«Я понимала, что просто погибаю». Кто и как в Бобруйске помогает алкоголикам

2808
Ирина РЯБОВА.
Во многих городах Беларуси созданы ячейки общественной организации анонимных алкоголиков (или сокращенно – АА). А в Бобруйске – так даже три. На встрече в одной из таких групп побывала недавно корреспондент «ВБ».

Три отделения республиканского ОО «Центральная служба Анонимных Алкоголиков» в нашем городе работают по адресам: «Фонарь» на ул. 50 лет ВЛКСМ, 19, «Новое рождение» на ул. К. Либкнехта, 58 (на базе ТЦСОН Ленинского района), «Маяк» – закрытого типа, на базе ИК-2, для заключенных с зависимостью.

Две первых группы АА суммарно объединяют более 60 человек. Периодически их участники собираются на коллективные встречи, в ходе которых делятся своими историями. 30 января я пришла на такую встречу в «Фонарь»...

Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»
Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»

«Меня зовут Михаил, и я алкоголик...»

В этот вечер в зале собралось 13 человек: 11 мужчин и две женщины. Одна из дам сама в недавнем прошлом злоупотребляла спиртным, вторая – мама зависимого сына. Средний возраст собравшихся – около 40 лет. Обстановка в зале непринужденная. Участники расположились за длинным столом, общались за чашкой чая, улыбались, шутили.

Собравшиеся почтили минутой молчания тех, кто так же страдал от алкоголизма и уже ушел из жизни. Затем прочитали молитвы о душевном покое. И по очереди стали зачитывать «12 шагов», которые нужно пройти на пути к исцелению от пагубной привычки.

«Главного» на таких собраниях нет. Есть лишь ведущие, в роли которых поочередно выступают те участники, которые уже добились определенных результатов. Мне объяснили: это потому, что здесь все равны, и любое давление исключено.

Каждый присутствующий на собрании называет только свое имя, без фамилии, ведь общество анонимное. Но каждый не забывает после имени добавить слово «алкоголик», как бы стыдно ни было – в АА считают, что только признавший свою проблему может ее победить.

Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»
Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»

Как это работает?

В АА выздоравливают при помощи уже упомянутой программы «12 шагов». Самый первый шаг – признать свое бессилие перед алкоголем и потерю контроля над собой. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Признаком, что у вас это получилось, будет шаг второй: просить и искать помощи. У Бога и у людей.

В числе следующих «шагов» будет и возмещение ущерба людям, которым причинил зло своей привычкой, и пересмотр своих прошлых поступков. Подробнее ознакомиться со всеми «шагами» можно на сайте анонимных алкоголиков Беларуси.

К слову, по такой же программе 12-ти шагов работает и исцеление от наркотической, пищевой, игровой и прочих зависимостей.

Единственное условие стать членом организации – это желание бросить пить. Новичок может на своем первом собрании найти себе наставника. Это выздоровевший алкоголик, который готов помочь новичку пройти программу.

Вся работа по прохождению «шагов» длится от нескольких дней до нескольких месяцев. Постепенно человек учится переживать все события в трезвости. В этом и состоит главная цель собраний – переосмысление жизни, искоренение алкогольного мышления, обретение веры в себя и собственные силы, а также поддержка других людей.

В АА избавление от пагубной зависимости – это коллективный процесс.

Иллюстративное фото pixabay.com
Иллюстративное фото pixabay.com

Реальные истории

В тот вечер в «Фонаре» формат собрания был несколько изменен в связи с присутствием корреспондента. Несколько человек, имеющих немалый опыт трезвой жизни, поделились своими историями (имена изменены).

Михаил: «Только жизнь налаживалась – все начиналось по кругу»

– Впервые алкоголь я попробовал лет в 14-15. С тех пор нерегулярно, но принимал. Сам не заметил, как стал употреблять чаще и чаще, а потом и вовсе чуть ли не каждый день. Были кодировки, «подшивка», но все это приносило лишь временный эффект. Только жизнь налаживалась – все начиналось по кругу. В какой-то момент понял, что это не жизнь. Алкоголь уже не приносил радости. Знаешь, что после первой рюмки не сможешь остановиться, потом будут врачи спасать, но ничего с собой поделать не можешь.

И вот в 2018 году увидел по телевизору в бегущей строке информацию об обществе анонимных алкоголиков и пришел на собрание. «С бодуна» с трудом понимал, что происходит, но суть уловил: люди сюда приходят, остаются трезвыми. Начал сам регулярно посещать. Чувствовал, что это реально помогает, есть поддержка и понимание в коллективе. И вот больше двух лет я не пью. Постепенно все проблемы начали уходить.

