Вспоминаем учителей: «Мы не были ангелами, но я не помню, чтобы «трудовик» хоть раз повысил голос»

4135
Подготовила Ирина ХМЕЛЕВСКАЯ, magilev.by. Фото из личного архива героя публикации
Для ребятишек из небольших деревенек школа в свое время была местом особенным. Здесь можно было узнать столько интересного, тут были друзья, веселые праздники, первая любовь.
Краснобелорусская средняя школа Быховского района. Уже без учеников... 30.07.2022 г.
Краснобелорусская средняя школа Быховского района. Уже без учеников... 30.07.2022 г.

И пусть ходить в школу в любую погоду приходилось 4-5 километров – пешком, через лес! – никому даже в голову не приходило пропустить уроки. Ну разве что самым отъявленным двоечникам.

О своих учителях вспоминает наш читатель, выпускник Краснобелорусской средней школы Быховского района, могилевчанин Василий Половиков:

– В первый класс я пошел в 1962 году, и с тех пор десять лет подряд для меня и моих одноклассников в начале сентября по радио звучала песня:

Каждый год в сентябре я в свой класс прихожу,

Как приходят домой после долгой разлуки.

С добрым утром, друзья, я в ладонях держу

Ваши сильные руки!

Пожать руки своим одноклассникам я еще, к счастью, могу – нынешним летом мы опять собирались у нашей бывшей школы. К сожалению, невозможно подержать в своих ладонях руки наших учителей – они почти все уже ушли в мир иной. Какими они были? Попытаюсь понемногу назвать всех, кого помню.

У стен родной школы. 10 А - пятьдесят лет после выпуска. 30.07.2022 г.
У стен родной школы. 10 А - пятьдесят лет после выпуска. 30.07.2022 г.

Директором в то время был Николай Сафронович Роговцов. Однажды меня вызывали к нему в кабинет для беседы после того, как я, возвращаясь из школы, бросал снежки в девочку-соседку. Помню его тихий спокойный голос и требование попросить прощения у девочки. Я почему-то это посчитал зазорным для себя, заупрямился, прощения просить не стал, но разревелся. После чего он решил, что с меня достаточно, и разрешил вернуться в класс. Даже родителей вызывать не стал!

Завучем работал Владимир Тихонович Лобан, человек внешне очень строгий, его почему-то все побаивались, хоть никто не может пожаловаться, что он применял к кому-то физические методы воздействия – достаточно было одного его взгляда или слова, чтобы унять нарушителя дисциплины. Позже, когда мы побывали в гостях у его дочери Оли Лобан, выяснилось, что он добрейший человек и строгость его была не природной, а «педагогической».

Первой учительницей у нас была Людмила Яковлевна. Вот ее мы действительно боялись: в минуты гнева она кричала и стучала деревянной указкой по столу так, что куски от нее летели в разные стороны, удивительно, как никого не поранила. Но вскоре Людмила Яковлевна по какой-то причине уехала из поселка, а на ее место пришла Валентина Александровна Степанова – учительница с большим опытом, выдержанная и спокойная. Запомнилось, как мы под ее руководством готовили гимнастические номера к Дню Советской Армии и Военно-Морского флота, а девочки из параллельного четвертого класса под руководством Зои Трофимовны (фамилию уже не помню) исполняли частушки.

Четвероклассники с любимой учительницей начальной школы Валентиной Александровной Степановой. Герой публикации - в первом ряду в центре
Четвероклассники с любимой учительницей начальной школы Валентиной Александровной Степановой. Герой публикации - в первом ряду в центре

В пятом классе нас учили уму-разуму учителя-предметники, среди которых была и преподаватель немецкого языка Евгения Варфоломеевна Ященко – человек очень добрый и хорошо знавший свой предмет. Только предмет у нее был для большинства моих сверстников «ненавистный», потому что война не так давно закончилась, родители у многих воевали, бабушки и дедушки много чего страшного рассказывали об оккупации. К тому же, многие из нас не понимали, зачем учить иностранный язык, где он может понадобиться? Но мне немецкий язык очень нравился и Евгения Варфоломеевна, видя мой интерес, чаще других вызывала к доске. Забегая вперед, скажу, что благодаря ее стараниям, я, учась в институте, на занятиях по немецкому языку от городских ребят не отставал. За что спасибо моей учительнице.

Но любимыми моими предметами были русская и белорусская литературы и история. Русский язык и литературу нам преподавала Лариса Дмитриевна Инукова. Она отлично знала свой предмет, была человеком широко эрудированным и так интересно рассказывала! Мне очень нравились ее уроки, а еще больше нравилось читать. Учебники литературы и истории успевал от корки до корки прочитать еще во время летних каникул, брал книги в школьной библиотеке. Иногда с мамой в книжный магазин ходили, хотя лишних денег в семье с тремя детьми особо не было. «Войну и мир» Льва Толстого прочитал за лето раза три, не меньше, наверное, и «Записки охотника» Тургенева. А с Ларисой Дмитриевной я много лет поддерживал дружеские отношения и после окончания школы. Жаль, ее уже нет.

