Бобруйск кабацкий. Музыка, творчество и дым сигарет. Продолжение (и ретровидео)

3189
Галина ЧИРУК. Фото и видео: из личного архива Инны Петраш, Татьяны Мейерсон и социальных сетей
Инна Валентиновна Петраш продолжает свой рассказ о ресторанах Бобруйска в лихие 1990-е и творчестве музыкального театра «Слуги трех муз».

Начало темы кабацкой жизни города – здесь и здесь.

Когда зал замолкал…

В 90-е сложилось в Бобруйске очень крепкое братство музыкантов, работавших в ресторанах. Коллективы при возможности ходили друг к другу в гости «послушать», учились работать со звуком, обменивались музыкальным материалом. Очень хорошее впечатление осталось у Инны Петраш после знакомства с работой коллег из «Березки» в Доме офицеров, «Бобруйска» и «Юбилейки».

Олег Машогло, Татьяна Мейерсон и Александр Литвинов выступают в ресторане «Березка». 1993 г.
Олег Машогло, Татьяна Мейерсон и Александр Литвинов выступают в ресторане «Березка». 1993 г.

В ресторане «Березка» потрясающе пела девятнадцатилетняя Татьяна Мейерсон. Она освоила вокальную технику мировых звезд Mariah Carey, Whitney Houston. Как она брала такие высокие длинные ноты – было поразительно! Причем эта девушка нигде вокалу не училась, все осваивала самостоятельно, исключительно «своими ушами».

Работала она с потрясающим аккордеонистом и клавишником с абсолютным слухом Олегом Машогло, прирожденным музыкантом Сашей Литвиным (ныне проживает в Америке). В «Березке» работал классный гитарист-самородок великолепный тенор Виктор Пшеничный. Когда он исполнял песни Меладзе – все заслушивались, и зал замолкал. Позже Пшеничный освоил клавишные инструменты, стал прекрасным аранжировщиком.

Инна приняла решение уволиться из музыкальной школы и полностью посвятить себя творчеству. Вернулась в районный центр культуры, тут и началась у нее еще одна интересная и насыщенная жизнь. Встретились увлеченные люди, словно с другой планеты, все работали на полной самоотдаче. Инна писала много музыки, отдавала ей буквально все свое время. Вместе с коллективом «Беларусь» Ольги Александровны Пилипенко в качестве вокалистки Инна Петраш гастролировала в Молдове, Люксембурге, Бельгии, Польше, Турции. Это было время свободы и новых открытий для творчества.

Инна Петраш за барабанами.
Инна Петраш за барабанами.

Во второй половине 90-х Инна работала по вечерам уже в ресторане «Бобруйск» у именитого мастера поварского дела Модеста Сиротина (ныне покойный). Он заведовал производственной частью, но решал все важные вопросы ресторана. Модест Вульфович и принял на работу новую вокалистку. Надо отметить, что музыканты «Бобруйска» к работе относились все как к личному. Удивляли потрясающий «человек-оркестр» Женя Гиршин, невероятный клавишник и барабанщик от бога, незаменимый «ритм-маэстро» и аранжировщик театра песни «Шина-най» вокалист Валерий Ефименко, замечательный соло-гитарист и вокалист Игорь Рожков (Ежик). Весь музыкальный бомонд доверял на «лечение» свои инструменты бас-гитаристу Игорю Хланю.

Публика в «Бобруйске» была более разноплановая, много командировочных, гости из столицы. Заказывали здесь и иностранную музыку. Саша Варламов приезжал с показами своих модных коллекций, народ тогда валил в ресторан.

Частенько захаживал в «Бобруйск» блатной по кличке Герой, это был любитель песни «Путана» на полвечера. В новогодние вечера он любил незаметно подбрасывать под праздничные столы петарды и взрывпакеты. Испуганная публика разбегалась в разные стороны, а Герой веселился на всю катушку. Работать музыкантам в такой нервозной обстановке было крайне сложно. Несколько позже Герой закончил свою жизнь нехорошо… А Модест Вульфович частенько повторял коллективу, мол, будете плохо себя вести, то закончите, как Герой.