Светлана: «Сколько раз по пьяни и унитазы ломала, и с балкона падала»

– У меня отец – алкоголик, мама – созависимая. Выпивать я начала во время учебы в училище. Это придавало смелости, чувствовала себя такой «крутой». Родители мне оставили квартиру, и все гулянки с друзьями проходили у меня. В 17 лет я вышла замуж, в 18 родила. Но продолжала пить. У меня изначально сложились непростые отношения с алкоголем: если кто-то может выпить рюмку-другую и остановиться, то у меня была безудержная тяга, мне всегда было мало.

Работала я в своем микрорайоне продавцом в ларьке, пиво, джин-тоник были всегда в свободном доступе. К 30 годам первыми тревогу забили родители. Мама заговорила про кодировку. Я удивлялась: «Что я, алкоголик, что ли?!» Для меня алкоголики – это были те, что стоят под магазином и просят денег на выпивку, неопрятно одетые, побитые. Я была уверена, что мне далеко до этого, у меня ведь семья, работа, ребенок накормлен, одет.

Как-то закодировалась, чтобы от меня все отвязались. Продержалась полтора года. Потом еще было много кодировок, каждый раз срывалась. И к бабкам ездила, и таблетки от зависимости покупала. Ничего надолго не помогало.

Доходило до того, что не было сил пойти в магазин, а выпить хотелось. Я отправляла сына за спиртным. Все в ларьке знали, чей это ребенок, и давали ему. Пока он был маленький, бегал. Потом подрос, стал отказываться, просил: «Мама, не пей, пожалуйста».

Иллюстративное фото pixabay.com
Иллюстративное фото pixabay.com

Это безумие продолжалось долго. Пила каждый день, кое-как вставала по утрам, а иногда и встать не могла. Голова, руки дрожали. А сколько раз травмировала себя по пьяни – и унитазы ломала, и с балкона падала.

Сын в армию пошел, вернулся, увидел, что ничего не поменялось. Он ушел от нас, женился, а я на свадьбе даже не была.

В какой-то момент поняла, что у меня серьезные проблемы и что я не могу сама из этого болота выбраться. От коллеги узнала о существовании общества анонимных алкоголиков. Сначала было неловко туда идти, думала: а вдруг кто узнает, а что обо мне люди подумают. Но пришла на собрание. Опытный человек провел меня по всем «шагам». Я верила и верю этой программе, она работает. Благодаря сообществу у меня уже четыре года полной трезвости. Это совсем другая жизнь.

Алексей: «Жена отправила в магазин за батоном, а я вернулся только через неделю»

– С алкоголем я познакомился лет в 15. Ощущения понравились: такие самолеты-вертолеты. Не было такого, чтобы я выпил 100 грамм и остановился. Каждое мое употребление заканчивалось одним и тем же: я пил, пока не падал. Потом была служба в армии, там сильно не пил. Впервые в армии попробовал одеколон, потому что больше ничего не было.

После армии попал на завод, где производят алкогольные напитки. Можно было пить, сколько угодно, домой без спиртного не возвращался. Отработал там восемь лет, пил все больше и больше. Домой иногда перестал приходить, после пьянки меня постоянно куда-то несло.

Жена терпела, но потом сказала: давай мы тебя сводим к бабушке-шептунье. И мы поехали. Бабушка посмотрела, потрогала и сказала: «У тебя поджелудочная почти мертвая, если ты выпьешь еще пару стаканов, то все». Я, конечно, испугался. Молодой, мне лет 25 было. Тем более, у меня был товарищ, который употреблял и умер от того, что отказала поджелудочная. Это меня остановило, но ненадолго. Где-то полгода я не пил, а потом опять потихоньку начал.

Уволился с завода, устроился на другой. Решил, что там нет алкоголя, новый коллектив, и я пить не буду. Недолго продержался, а потом все пошло, как обычно. Как-то жена отправила в магазин за батоном, а я вернулся только через неделю. Она настояла, чтобы я закодировался. Поехали мы к специалистам в Минск. Я сразу закодировался на 20 лет.

Иллюстративное фото pixabay.com
Иллюстративное фото pixabay.com

Продержался восемь. Не пил, потому что был уверен, что после кодировки у меня в голове что-то «хлопнет», и я сразу умру. В этот период жизнь пошла в гору: я купил машину, была работа, в семье все хорошо. И вот поехали мы с женой отдыхать в Абхазию. Я там выпил 100 грамм вина... И понимаю, что ничего со мной не происходит. Подумал: значит, можно понемногу выпить. И так потихоньку-потихоньку я снова начал пить, пошли новые запои.

