«Как выжить теперь пчеловоду? На другую работу идти». Пасечник из Вендорожа рассказал, почему собирается закрыть свое дело

84.2k
Ольга ВИР, magilev.by. Фото автора
40-летний Сергей Давыденко вместе с братом занимается медом уже 17 лет. Все шло неплохо, но последнее время личное подсобное хозяйство перестало приносить прибыль, поэтому мужчина устроился работать в найм и задумался над тем, чтобы этой весной продать пасеку.
Могилев, 2024 г. Пасечник из Вендорожа Сергей Давыденко.
Могилев, 2024 г. Пасечник из Вендорожа Сергей Давыденко.

«Хранить лучше деньги, а мед нужно есть»

Пчелами Сергей увлекся еще в молодости. Начинали всего лишь с трех ульев. За эти годы «полосатое хозяйство» увеличилось до 220 пчелосемей. 150 ульев принадлежат брату Андрею, остальные 70 – ему. Сергей считает, что увеличить количество пчел – вовсе не проблема, если в этом разобраться.

– Подсаживается матка в отводок – вот тебе и семья, – улыбается мужчина. – Пожертвовав один год продукцией меда, можно увеличить пасеку в четыре раза «по щелчку пальцев». То есть, из 4-х ульев можно в год 16 сделать.

С тем, что предложить покупателям, тоже проблем не возникает. Сейчас в ассортименте есть целых 5 сортов сладкого лакомства, в основном за счет того, что имеется кочевая часть пасеки. Рядом есть богатый колхоз «Могилевэнерго», который может позволить себе сеять, в том числе, гречиху, и фермер неподалеку фацелию высевает. И братья подвозят своих пчел на цветение этих растений.

Пчеловод продает мед в среднем по 8 рублей за пол-литра независимо от сорта. Цена одинаковая, потому что затраты на производство не отличаются.

– Те же транспортные расходы, на электроэнергию для откачки меда, на воду. Себестоимость производства одного килограмма меда одинаковая, – объясняет Сергей. – Покупают все сорта одинаково. Тут уже дело вкуса. Кто-то любит мед в сотах и не жалеет 20 рублей за кг. Есть продукты, которые в основном возишь с собой для ассортимента: пергу (8 рублей за 100 грамм), пыльцу (7 рублей за 100 г.), прополис (30 рублей за 100 г.).

По словам Сергея, сейчас люди слишком много меда не покупают, хотя, как считает пчеловод, зря. Если съедать нужное количество, можно укрепить иммунитет.

– В меду содержатся все распространенные водорастворимые витамины: А, В, С... Не стоит думать, что мед спасет вас, когда вы лежите с температурой 38. Это не лекарство. Его нужно есть для профилактики простудных заболеваний постоянно и регулярно, по одной чайной ложке в день, не больше, потому что он калорийный. Калорий в нем столько же, сколько и в конфете. Вот если бы все воспринимали мед как лакомство, – мечтает Сергей, – я думаю, что продажи были бы больше. Конфеты же едят постоянно. Раньше люди просили трехлитровую банку, а сейчас говорят: на зиму возьму пол-литра – и хватит. А ведь мед хранится очень хорошо. В египетских пирамидах в амфорах находили мед, которому более тысячи лет. Правда, я считаю, что хранить лучше деньги, а мед нужно есть и держать открытым на столе!

Могилев, 2024 г.  Продажа меда. «Вот если бы все воспринимали мед как лакомство».
Могилев, 2024 г. Продажа меда. «Вот если бы все воспринимали мед как лакомство».

«Сегодня пчеловоды не готовы платить налоги»

Что касается заработка, тут все не очень оптимистично. Особенно трудно, говорит Сергей, стало с 2022 года, когда ввели 10-процентный налог, который коснулся также грибников и ягодников.

– Если у нас доход больше 200 базовых в год, мы должны заплатить 10 процентов налога (с превышения этой суммы – прим. авт.). За что? Мы же являемся опылителями для сельхозпредприятий, у них увеличивается урожайность благодаря нам, а с нас еще и налог, – недоумевает Сергей. – 200 базовых – это сегодня 8 000 рублей (1 базовая величина равна 40 руб. с 1.01.2024 – прим. авт.).

Неслыханно. Порог в 8 000 рублей пчеловоды переходят очень просто. Один раз сдать полторы тонны меда – и он перейден.

Сегодня пчеловоды не готовы платить налоги. Разделите эти 200 базовых (8 тысяч рублей) на год, зарплата получится – 666 рублей в месяц. Как можно прожить за такие деньги, если средняя зарплата по Могилевской области –1 640 рублей? Я понимаю, если бы для нас сделали порог не 200 базовых, а 500 – вопросов бы не было. На 1 666 рублей уже можно жить. Все бы продолжили работать и, возможно, нарастили бы производство, продавали бы дешевле мед на рынке в розницу...

