«На новогодние утренники родители водили меня в Дом офицеров». Бобруйчанка вспоминает Новый год своего детства в 1950-х

5208
Ирина РЯБОВА. Фото из архива героини
Этими фотографиями своего детства с нами поделилась 70-летняя бобруйчанка Наталья Слязь (в девичестве Анисимова).
27.12.2023. Бобруйск. Наталья Мироновна Слязь (Анисимова) рассматривает семейные фото.
27.12.2023. Бобруйск. Наталья Мироновна Слязь (Анисимова) рассматривает семейные фото.

70-летняя бобруйчанка Наталья Слязь (в девичестве Анисимова) – коренная бобруйчанка, хотя родилась в другом месте, так получилось. В феврале 1953 года ее беременная мама поехала в Купянский район Харьковской области Украины к своей матери и по пути у нее неожиданно родилась Наташа (по прогнозам врачей девочка должна была появиться на свет в марте). В апреле мама с малышкой вернулась в Бобруйск.

Семья Слязь жила в доме №3 по улице Толстого. Отец Мирон Степанович прошел войну, был заведующим библиотекой Дома офицеров. Мама Надежда Егоровна работала билетером-контролером в этом же учреждении.

Первый Новый год Наташи Анисимовой, ей нет еще и годика. Бобруйск,1954 г.
Первый Новый год Наташи Анисимовой, ей нет еще и годика. Бобруйск,1954 г.

Наташа посещала 10-й гарнизонной детский сад на улице Урицкого.

– Воспоминания про новогодний утренник в садике смутные, – рассказывает собеседница. – Помню свои ощущения: Дед Мороз для нас был настоящим, царила атмосфера чуда и волшебства, а как радовались мы сладким подаркам!.. Уже в выпускной группе мне выпала честь быть Снегурочкой.

Первый утренник Наташи  Анисимовой в Доме офицеров. Бобруйск,1955 г.
Первый утренник Наташи Анисимовой в Доме офицеров. Бобруйск,1955 г.

Самые яркие новогоднее воспоминания детства связаны с гарнизонным Домом офицеров. Новогодние утренники для семей военных проводились там. В большом спортивном зале устанавливали елку до самого потолка. Мама шила Наташе платье Снежинки из белой гардины, делала корону из картона и ваты, украшала ее битыми елочными игрушками.

На новогодний утренник собиралось много детей, играла музыка и было очень весело.

Прямо в Доме офицеров устанавливали деревянную горку: пролет, который шел на второй этаж, забивали фанерой. На горке катались и дети, и взрослые.

После утренника в кинозале детям показывали мультфильмы или сказки.

– Году в 1959-м смотрела там «Марью-искусницу», – вспоминает Наталья Мироновна. – Мы, дети работников Дома офицеров, дружили, играли вместе. Помню Женю Чевского, Женю и Таню Смирновых, детей Капелюшных.

Наташа с родителями встречает Новый 1958 год.
Наташа с родителями встречает Новый 1958 год.

И дома, рассказывает Наталья Мироновна, они с папой обязательно наряжали елку. Она стояла в зале и тоже была до самого потолка. Мама по праздникам обычно работала вечерами, потому это ответственное и интересное дело лежало на их плечах.

– На елке были стеклянные игрушки – шишки, мухоморчики, шары красивые, – вспоминает собеседница. – А еще украшали ель орешками, мандаринами, конфетами. Мандаринки обматывали в фольгу и так вешали. Карамельки для украшения не использовали – только шоколадные конфеты. И я ребенком всегда так ждала наступления Нового года, чтобы уже можно было эти конфеты с елки снимать и есть! У нас в семье долго хранились те игрушки и Дедушка Мороз из ваты, но потом мы их выбросили. Сейчас я очень жалею, что не сохранила.

Наташа дома у елочки. Бобруйск, 1958 г.
Наташа дома у елочки. Бобруйск, 1958 г.

Родители на Новый год обычно дарили мне игрушки – куклу, коляску, мишек, зайчиков...

Не помню такого, чтобы устанавливали елки в городе. Запомнилось лишь, что зимы были очень снежными. Однажды папа меня даже потерял, когда вез на санках в садик по улице Островского. Через пару метров только заметил, что ребенка на санках нет! Сугробы были просто огромными.

На новогоднем столе в 1950-60-х, говорит Наталья Мироновна, особых изысков не было.

– Традиционно готовили холодец. Мама варила, а мы с папой потом отделяли мясо от костей. Папа показывал, как они в детстве играли этими костями в «бабки». Еще обязательно запекали или фаршировали щуку. Папа очень любил рыбу, потому без этого блюда не обходилось. Водка была на столе. Мандарины тогда покупали в магазине «Военторг»...

И еще несколько фотографий из архива Натальи Мироновны Слязь, о том бобруйском детстве, которого уже не будет никогда...

Наташе два годика. Фото было сделано в фотоателье возле Дома офицеров. Родители каждый год водили туда девочку запечатлеть на память.
Наташе два годика. Фото было сделано в фотоателье возле Дома офицеров. Родители каждый год водили туда девочку запечатлеть на память.
Наташа, ее мама и «тетя Смирнова» (имя не помнит) на встрече Нового 1955 года. Первый утренник Наташи в Доме офицеров.
Наташа, ее мама и «тетя Смирнова» (имя не помнит) на встрече Нового 1955 года. Первый утренник Наташи в Доме офицеров.
Встреча Нового 1958 года. Наташа со своей подружкой Леной Нагаевой. Их родители дружили, и девочки были очень близки. И до сих пор дружат! Хотя Елена живет в Москве.
Встреча Нового 1958 года. Наташа со своей подружкой Леной Нагаевой. Их родители дружили, и девочки были очень близки. И до сих пор дружат! Хотя Елена живет в Москве.
Такой Дед Мороз стоял в фойе Дома офицеров в канун 1955 года. На фото мама Наташи справа.
Такой Дед Мороз стоял в фойе Дома офицеров в канун 1955 года. На фото мама Наташи справа.
А это друг отца Наташи, дядя Витя Чуваренков (слева) – он был художником-оформителем в Доме офицеров. У него на руках подруга Наташи –  Лена Нагаева, и за ней – папа
А это друг отца Наташи, дядя Витя Чуваренков (слева) – он был художником-оформителем в Доме офицеров. У него на руках подруга Наташи – Лена Нагаева, и за ней – папа нашей героини.
Открытка-письмо, которое прислал матери Натальи ее отец-фронтовик в 1945 году из Германии. Раритет бережно хранится в семье Слязь.
Открытка-письмо, которое прислал матери Натальи ее отец-фронтовик в 1945 году из Германии. Раритет бережно хранится в семье Слязь.