалтером в конторе. По рассказам родных Нина Ивановна знает, что, будучи подростком, ее отец работал во дворце Булгаков – на кухне и писарем.

Когда началась война, Нине было 10. Они никуда не уезжали из родной деревни.

– Но всегда наготове были торбы с сухарями и документами – на случай, если придется убегать, – вспоминает женщина. – Три года наша деревня находилась под оккупацией. Помню, как немцы с черным повязками на рукаве забирали у людей запасы еды, поросят, у нас корову забрали. Фашисты стояли у нас с орудиями. И когда наши самолеты прилетали в разведку, то немцы из этих орудий по ним стреляли. Сестра меня все время держала под полом¸ не разрешала бегать по улице.

– Еще помню, как немцы засевали землю, а местные ходили к ним на работу, – продолжает собеседница. – По весне мы, дети, ночью переходили через реку Добасна с торбами и – в поле, раскапывать остатки свеклы, брали, сколько могли унести. Потом ее парили, выжимали и делали патоку – сладкое месиво, которое было нам вместо сахара. Немцы иногда устраивали облавы – хватали молодежь и увозили в Германию на работу. В 1944-м схватили и мою старшую сестру Валентину. Их уже везли на станцию Красный Берег, а наши войска отбили их. Валя три дня шла пешком домой. Рассказывала, что на дороге лежали убитые немецкие лошади, и голодные люди отрывали от туш куски мяса и ели.

Нине Бабенко (тогда Давыдович) 20 лет, она только приехала в Бобруйск.
Нине Бабенко (тогда Давыдович) 20 лет, она только приехала в Бобруйск.

На месте туалета был «Универмаг»

До войны Нина успела окончить три класса школы, которая располагалась тогда в здании замка Булгаков. Продолжила обучение уже после войны. После семи классов обучение было платным, вспоминает она. И чтобы оплатить 8-й класс, ей пришлось год зарабатывать деньги на стройке новой школы в Жиличах. Восемь классов она окончила с похвальной грамотой, но дальше учиться уже было не на что. На тот момент ей шел уже 20-й год. И девушка решила ехать в Бобруйск, искать работу.

В этом городе она уже бывала.

– Отец ездил в Бобруйск за крупами, за селедочкой, потому что не все росло в огороде, – рассказывает Нина Ивановна. – А я всегда просилась взять меня с собой. Прямых автобусов на Бобруйск не было. Только если полуторка какая из совхоза ехала. Сидели в кузове, в любую погоду.

На площадке за колхозным рынком люди из деревень в те годы вовсю торговали овощами, фруктами, еще кое-где сохранился и булыжник, который помнит Нина Ивановна. А там, где сейчас купол рынка, тогда стояли крытые деревянные павильоны, в них можно было купить всякую мелочевку. А на месте нынешнего рыночного туалета находилось деревянное одноэтажное здание... универмага.

На Социалке, в районе легендарной «Лакомки», был гастроном. В том же здании, на втором этаже – стоматология, Нина сама туда, школьницей, приезжала зубы лечить.

Бобруйск в 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
Бобруйск в 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.

«Многие девчата за офицерами прямо бегали»

Когда наша героиня приехала в Бобруйск в 1952-м, она поселилась у своей троюродной тетки в частном доме на улице Гоголя. У той, говорит, было квартирантов человек 10. Нина Ивановна не может вспомнить, где именно жила ее родственница – кругом были частные дома и больше ничего. И в целом Бобруйск начала 1950-х состоял преимущественно из частного сектора с грунтовыми дорогами.

– На областной центр Бобруйск был мало похож, – улыбается женщина. – Театр находился в том же здании, где и сейчас. Помню, приезжали с гастролями разные театры. Запомнился спектакль «Стакан воды». Иногда с концертами выступали артисты из других городов, а в фойе проходили танцы. Очень любили мы ходить и в кинотеатр «Товарищ», тогда ведь телевизоры мало у кого были. В кинотеатре показывали советские фильмы. Неделю шел один фильм, и мы дождаться не могли, когда, наконец, привезут новый.

Но самым популярным местом досуга у бобруйчан в 1950-х был Дом офицеров. Здесь, рассказывает Нина Ивановна, часто играл военный духовой оркестр, проводились танцы.