Самые добрые воспоминания сохранились у меня и об учителе труда Петре Павловиче Пополамове. Вот его уроки любили все пацаны без исключения. Строгать, сверлить, работать на станках, учиться водить трактор – это вам не какие-то там уравнения решать! Да и удостоверение тракториста получить всем хотелось. При этом мы не были ангелами, но я не помню, чтобы хоть раз Петр Павлович повысил на кого-либо голос. Хотя, честно говоря, порой и подзатыльник многим из нас отвесить было бы совсем не лишним... А наши одноклассницы в это время с Коржовой Зинаидой Ивановной учились искусству кройки и шитья и премудростям приготовления блинчиков, булочек и прочих вкусностей. Зинаиду Ивановну многие из них вспоминают добрыми словами. Сейчас она живет в Светлогорске. Дай бог ей здоровья!

Зинаида Ивановна Коржова, учитель труда.
Зинаида Ивановна Коржова, учитель труда.

В десятом классе историю СССР нам преподавала выпускница московского вуза Людмила Леонидовна Савич. Учительница была молодая, симпатичная, уроки вела интересно, и мы старались не ударить лицом в грязь, особенно мальчишки. То, что она училась в самой Москве нам казалось чудом, да и молодость Людмилы Леонидовны для парней была не последним аргументом.

Любили мы и уроки биологии, которые вел наш классный руководитель Трофим Трофимович Ващенко. С ним мы ходили летом в походы по местам партизанской славы, купались в Днепре. Однажды нам с Ванькой Максимавцовым за то, что мы самовольно переплыли Днепр туда и обратно, здорово от него досталось… С Трофимом Трофимовичем побывали на экскурсии на кирпичном заводе, работали в лесу на посадке деревьев, а в старших классах летом под руководством лесника занимались прореживанием участков леса, работая большими «взрослыми» топорами, при этом ни одного случая, чтобы кто-то поранился, к счастью, не было. Может еще и потому, что росли мы в деревне, а там с топорами и косами мальчишки рано учились обращаться…

Много хорошего можно говорить об учителе начальной военной подготовки Иване Михайловиче Марьянкове. Он сначала работал учителем в начальных классах, и тогда я впервые увидел, как залихватски он умеет играть на балалайке и мандолине. Но во время войны ему пришлось «играть» на других инструментах, которых боялись фашисты, а в мирное время он учил нас строевому шагу и умению обращаться с оружием.

Не только Ивану Михайловичу пришлось воевать, многие наши учителя-мужчины были ветеранами войны. Я помню, как однажды в канун Дня Победы пришел на урок с орденами и медалями на пиджаке учитель физики Ященко Захар Емельянович, и как уважительно мы притихли...

Физруком в нашей школе работал Андрей Пантелеевич Пошивач. При нем наши школьные команды по футболу, волейболу, баскетболу и легкой атлетике занимали на районных соревнованиях призовые места… Хотя человеком он был жестким, мог подойти незаметно сзади к нарушителю дисциплины и оттягать за волосы. Обижались, конечно, но время сгладило все обиды и теперь вспоминается только хорошее.

Несколько лет историю нам преподавал Евгений Прокофьевич Аниськов, он был и директором в нашей Краснобелорусской школе. Трудно сказать, сколько учеников он выпустил в большую жизнь… Во время празднования пятидесятилетнего юбилея со дня открытия школы я с бывшими одноклассниками подошел поздороваться с ним. Ему тогда уже было за восемьдесят лет. Я спросил, помнит ли он нас? Вот этого, например? И показал на Мишу Романова. Удивительно, но Евгений Прокофьевич безошибочно назвал его фамилию! А ведь после того, как мы закончили школу, прошло очень много лет.

10 А, выпуск 1972 года. Герой публикации в третьем ряду второй слева
10 А, выпуск 1972 года. Герой публикации в третьем ряду второй слева
На фото (второй ряд слева направо) наши педагоги: Ващенко Трофим Трофимович, Коржова Зинаида Ивановна, Ященко Захар Емельянович, Инукова Лариса Дмитриевна, Роговцов
На фото (второй ряд слева направо) наши педагоги: Ващенко Трофим Трофимович, Коржова Зинаида Ивановна, Ященко Захар Емельянович, Инукова Лариса Дмитриевна, Роговцов Николай Сафронович, Бубликова (имя не помню, она у нас не преподавала), Аниськов Евгений Прокофьевич, Автушко А., Лобан Владимир Тихонович

… Больше десяти лет, как наша школа закрылась – деревни умирают, учить некого. В мир иной ушли уже почти все наши учителя. Но я помню их всех и, пусть не были они одинаково мной любимы, все равно каждый из них в меру своих сил и возможностей старался дать нам знания, воспитать из нас хороших людей. Огромное спасибо им за их труд.