Особенный блатной, чужой среди своих

В 1998-м «Юбилейке» понадобилась вокалистка. Временно была необходимость заменить Ольгу Петрыкину. Коллектив музыкантов «Юбилейки» считался в Бобруйске самым сильным. Ребята были «знаком качества» для многих. Тут работали классный бас-гитарист Степан Сидорук, грамотный клавишник, мастер «плотного» звука Юрий Прокопчик (его год как нет уже среди живых), легендарный вокалист и гитарист Паян Рахманов, экс-вокалистка «Солнечной стороны» Ольга Петрыкина и Людмила Щерба (уехала из Бобруйска в начале 1990-х).

Инна Петраш и Паян Рахманов в «Юбилейке». Начало 2000-х.
Инна Петраш и Паян Рахманов в «Юбилейке». Начало 2000-х.

С 1997 годы пришли кризисные времена. Народ стал заглядывать в ресторан только по пятницам и субботам. А до этого публика «гудела» каждый день. При отсутствии публики, бывало, музыканты весь вечер сидели в фойе, куковали и болтали. Это и послужило одной из причин ухода коллектива музыкантов «Юбилейки». Так работа в этом ресторане перешла Инне по наследству.

«Юбилейка» была царством московской, бобруйской, а также грузинской, армянской и другой братвы со всех бывших республик СССР, так они о себе заявляли.

– Эта публика и встретила нас с Сергеем Кудрячевым в первый рабочий вечер. Было все: и угрозы, и демонстрация ножей «под ребро», и разборки блатных прямо на сцене.

Инне в тот вечер не раз во время драки доводилось закрывать своим телом инструмент. Хороший клавишный инструмент был очень дорогим, потерять его – катастрофа. Приходилось использовать весь опыт общения с таким контингентом. А вокал Сергея успокаивал и убаюкивал разгоряченную толпу. Заказывали тюремный шансон. Сергей Кудрячев своим невероятным баритоном заставил плакать не одного представителя криминального мира. А публика требовала и требовала песен! В результате далеко за полночь официантам пришлось выводить музыкантов через черный ход.

После долгих сомнений: работать здесь или нет, в коллективе «Юбилейки» остались Инна Петраш, Сергей Кудрячев, вернулся Паян Рахманов, что было крайне большой удачей. Чуть позже пригласили молодую певицу Анну Ясюнас.

Анна Ясюнас поет в ресторане «Юбилейный». Начало 2000-х. За клавишными – Инна Петраш.
Анна Ясюнас поет в ресторане «Юбилейный». Начало 2000-х. За клавишными – Инна Петраш.

Народ пьет, ест, гуляет на всю катушку, сигаретный дым стоит столбом. И в этой завесе дыма нужно было петь часами. Такая специфика работы позже сказалась на здоровье, Инне пришлось оперировать голосовые связки.

– Работа совместно с Анечкой меня в прямом смысле восстанавливала, – говорит Инна Валентиновна. – Ее волшебный голос действовал как эликсир для моих связок.

Однажды какой-то бугай занес свой огромный кулачище с вколотым вазелином (в мире блатных считалось, что так кулаки смотрятся мощнее) над микрофоном. Инна мгновенно для защиты микрофона вцепилась в занесенную руку зубами. Да так, что не разжать. Микрофон дорогой, импортный, его нигде «не достать»…

Но на следующий день этот бугай с перебинтованной рукой уже просил прощения. А все объясняется тем, что в «Юбилейку» стал захаживать местный авторитет по кличке Мясник, он и вразумил бугая.

По словам Инны Валентиновны, Мясник был единственным из блатного мира, к которому она относилась с уважением. Особенный человек. Чужой среди своих блатных. Неправильный блатной, но очень авторитетный представитель старого криминала. Почему Мясник? Поговаривали, что где-то на зоне он собственными зубами загрыз набросившуюся на него сторожевую собаку.

Мясник каждый вечер приходил в «Юбилейку», садился за собственный отдельный столик, слушал музыку и следил за поведением публики. Решал все конфликтные ситуации, был своеобразной охранной грамотой для музыкантов. Они твердо знали: если в зале меломан Мясник, то вечер пройдет спокойно, можно будет работать без стрессов. Мясник всегда оставлял хорошие чаевые. Это был очень начитанный и эрудированный мужчина, с ним можно было беседовать на любые темы. Был очень галантным с женщинами, любил качественную и интересную музыку, знал музыкальную грамоту. Имел хорошо поставленную речь без мата и «фени». Человек с очень яркой внешностью. Следил за модой и хорошо одевался. У него было особое обостренное чувство справедливости. Резко отличался от всех «коллег» из блатного мира. Он ушел из жизни преждевременно. Ездил лечиться в Москву, чтобы завязать с наркотиками, боролся с ломками. И даже осилил, смог бросить наркоту. Но пришлось подсесть на алкоголь…

