«Оборудование бедное, здание старое... Врач приезжал на 15-20 минут, лечили фельдшера». Вспоминаем историю старейшей больницы Бобруйска

6032
Дмитрий СУСЛОВ. Фото Александр ЧУГУЕВ и из архива автора
В прошлом – стационар на 20 коек, в будущем – новый корпус на 290 пациентов.
1970-е годы 20 века. Бобруйск. Благоустройство территории городской больницы СМП.
1970-е годы 20 века. Бобруйск. Благоустройство территории городской больницы СМП.

Четырехэтажное здание старого хирургического корпуса больницы СМП имени Морзона день ото дня становится все ниже и ниже. Пройдет совсем немного времени, и оно останется лишь в воспоминаниях врачей и пациентов – всех тех, кто лечил и лечился здесь на протяжении 50 с лишним лет. А на месте старого здания построят новое – современное и технологичное. И в историю больницы будет вписана новая страница. Таких страниц за почти полтора века накопилось немало. Самое время перелистать самые яркие из них.

Азбука Морзона

Впервые Бобруйская земская больница упоминается в 1896 году – в статистическом отчете Министерства внутренних дел. Согласно документу стационар был рассчитан на 20 коек, за год мог обслуживать до 450 человек. Располагалась больница на нынешней Октябрьской улице, рядом с костелом Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии. И в этом был свой особый символизм. В те годы улица называлась Татьянинской – в честь одной из дочерей императора Николая II. В Первую мировую войну великая княжна в качестве сестры милосердия работала в лазаретах и госпиталях.

Первым руководителем больницы был Лев Наумович Бараш. При нем стационар расширился до 40 койко-мест, появились профильные отделения. В том числе, и хирургическое, под руководством Владимира Осиповича Морзона. Доктор, в честь которого позже назовут больницу, так описывал свое новое место работы: «Перевели меня в Бобруйск в 1913 году вторым врачом больницы на 40 коек. Оборудование бедное, здание старое. Больница полупустая, амбулаторный прием 30-40 человек в день. Врач приезжал в больницу на 15-20 минут, лечили фельдшера. Хирургической помощи никакой. Больные горожане едут в Минск, больные селяне, с ущемленными грыжами, заворотами кишок, умирают. По приезде в город я начал налаживать хирургическую работу – завел собак при больнице и начал производить за городом на них и на трупах операции. Так я постепенно, заставляемый нуждою, вырабатывал технику операций».

Работники хирургического отделения Бобруйской больницы. 1927 год. В центре - В. О. Морзон.
Работники хирургического отделения Бобруйской больницы. 1927 год. В центре - В. О. Морзон.

В белом халате и со скальпелем в руках встретил доктор Владимир Осипович смену исторических эпох и последовавшие за ней события. Специализация доктора определила главное направление развития учреждения. К 1925 году только хирургическое отделение вмещало 45 коек. Но и их не всегда хватало. Единовременное количество пациентов порой доходило до 60.

На своем привычном месте больница обосновалась на рубеже 1920-30-х. Все началось с двухэтажного здания по Пролетарской, 46. Здесь разместились сразу пять отделений – хирургическое, родильное, терапевтическое, глазное и ушное. На кабинете главного врача по-прежнему блестела табличка «В. О. Морзон», а неформальное название больницы стало производным от этой фамилии – «морзоновка». Узаконят его только почти через век – в 2010 году учреждение официально стало называться «городская больница СМП имени В. О. Морзона».

Мемориальная доска в память о В. О. Морзоне у главного корпуса больницы.
Мемориальная доска в память о В. О. Морзоне у главного корпуса больницы.

Была городская, стала областная

20-летний опыт практикующего хирурга оказался востребован молодыми коллегами Владимира Осиповича, и в 1934 году он переходит на кафедру хирургии Витебского медицинского института. А должность главного врача переходит его ассистенту по операционному столу – Григорию Лаврентьевичу Холодцову, проработавшему здесь до 1938 года. Личность его преемника также достойна упоминания. Натан Давыдович Окунь в июне 1941-го за несколько дней сумел эвакуировать больницу в восточные регионы СССР. Вместе с пациентами и частью оборудования.

Но не все врачи и медсестры смогли покинуть захваченный Бобруйск. В фойе городской поликлиники №1 долгие годы висел огромный список медиков, погибших в годы оккупации. Многих объединила одна дата смерти – ноябрь 1941 года. Те страшные дни вошли в историю как «уничтожение бобруйского гетто».

1950-60-е годы прошлого века. Бобруйск, вход в больницу с Пролетарской улицы.
1950-60-е годы прошлого века. Бобруйск, вход в больницу с Пролетарской улицы.

В послевоенные годы Бобруйск стал областным центром, соответственно, повысился и статус больницы. Число коек приблизилось к 650, а ряд отделений «разъехался» по своим зданиям.

