«Помощь нужна далеко не каждому». Психолог из Могилева рассказала о своей частной практике

4660
Саша ДАРИЧ. Фото из архива героини материала
Могилевчанка Ирина Грабцевич – психолог. Почти двадцать лет она работала в найме, а теперь – сама на себя. Как выглядит ее будний день, с какими проблемами приходят клиенты и как быстро их решают, читайте в нашем материале.

«Львиная доля времени - это работа в социальных сетях»

Частную практику Ирина открыла два года назад. Главная составляющая – клиентская база – уже была. Оставалось только зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и арендовать кабинет.

По сравнению с прошлыми работами, доход Ирины изменился в лучшую сторону. Нагрузка же осталась прежней, но несколько видоизменилась.

Ирина Грабцевич.
Ирина Грабцевич.

Обычно в расписании от 4 до 6 консультаций в день длительностью около часа. Но помимо этого еще ведется дополнительная работа. Клиент обязательно получает домашнее задание и голосовые сообщения с практикой:

– Готовлюсь к консультации, продумываю вопросы, предполагаю, какие человеку могут подойти техники и приемы, в какой модальности с ним работать. Львиная доля времени – это работа в социальных сетях, многие клиенты приходят через них. Сначала нарабатывается личное доверие через картинку, фотографию. Через то, с чем ты делишься с аудиторией. Сейчас нужны социальные сети, хоть и продолжает работать, как и много лет назад, сарафанное радио. Но всегда лучше посмотреть на специалиста: как он говорит, как общается, почитать, о чем пишет. Доверие, которое формируется на этом этапе, лучше, чем чьи-то отзывы.

Ирина окончила МГУ им. А. Кулешова в 2003 году по специальности педагог-психолог, повышать квалификацию начала с четвертого курса, а на пятом пошла работать психологом в детский сад:

– Потом была работа в школе и еще нескольких учреждениях образования, – рассказывает Ирина. – Но удовлетворения я не находила. В итоге ушла из профессии в туристический бизнес. Все вроде нравилось, но понимала, что это не та дорога. В итоге вернулась в психологию. До открытия своей практики работала в Международной организации SOS-Детская деревня, в Социальном кризисном центре, в основном оказывала помощь замещающим семьям, детям и подросткам.

«Удивить уже никакая ситуация не может, но сопереживаю до слез»

Проблема номер один, с которой приходят клиенты, – это отношения с родителями, сепарация. Затем отношения с партнером и детьми. Много запросов с тревогой и паническими атаками, депрессивными состояниями, посттравматическим стрессовым расстройством.

– Есть краткосрочная терапия, есть длительная, – объясняет Ирина. – Краткосрочная проходит за 5-10 встреч, она нужна, когда есть какой-то конкретный запрос. Например, отношения с детьми или с партнером. В длительной есть необходимость, когда идет работа с личностью, с ее перестройкой. Такая терапия длится от полугода и больше. Часто это работа с травматичным опытом, который влияет на жизнь человека.

Удивить, говорит Ирина, ее уже никакая ситуация не может, но сопереживать и сочувствовать может сильно, иногда до слез:

– Ко мне приходила женщина, которую все детство насиловал отчим. Слушая ее, я не могла сдерживать слез. Она потом призналась, что уже сменила нескольких психологов, а когда увидела мою реакцию, поняла, что я тот человек, который ей нужен. Очень важно, чтобы между специалистом и клиентом случился контакт и было доверие. Человек и сам не подозревает, какая в нем сила. Резервы организма безграничны. Но чтобы прожить травматичные события, надо их поднять и прожить не как ребенок, который в силу возраста не мог, а как взрослый. В контакте «терапевт – клиент» это возможно.

"Человек и сам не подозревает, какая в нем сила. Резервы организма безграничны". Фото: pixabay.com
"Человек и сам не подозревает, какая в нем сила. Резервы организма безграничны". Фото: pixabay.com

Хоть Ирина специалист уже прокаченный, волей неволей все равно вовлекается в ситуацию клиента:

– Потому что это очень эмоциональная работа. Когда я настраиваюсь на человека, даже подстраиваюсь под то, как он думает, как он говорит. Бывает, что чувствую себя после сеанса очень истощенной. Восстанавливаюсь прогулкой, чтением, захожу в кофейню.

«Психолог нужен, чтобы лучше понимать себя»

Многие сейчас читают психологическую литературу, и полагают, что это может заменить поход к специалисту. А так ли это?

Ирина Грабцевич.
Ирина Грабцевич.

– Читая литературу, самому себе можно помочь только отчасти, – объясняет психолог. – Потому что система познать сама себя изнутри не может. Чтобы изменить свои какие-то глубинные процессы и установки, нужна помощь другого человека, терапевтические отношения, через них происходит исцеление.

Помимо личных консультаций, наша героиня проводит консультации онлайн с клиентами из других городов и стран. Если есть возможность, люди охотнее выбирают личный прием. Но и онлайн-встреча ничем не хуже.

По словам Ирины Грабцевич, психолог нужен не всем, хоть и многие книги, и инфлюэнсеры, и даже прошедшие терапию друзья убеждают в обратном:

– Не все пойдут, да и далеко не каждому надо. Психолог нужен, чтобы лучше понимать себя, более зрело выстраивать отношения с другими. Но не все осознают, что им это необходимо. Кто-то выберет другой способ, например, поговорить с другом или выпить и таким образом расслабиться. Но культура потребности в специалистах-психологах сейчас активно развивается.

Психолог может помочь, если есть психосоматические расстройства. У Ирины была клиентка с аллергией на тюльпаны, причем именно желтые. Когда начали работу, выяснили, что развилась она внезапно, в момент стресса:

¬– Девушка встречалась с парнем, и уже полагала, что он сделает ей предложение. Но как-то на встречу он пришел к ней с букетом желтых тюльпанов и сказал, что хочет расстаться. Острая реакция на расставание и сформировала аллергическую реакцию организма. По сути, это конфликт, связанный с воспоминанием о моменте расставания, когда при этом присутствовал аллерген. Когда происходит разрешение внутренних конфликтов, меняется и состояние человека – уходит напряжение, он начинает озвучивать свои желания, понимать свои потребности и удовлетворять их. Больше нет потребности вытеснять это и подавлять, человек помогает сам себе.

Сколько стоит

По мере того как растет спрос, меняется и стоимость психологических услуг:

Узнать, с чем и как работает Ирина Грабцевич, можно здесь.

– Я постоянно обучаюсь, вкладываю деньги в свое образование. Плюс аренда, налоги. Сейчас стоимость терапевтического сеанса 80 рублей, и не факт, что это цена будет держаться долго. Если это для человека дорого, можно выбирать из тех специалистов, которые по карману. Но время психолога с опытом и образованием не может стоить дешевле. Мои приемы и практики были наработаны годами. Я не буду ходить вокруг да около, мне сразу понятно, что с человеком происходит, и я знаю, что смогу помочь.