– Многие девчата мечтали познакомиться там с военными и выйти за них замуж, за офицерами прямо бегали, – рассказывает собеседница. – Ходили на танцы и в городской парк на Пушкина, тогда он назывался «городской сад». Там было много дорожек, скамеек, крытая сцена с куполом, а перед ней –танцевальная площадка. Танцевали тогда фокстроты, вальсы. По выходным все наряжались и приходили в городской сад – и пожилые, и молодые, ведь других развлечений не было. Молодежь тогда матами не ругалась, все культурно себя вели.

Городской сад Бобруйска, 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
Городской сад Бобруйска, 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
Карта Бобруйской области. Источник: Wikimedia, free media repository.
Карта Бобруйской области. Источник: Wikimedia, free media repository.

СПРАВКА

Бобруйская область как административная единица существовала с 20 сентября 1944 года по 8 января 1954 года. Область состояла из 14 районов (с центром в Бобруйске): Бобруйский, Глусский, Гресский, Кировский, Кличевский, Копыльский, Краснослободский, Любанский, Октябрьский, Осиповичский, Паричский, Слуцкий, Старобинский и Стародорожский. Население Бобруйской области на 1953 год составляло 654 900 чел.

«Все переживали, как дальше будем жить без Сталина?»

Сначала Нина устроилась санитаркой в больницу. А потом Анна, с которой они вместе жили и которая работала в Бобруйском облисполкоме, сказала, что туда нужен грамотный человек на должность экспедитора. И Нину взяли. Отработала она в облисполкоме два года.

– Я отправляла разные решения, постановления, принятые облисполкомом, по райисполкомам, – рассказывает собеседница. – Здание облисполкома находилось на пересечении Советской и Интернациональной, там, где сейчас администрация Ленинского района. Я была самой молодой в коллективе.

Яркое ее воспоминание того времени – прощание со Сталиным. который умер 5 марта 1953 года.

– Мы всем коллективом ходили к его памятнику, возлагали цветы. На руках у нас были белые повязки. Людей шло много, шеренгами, все плакали, переживали, как дальше будем жить без Сталина? Только когда пришел Хрущев, мы узнали, каким палачом был Сталин. А раньше никто ничего не писал об этом и говорить боялись. На всех первых полосах газет были лишь передовицы с достижениями и выступлениями членов Политбюро, и никакого негатива.

Коллектив Бобруйского облисполкома, 1954 г. Нина – в нижнем ряду четвертая слева, ей 22 года.
Коллектив Бобруйского облисполкома, 1954 г. Нина – в нижнем ряду четвертая слева, ей 22 года.

В 1954-м Бобруйскую область упразднили.

– Работники облисполкома были огорчены, – рассказывает Нина Ивановна, – так как многие лишились работы. А я была молодая, у меня своих проблем хватало, я об этом не думала. Ну перестал Бобруйск быть областным центром – особых изменений я не заметила.

У Нины Ивановны сохранилось фото, на котором запечатлен весь коллектив облисполкома в 1954 году, перед самым упразднением Бобруйской области. На снимке 32 человека. Солидный мужчина в центре – председатель облисполкома Жданович Андрей Фомич. Справа от него – его заместитель Богданов. Пожилая дама (первая слева во втором ряду) – Дарья Никодимовна Королева, зав. отделом кадров.

– Все ее называли «старой девой», – вспоминает Нина Ивановна. – Она была не красавица, но добрейшей души человек, всегда всех жалела. Когда Бобруйскую область упразднили и коллектив расформировали, именно она помогла мне устроиться в магазин «Военная книга».

В этом здании располагался Бобруйский облисполом в 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
В этом здании располагался Бобруйский облисполом в 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.

«Торговая сеть военторга тогда процветала»

«Военная книга», по воспоминаниям героини, находилась тогда на Социалке, напротив центрального рынка. Недалеко был ресторан, в него работницы магазина иногда заходили пообедать.

Нина Ивановна работала продавцом, потом старшим продавцом. Продавали книги, в основном, на военную тематику, а также канцтовары: ручки, конверты, бумагу, тетради. Затем Нину отправили работать в киоск военторга в Дубовке.

– Сеть военторга процветала, ее магазины были не только в городе, но и в пригороде, – рассказывает Нина Ивановна. – Бобруйск же тогда был городом военных. В крепости стояли танкисты. Они выезжали на стрельбище в Дубовку, где находились по шесть месяцев. И там был целый военный городок с развитой инфраструктурой – почта, столовая, баня, магазин, даже летний кинотеатр.

Нина с мужем, фото сделано в Херсоне.
Нина с мужем, фото сделано в Херсоне.