1970-е годы 20 века. Бобруйск. Вид на хирургический корпус городской больницы СМП с улицы Октябрьской.
1970-е годы 20 века. Бобруйск. Вид на хирургический корпус городской больницы СМП с улицы Октябрьской.

Новое здание получила и больница. На углу Октябрьской и Гоголя в 1972 году принят в эксплуатацию четырехэтажный хирургический корпус. С современным на тот момент оборудованием и мозаикой на торце.

Первым лицом «хирургии» городской больницы СМП в те годы был Валентин Алексеевич Белогуров, проработавший здесь более полувека. Прославленный доктор, удостоенный званий «Заслуженный врач» и «Отличник здравоохранения», он спас не одну жизнь, а свой опыт передал коллегам.

1980-е годы 20 века. Врачи бобруйской больницы СМП. За столом -- Валентин Алексеевич Белогуров.
1980-е годы 20 века. Врачи бобруйской больницы СМП. За столом -- Валентин Алексеевич Белогуров.

В память о Валентине Алексеевиче в июне 2016 года на центральном входе в больницу открыли мемориальную доску. В церемонии участвовал и его сын – Владимир Валентинович Белогуров, который последние 15 лет возглавляет больницу СМП.

17.06.2016, Бобруйск. Открытие мемориальной доски кавалеру "Ордена Трудового Красного Знамени", Заслуженному врачу Республики Беларусь, отличнику здравоохранения хирургу
17.06.2016, Бобруйск. Открытие мемориальной доски кавалеру "Ордена Трудового Красного Знамени", Заслуженному врачу Республики Беларусь, отличнику здравоохранения хирургу Валентину Белогурову на здании городской больницы скорой медицинской помощи имени В.О.Морзона.

«Лечить от всего сердца»

Сложно подсчитать, сколько врачей, медсестер и нянечек в разные годы работало в «морзоновке». Еще сложнее представить число пациентов. Но это тот самый случай, когда статистика вторична. Куда важнее – свидетельства современников. В известной социальной сети мы попросили «бобруйчан всех стран» поделиться воспоминаниями о больнице и людях в белых халатах.

Любовь Шостак откликнулась одной из первых: «Я родилась в Бобруйске, а сейчас живу в Чикаго (США). Работала врачом в Бобруйске с 1978 по 1990 годы. Моя мама, Мишкина Мария Аркадьевна, была заведующей терапевтическим отделением центральной поликлиники, которая была объединена с больницей. Все врачи больницы были ее хорошими друзьями и постоянно бывали у нас дома. Мы все очень дружили и помогали друг другу. Это была плеяда умнейших профессионалов и добрых, отзывчивых друзей. Моя мама всегда учила меня лечить от всего сердца и никогда не брать денег с больных. Многие врачи передали эстафету своим детям, которые тоже работают врачами, а сегодня разбросаны по всему миру. Одна сестра мамы работала гинекологом в роддоме, а вторая была председателем ВТЭК (медицинской комиссии по установлению инвалидности). С моей мамой и со мной работали великолепные хирурги Черчес и Зельтцман (муж и жена). Нас связывала не только работа, но и искренняя дружба. Они вырастили очень хороших детей. Их дочь Алла, окончив Московский медицинский, работает в Израиле, заведуюет педиатрический отделением, а сын Давид Зельтцман является ведущим легочным хирургом в Нью- Йорке в Jewish Medical center. Сейчас он на месяц уехал в Израиль оказывать помощь нуждающимся. Его родители гордятся им, как и все мы».

Своими воспоминаниями поделилась и Геня Тункель: «Коллектив больницы действительно был прекрасный. Я родила здесь старшего сына в 1968 году! Прекрасные врачи были – Мишкина Нина, Раиса Ивановна, кажется, Крыжановская, Шмеркина Люба, медсестра Рая Рудицкая, зав. отделением Книга! Остались только хорошие воспоминания.

Мишкина Нина была и моим гинекологом, и в Хайфе мы жили с ними в одном доме два года. Вместе с Ирой, Сашей, Зиночкой, Верочкой и Яковом Марковичем».

А вот что пишет Людмила Каминская: «Мои родители, светлая им память, работали парикмахерами в больнице. Мама, Бронислава Фридлянд – в инфекционном отделении, а папа, Фридлянд Борис Лазаревич – во всех остальных».

«Тем, кто жил в Бобруйске, конечно, есть что вспомнить! – воклицает Рахэль Иомдина. – И я родила в этой больнице моих детей! Так что, желаю, чтоб эта старая больница, которую знают многие, еще не раз помогала бобруйчанам».

Новый корпус, строительство которого начнется уже весной следующего года, для кого-то из врачей или медсестер станет первым рабочим местом. Отсюда они шагнут в важную и благородную профессию. …И начнут пополнять свою личную копилку воспоминаний. Теперь уже для будущих поколений бобруйчан. История продолжается.