Как Бобруйск шагнул в новое тысячелетие

Самые запоминающиеся моменты – в 2000-м году в 24.00 вокальная студия «Джем» (руководитель Инна Петраш) Центра культуры Бобруйского района на новогодней сцене главной площади Бобруйска, а внизу и далеко-далеко, куда охватывал взгляд, – колышущееся море людей, почти весь Бобруйск.

– Не поверите, в ту новогоднюю ночь мне пришлось выступать на сцене и в качестве… подтанцовки, – смеется Инна Валентиновна.

Студия «Джем»: нижний ряд – Руслан Алехно, Светлана Горбачева, Сергей Кудрячев, вверху – Татьяна Князева и Инна Петраш. 1999 г.
Студия «Джем»: нижний ряд – Руслан Алехно, Светлана Горбачева, Сергей Кудрячев, вверху – Татьяна Князева и Инна Петраш. 1999 г.

А вышло это так. После очередного номера «Джема» на сцене возникла заминка, почему-то не было следующих артистов. Публику оставлять с пустой сценой было нельзя никак. И тогда Инна уговорила петь Руслана Алехно (был в составе «Джема») песни из репертуара «Руки вверх», а сама пообещала ему свою помощь в качестве подтанцовки… Иначе он не соглашался.

Так под потрясающий баритон Сергея Кудрячева (сейчас работает в оркестре МВД) с песней Джо Кокера, под репертуар «Руки Вверх» в исполнении Руслана Алехно (сегодня народный артист Беларуси), Strong Enough от Светланы Горбачевой и танцующего руководителя «Джема» Бобруйск и шагнул в новое тысячелетие.

Позже, в 2006-м, Сергей Кудрячев как автор-исполнитель подарит бобруйчанам свой прощальный двухчасовой концерт во Дворце искусств и уедет покорять столицу.

Потом у Инны был очень интересный период творческой жизни во Дворце искусств, который тогда возглавлял Николай Александрович Головкин. Инна Петраш писала много музыки, но для себя особо выбрала музыкальный театр «Слуги трех муз», которым руководил Валерий Иванович Кузнецов. В ее аранжировке на первом международном фестивале «Венок дружбы» и прозвучала визитная карточка-гимн (музыка Валерия Кузнецова) этого большого праздника. После смерти Валерия Ивановича руководство театром взяла на себя его вдова Майя Александровна, она отвечала за режиссуру. А ответственность за музыкальную часть, которая до этого лежала на Валерии Ивановиче, перешла к Инне Петраш.

– Для меня было огромным счастьем открыть для себя вместе с Майей Александровной еще один мир искусства – театр, – говорит Инна Валентиновна. – Ездила в Санкт-Петербург на различные театральные курсы, развивалась как композитор, звукорежиссер, драматург и педагог актерского мастерства.

Вместе с Майей Александровной Инна Валентиновна выпустила четыре больших театральных проекта. В 2010-м Майя Кузнецова переехала жить в Минск, и руководство театром перешло к Инне Петраш. Результат самостоятельной работы – 16 проектов, пять из них – авторские. Это музыкальные новогодние сказки для детей, спектакли, посвященные Бобруйску, Бобруйской крепости, защитникам города в годы Второй мировой.

Жизнь музыкального театра «Слуги трех муз».
Жизнь музыкального театра «Слуги трех муз».

– Сегодня театром руководит молодая и перспективная Елизавета Юшкевич, в прошлом – участница нашего коллектива. А если рассказывать обо всех наших талантливых воспитанниках, то это отдельная большая история. Помню и люблю каждого…

Что сегодня Инна Петраш думает о себе и о творчестве?

– Театр я уже не оставлю. Это мое, сплетение драматургии и музыки. Это для души. Театр – самый счастливый период моей жизни. И я абсолютно счастливый человек, который нашел свою нишу в любимом творчестве. И еще. Меня всю жизнь окружали очень интересные творческие люди. Спасибо за это Бобруйску!

Инна Петраш и музыкальный театр «Слуги трех муз».
Инна Петраш и музыкальный театр «Слуги трех муз».