Поехал в Москву работать и там распился окончательно. Жена по телефону все поняла. Приехала, забрала меня. Я во второй раз закодировался, но через полтора месяца снова ушел в запой. У меня уже не было никакого удовольствия от алкоголя. Были постоянные депрессии, спиртное больше не помогало, но и остановиться не мог. Даже за руль садился выпившим. Как-то меня остановили, лишили прав и дали штраф 10 базовых. Я еще благодарю Бога, что это закончилось так. Мог ведь в тюрьму попасть, а мог – на тот свет.

В общество анонимных алкоголиков меня, наверное, какая-то высшая сила привела. Однажды ехал домой «с бодуна». Было очень плохо, сильно хотелось выпить, а денег не было. Решил выйти из троллейбуса пораньше, думаю, встречу кого знакомого, нальют 100 грамм. Встречаю знакомого парня. Он заводит меня на «точку», мы выпиваем по стакану. Я начинаю с ним разговор, что эти пьянки надоели, жизни нету. Он мне говорит, что его знакомый в «анонимных алкоголиках» и шесть лет уже трезвый. Я связался с ним, он мне рассказал свою историю и предложил прийти на собрание. У меня был такой подъем, воодушевление. После первого собрания появилось полное равнодушие к алкоголю. Сам не понимаю, как такое произошло. Вот уже десять месяцев я трезвый, у меня дома все хорошо, и я счастлив.

Максим: «Сейчас мы с сыном – друзья, и это самое крутое в жизни!»

– Мне по-настоящему понравился алкоголь в студенческом отряде, в 16 лет. Работали в каком-то захолустье. Дед, у которого мы жили, попросил чем-то помочь, а потом налил нам самогон и дал огурчик на закуску. Думаю, вот это класс.

Серьезно начал пить лет в 25. Компания, алкоголь, веселье. Когда стал употреблять, пошли проблемы – квартиру потерял, чужую машину разбил, много чего там было. Алкоголь очень бил по мне финансово. Знакомый предложил «зашиться». Я говорю: «Мне стыдно как-то». Он отвечает: «Ходить пьяным по улице тебе не стыдно, а ходить с таблеткой в ж… стыдно?!» Я «зашился». Вышел срок – 12 месяцев, и опять понеслось.

Ездил и к бабушке-шептухе. Она пошептала, дала яйцо, сказала: «Стань лицом на запад, скажи: я больше пить не буду, разбей яйцо и выкинь в речку». Я выбросил, но результата не было.

Кодировался много раз. Делал это не для себя, а для того, чтобы дома не «пилили». Как-то горел при пожаре, лежал в реанимации. Тогда сказал себе: «Больше пить никогда не буду!» Но через месяц снова началось. Как-то перепил, и у меня произошел гипертонический криз, «скорая» забрала. Страх был бешеный. Решил, что сейчас уж точно брошу пить, но меня хватило недели на три.

Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»
Заседание группы анонимных алкоголиков в Бобруйске. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»

Как-то жена сказала: «Может, пойдешь в анонимные?» Я отвечаю: «Да ты что? Я ж не алкоголик. Я пьяница: хочу – пью, хочу – нет». Последний год выпивал ежедневно. Только заехал в гараж, машина еще не заглохла, я наливаю себе. Четко по графику.

Пил, но веселья уже не было. Не чувствовал радости, не переживал обычных человеческих эмоций. Даже не видел, что трава зеленая. Как-то поехал в Москву на заработки. Был июль. И тут выхожу на улицу покурить, с удивлением вижу снег. Кричу: «Пацаны, сморите, снег!» Четыре месяца я не замечал смены погоды.

В какой-то момент понял, что могу потерять семью. Это стало главным толчком. Пришел сюда, прошел программу. Не пью три года и девять месяцев. В семье все хорошо. С сыном младшим отношения стали дружескими. Когда я «упал», он избегал меня. Чтобы его как-то притянуть к себе, «покупал» его деньгами. Сейчас мы – друзья, и это самое крутое в жизни! Недавно он говорит: «Папа, ты давно не отдыхал, съездите с мамой куда на отдых». У меня внутри все сжалось: сын подумал об отце, а раньше у него был только корыстный интерес.

Сейчас понимаю, что жизнь – прекрасная штука. Очень благодарен сообществу за помощь.

Если помощь нужна вам...

Если у вас или ваших близких имеются проблемы с алкогольной или наркотической зависимостью, и есть желание избавиться от них, звоните в группы анонимных алкоголиков:

  • «Фонарь»: +375-29-567-89-79
  • «Новое рождение»: +375-44-581-69-06.

В Бобруйске работает и группа для созависимых «Прозрение» – это товарищество родственников и друзей алкоголиков. Его телефон: +375-44-476-24-32.