Красивые особняки Бобруйска. Дом Мордуха Кремера

6253
Инна ОВСЕЙЧИК, старший научный сотрудник Бобруйского краеведческого музея. Фото автора
В рамках проекта «Старый дом» Бобруйский краеведческий музей собирает сведения о бобруйских особняках конца XIX-начала XX вв., которые сохранились до наших дней. Кто их строил и кто в них жил? Сегодня узнаем об истории дома на углу улиц Пушкина и К. Маркса.
Бывший дом Мордуха Кремера в наши дни.
Бывший дом Мордуха Кремера в наши дни.

... Бобруйский мещанин Мордух Ицков Кремер еще в конце XIX века построил для своей семьи три деревянных дома на углу улиц Пушкинской и 2-й Слуцкой (сегодня К. Маркса). Два бревенчатых здания предназначались для сдачи их помещений в аренду. Однако заем, который пришлось взять в Виленском земельном банке для строительства домов, не так легко было погашать. В 1892 году решением Минского окружного суда на постройки Кремера было наложено запрещение распоряжаться своим недвижимым имуществом. Но, как оказалось, это событие было только первым в череде злоключений. В 1902 году, в первую после праздника Пейсах пятницу, пожар уничтожил все три дома Кремеров.

После этого семья принимает решение взамен построек, истребленных пожаром, строить большой каменный дом. Кремеры снова берут деньги в долг. Дом строится в кратчайшие сроки – за 2,5 месяца! А чтобы рассчитаться с прежними долгами, жена Мордуха – Гита Лейбова берет новый заем под залог своего нового дома, на этот раз у дворянина Игнатия Ипполитовича Левковича.

Дела у семьи Кремер налаживались с трудом, с переменным успехом. В доме разместили пекарню, несколько жилых квартир сдавали внаем. При этом хозяева, порой, с трудом сводили концы с концами. У родни Мордуха Кремера дела обстояли не лучше, потому не удивительно, что семья его брата решила в поисках лучшей жизни отправиться в Америку.

Бывший дом Мордуха Кремера в наши дни.
Бывший дом Мордуха Кремера в наши дни.

В Первую мировую, когда шел уже четвертый год войны, хозяева дома на углу Пушкиной и Скобелевской (2-я Слуцкая в то время уже носила новое название) договорились об аренде нескольких помещений для партии большевиков.

Летом 1917 года членов РСДРП в Бобруйске было немного – несколько рабочих и ремесленников. Правда, после того как из Москвы в Бобруйск прибыл поезд-мастерские №8, рабочие и солдаты, имеющие опыт политической борьбы в Москве и Петрограде, решили взять дело в свои руки. Создали городской партийный комитет, стали подыскивать помещение для собраний. Партийный комитет организовал вечер-концерт. Завербовали бесплатных самодеятельных артистов, наладили буфет, лотерею. Вот что вспоминал об этом большевик Исаак Пильман: «Сами готовили, сами продавали… Клубная комиссия наняла помещение на углу Скобелевской улицы в доме Кремера. Ремонт сделали своими руками. Был налажен воскресник, разобрали печь, стену, положили пол, побелили, поставили трибуну, написали вывеску, организовали буфет и 12 ноября торжественно открыли клуб «Рабочий и солдат».

Бывший солдат автомобильной роты Петр Серебряков в своих воспоминаниях писал, что клуб начал работу раньше, еще до официального открытия. Теперь тут почти каждый вечер выступали с лекциями местные активисты или лекторы из Минска. Порой разгорались дискуссии с бундовцами – представителями самой популярной в то время организации в Бобруйске (БУНД – Всеобщий союз еврейских рабочих в Литве, Польше и России). Еженедельно в Бобруйск по адресу: угол Пушкинской и Скобелевской, клуб «Рабочий и солдат», из Петрограда приходило по 100 экземпляров газеты «Правда», 50 – газеты «Вперед», а также другая литература, которую тут и распространяли за небольшую плату.

Дом М. Кремера на фото 1949 года из фондов Бобруйского краеведческого музея.
Дом М. Кремера на фото 1949 года из фондов Бобруйского краеведческого музея.

Сами Кремеры продолжали проживать в доме и в Гражданскую войну, и в советское время. В начале 1920-х по адресу: Пушкинская, 54/71, на имя Хаси Кремер (внучки Мордуха) регулярно приходили продуктовые посылки из США, которые помогали семье выживать в тяжелые времена.

В 1958 году на доме, в котором в 1917 году размещался клуб «Рабочий и солдат», была установлена мемориальная доска. В начале XXI века здание вошло в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Однако дом относится не к историческим памятникам, как можно было бы предположить, а к памятникам архитектуры. Не выделяясь из рядовой застройки исторического центра Бобруйска конца XIX – начала ХХ вв., он поддерживает своим «кирпичным» стилем сложившийся облик городской среды.