«Самый главный вопрос у нас сегодня – сбыт»

Осенью Сергей продает мед на сельскохозяйственных ярмарках. Однако, такая торговля особой прибыли не приносит, говорит он:

– Торговля на ярмарках – это не выход для пчеловода. Там за два дня можно заработать, как правило, 250 рублей в первый день и рублей 100 – во второй. Выходит 350 рублей. Вот и посчитайте: четыре недели по 350 рублей – это 1 400. Это если в сезон ярмарок. А когда их нет? Рынок – тоже не выход. Нужно платить за торговые места. Нужно, чтобы покупатели тебя знали, а это нарабатывается годами.

Проблема в том, что сегодня нет централизованного сбыта медовой продукции. В Беларуси осталась пара предприятий, которые закупают мед оптом: ликеро-водочные и кондитерка немного, да и то – по копеечной цене, 3,5–4 рубля за килограмм, а расчет – через полгода.

Сокращается количество переработчиков, которые делают из нашего белорусского меда крем-мед – с черникой, облепихой, другими ягодами, с мятой. По факту, у нас остался только один стабильный покупатель меда: если видели, продается «Медок». Качественный, закристаллизованный, однородная структура, зернистость хорошая, не крупнокристаллическая. Хороший мед. В основном, наш, белорусский. Его покупают оптом у пчеловодов и фасуют в свою маленькую тару. Но туда не пробиться. Там очередь. Люди готовы сдавать им мед даже по цене 3,5 рубля за кг.

– С одного улья, которые полностью были посвящены сбору меда в сезон, можно собрать 90 килограмм меда, – продолжает Сергей. – Но так как участвуют в медосборе не все семьи, а, например, 100 из 220-ти, то, чтобы узнать объем производства, мы делим количество полученного меда на все ульи, потому что обслуживать пасеку надо всю: купить для пчел вощину, подкормку на зиму, топливо... Все «на круг» делится и получается 45-50 килограмм. Это такой среднестатистический советский показатель, который был доведен для пчелохозяйств, нормальный объем производства. Но, даже производя эти объемы, с моей части (70 пчелосемей), у меня на складе стоит две тонны меда, и я не знаю, куда его продавать. Раньше продавали за границу, сейчас нельзя.

Могилев, 2024 г.  Продажа меда. «Нет централизованного сбыта медовой продукции».
Могилев, 2024 г. Продажа меда. «Нет централизованного сбыта медовой продукции».

«Мне повезло, и я нашел работу»

Затраты, которые были вложены и уходят сегодня на содержание пчелиного хозяйства, никогда не окупятся, считает Сергей. А «работать ради работы» ему не хочется, поэтому мужчина решил вспомнить про свой диплом о высшем образовании из университета продовольствия и 6-летний опыт работы на Могилевском хлебозаводе. И с марта прошлого года он работает администратором на одном из предприятий областного центра.

– Как выжить теперь пчеловоду? На другую работу идти, – говорит Сергей. – К станку становиться, больше никак. Мне повезло, и я нашел работу. Теперь нужно избавляться от пчел. А что делать? Весной-летом буду продавать.

17 лет назад, когда Сергей Давыденко с братом только начинали заниматься пчеловодством, они купили: две медогонки (каждая стоит по 1 000 евро), стол для распечатки сот, два производственных помещения для хранения и откачки меда… А еще трактор «МТЗ-82», три 8-метровых прицепа. И сегодня все это, по словам Сергея, «бешеных денег стоит». И все это, говорит он, еще не окупилось:

– Если посчитать все вложения, которые были сделаны в пчел, то хорошо, если выйдешь «в ноль». А скорее, там глубокий минус. И просто работаешь с этим, потому что привык, втянулся, и все.

– Некоторые говорят, что кризис – это время для возможностей. Но возможности сейчас только у того, у кого есть хороший капитал, и кто может вложить этот капитал в бизнес, который ушел с рынка, – рассуждает Сергей. – Например, ушел с рынка я, пчеловод. А человек, у которого есть капитал, выкупил мою пасеку, платит зарплату пчеловоду и продолжает мое дело. У него есть оборотные средства, чтобы платить зарплату и содержать эту пасеку до лучших времен. То есть, это время для тех, у кого есть оборотные средства и капитал. А для меня этой возможности нет.

Могилев, 2024 г.  Продажа меда. «Если посчитать все вложения, которые были сделаны в пчел, то хорошо, если выйдешь «в ноль».
Могилев, 2024 г. Продажа меда. «Если посчитать все вложения, которые были сделаны в пчел, то хорошо, если выйдешь «в ноль».

Связаться с Сергеем можно по номеру: (29) 675-96-94.