В Дубовке Нина познакомилась и со своим будущим супругом. Александр Харитонович тоже был военным, старшим сержантом, киномехаником.

– Пришел как-то ко мне в киоск за книгами, а потом стал заходить снова и снова, – улыбается Нина Ивановна. – Я у него спрашиваю: «А чего ты так часто заходишь?», а он отвечает: «Я здесь оставил свое сердце!» Потом пригласил меня в кино. Встречались два года, в 1959-м поженились.

Первых полгода молодая семья снимала квартиру, а потом мужу-военнослужащему выделили комнату в бараке по Урицкого (сейчас его там уже нет).

– Барак тот еще немцы строили, – вспоминает Нина Ивановна. – Дрова в сараях во дворе, туалет на улице... Таких бараков было пять, и жили в них, в основном, офицеры.

Нина Ивановна у бараков напротив стадиона «Славянки» по Урицкого. Бобруйск, конец 1950-х.
Нина Ивановна у бараков напротив стадиона «Славянки» по Урицкого. Бобруйск, конец 1950-х.

«Город стал совсем другим»

В 1961-м Нина Ивановна и Александр Харитонович уехали на его родину – в украинский город Херсон. Там прожили 27 лет, а потом еще 10 – в Киеве. В Херсоне Нина окончила торговый техникум, заведовала магазином «Сельхозкнига». Имеет звание «Ветеран труда».

В 1974-м они с супругом расстались. А в 1998-м она вернулась в Бобруйск.

Нина Ивановна признается: за эти 37 лет, что ее не было в городе, Бобруйск очень сильно изменился.

– Город стал совсем другим. Когда въехали в город поздним вечером с водителем, долго не могли найти улицу Орджоникидзе, где жила моя сестра. Ведь когда я уезжала отсюда в 1961-м, этого микрорайона еще в помине не было.

Последние 10 лет Нина Ивановна живет в Туголице вместе с сыном.

Бобруйск в 1950-е. Дом на углу Пролетарской и Социалки. Фото из фондов краеведческого музея.
Бобруйск в 1950-е. Дом на углу Пролетарской и Социалки. Фото из фондов краеведческого музея.
Городской сад Бобруйска, 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
Городской сад Бобруйска, 1950-е. Фото из фондов краеведческого музея.
Бобруйск в 1950-е. Бывшая синагога на углу Бахарова и Социалки. Фото из фондов краеведческого музея.
Бобруйск в 1950-е. Бывшая синагога на углу Бахарова и Социалки. Фото из фондов краеведческого музея.
Бобруйск в 1950-е. Здание иешивы (теперь синагога). Фото из фондов краеведческого музея
Бобруйск в 1950-е. Здание иешивы (теперь синагога). Фото из фондов краеведческого музея
Бобруйск в 1950-е. Ул. Социалистическая. Фото из фондов краеведческого музея
Бобруйск в 1950-е. Ул. Социалистическая. Фото из фондов краеведческого музея

После публикации этого материала на нашем сайте...

... на редакционную почту red-vb@yandex.by написал наш постоянный читатель из штата Пенсильвания (США) Олег Хохлов (которого старожилы Бобруйска должны помнить по имени Алик Томашев):

«Большое спасибо за материал об областном Бобруйске. И, конечно, наилучшие пожелания Нине Ивановне Бабенко. Очень красивая в молодости и очень достойно выглядит в свои 93 года. Дай Бог ей здоровья.

Я тоже помню очень хорошо тот Бобруйск, похороны Сталина... И мы, первоклашки, носили повязки и слушали в огромной толпе трансляцию из Москвы.

И один из жильцов нашего дома на углу Бахарова и Советской (угол остался, а дом в руинах, но не забываем!) был в руководстве областной партийной организации.

И очень приятно было увидеть фотографии той поры из музея. Например, на фото, где милиционер стоит на середине Социалистической, я вижу себя в том мальчике, пережидающем машину... Может, сохранились у кого и фото дома на Бахарова, 41/30, и нашего двора, который, к слову, в 1954-55-м был признан лучшим двором в городе?.. Эти снимки, помню, в то время были выставлены в помещении бывшего костела.

А в парке на Пушкина был Дом пионеров. Я посещал там разные кружки. А по окончании 7-ми классов мы, ученики 7 «Б» 3-й школы, фотографировались в парке вместе с нашим классным руководителем Николаем Глушаковым, учителем белорусского. Его брат Валерий Глушаков еще был известным оперным певцом в Минске...

Еще раз спасибо за воспоминания о детстве».