«Уверена, что это не предел». Как бобруйчанка с аутизмом занимается рукоделием, играет в театре и поет на английском

9629
Ирина РЯБОВА. Фото автора и героев материала.
Все это благодаря маме, которая не опустила руки и посвятила себя борьбе за развитие и социализацию дочери.
Елена и Алиса Вересовы.
Елена и Алиса Вересовы.

«Врачи много раз спрашивали: «Вы будете оставлять ребеночка? Она у вас никакая»

Алисе Вересовой 20 лет. Вместе с мамой Еленой они переехали в Бобруйск около двух лет назад из города Щекино Тульской области России. Сама Елена из Казахстана, но дочь родилась уже в России.

– На свет Алиса появилась в Москве, – рассказывает женщина. – С рождения у нее было много разных диагнозов, в частности желтуха, анемия, воспаление кишечника и воспаление легких. Я уж всего и не припомню. Врачи советовали отдать дочь в спецучреждение, успокаивали тем, что могу родить себе еще. Так и говорили: «Вы будете оставлять ребеночка? Она у вас никакая». Я даже не думала оставлять, это был долгожданный ребенок. Дочь месяц лежала в кувезе. Я ее даже на руки взять не могла, только стояла рядом и пела. Потом бесконечно больница за больницей.

В четыре года Алисе постаивали еще и диагноз «аутизм». Это расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения. Аутичные дети строят свой маленький мир и не хотят его покидать, их связь с внешним миром нарушена, все новое их пугает.

– В четыре года Алиса практически не понимала значения слов, – вспоминает женщина. – Сидит в колясочке, к ней подходят соседи, говорят что-то. Она смотрит и копирует их слова, интонацию, но не понимает, что говорит. Конечно, я очень переживала. Тут два пути: либо ты принимаешь этот диагноз и безропотно подстраиваешься под него (и этот путь легче), либо ты всячески вытягиваешь ребенка из этой ямы, – уверена Елена. – Второй путь сложнее, но если ты прикладываешь усилия, то какие-то изменения в лучшую сторону обязательно будут. Я выбрала второй путь и была готова на все. Спросила у психиатра: «Как я могу помочь дочери?». Она мне говорит: «Мамочка, вы не мечтайте даже, потому что сколько вы не будете вкладываться, ребенка невозможно вытянуть, поэтому примите все как есть». Дочь действительно была очень тяжелая, но я не захотела смириться и хваталась за все соломинки.

Алиса Вересова во время прогулки по Бобруйску. лето, 2022 год.
Алиса Вересова во время прогулки по Бобруйску. лето, 2022 год.

«У бабушки-целительницы прожили девять месяцев»

Чего только Елена не пробовала: врачи, санатории, святые места, бабки. Многим покажется странным, но заметные улучшения наступили благодаря последнему варианту.

– Я нашла хорошую бабушку в Тульской области, – рассказывает женщина. – Она позвала нас к себе, мы прожили у нее девять месяцев. Она сразу сказала, что это будет очень долго и посоветовала снять жилье рядом. Сначала мы сняли какой-то предбанник в доме неподалеку, там в подполье крысы бегали. Когда похолодало, бабушка предложила ночевать у нее в комнате, где она днем людей принимала. Ночью мы спали там среди свечей и икон. Лечила молитвами, препаратами. И скоро результаты стали заметны. Алиса начала кушать, реагировать на слова. И это был уже не пустой взгляд, а осознанный. В пять лет мы пошли в садик, а в семь – в обычную школу. Хотя врачи говорили, что мы даже в садик никогда не сможем ходить.

Четыре года девочка проучилась в общеобразовательной школе. Была «в хвосте», но в пределах нормы, средний бал был 3-4. Труднее всего давалась математика, сдать тесты при переходе в старшую школу оказалось проблематично. Из обычной школы перешли в коррекционную. Контингент там оказался сложным и Елена перевела дочь на надомное обучение. Девочка окончила девять классов. Параллельно занималась иппотерапией (метод реабилитации посредством верховой езды – примеч.). Бабушка-целительница им сказала: «Надо на коня сажать: они добрые, от них идет тепло». Да и медицина рекомендует иппотерапию при детском аутизме. Говорят, лошадь становится связующим звеном между внутренним миром ребенка-аутиста и окружающей реальностью.

Алиса и Елена Вересовы.
Алиса и Елена Вересовы.

«Я выглядела, как показывают людей в кино в концлагерях»

Сложно даже представить себе, что за все эти годы пришлось пережить Елене. Еще когда дочь была маленькой, она рассталась с мужем и переехала из Москвы в город Щекино Тульской области. Все проблемы приходило решать самой, ждать помощи было неоткуда. Женщина находилась в состоянии постоянного психологического стресса, плюс нужны были деньги на жизнь и лечение дочери. Елена окончила курсы парикмахера, пошла работать мужским мастером. Экономила на всем, сдала на права, купила машину, так как с больным ребенком перемещаться иначе было невозможно.

– Вспоминать все это тяжело, – говорит Елена. – Постоянно не выспавшаяся, худая, без прически, таких людей показывают в кино в концлагерях. Я удалила все эти снимки, чтобы забыть… Сейчас, в свои 50 лет, я выгляжу даже лучше, чем тогда. Трудно было находить в себе моральные силы. Я часто плакала и не могла остановиться. Эти приступы случались и на работе. Я научилась плакать беззвучно: голову наклоню, вытру слезы, и дальше работаю. Никому ничего не рассказывала: смысл какой – сытый голодного не разумеет. Сколько таблеток перепила. Читала психологическую, философскую, религиозную литературу, занималась самогипнозом, слушала мантры. Все это помогало найти в себе внутренние силы.

Елена и Алиса Вересовы (слева) на шествии дедов Морозов в составе народного театра. Зима, 2021 год
Елена и Алиса Вересовы (слева) на шествии дедов Морозов в составе народного театра. Зима, 2021 год

«Бобруйск оказался оптимальным вариантом»

Два года назад Елена приняла решение переехать с дочерью в Беларусь.

– В России сложные социальные условия, тем более если ты еще с ребенком-инвалидом на руках в одиночку, – говорит женщина. – Я получала пенсию, отдавала коммуналку и жить было не за что. И то, что там положено по закону, выбивать приходилось с боем. В Беларуси мне намного легче, здесь больше порядка. Случись что – разные службы, организации реально работают. Почему именно Бобруйск? Во-первых, из-за стоимости квартир (Елена купила квартиру в районе Дворца искусств – примеч.). Сначала хотела выбрать город позападнее, например, Брест, но там цены на жилье гораздо выше. В то же время мне нужен город немаленький, где есть разные специалисты, кружки для развития дочери. Бобруйск оказался оптимальным вариантом. К тому же город очень красивый, все чистенько, ухожено. А воздух какой! Я, когда впервые гуляла у санатория Ленина, увидела сосны, белок, речку, подумала: «Боже, и люди здесь живут и постоянно это видят, какие они счастливые!»

При выборе жилья женщина отталкивалась от того, чтобы рядом были разные кружки. Сейчас Алиса занимается рукоделием в кружке ДПИ «Скарбніца», танцами в ансамбле «Прыгажосць», вокалом, посещает народный театр при Дворце искусств. И еще постигает азы скалолазания в Центре туризма и краеведения. Девушка уже выступает на сцене на мероприятиях для людей с ограниченными возможностями, даже исполняет песни на английском языке. В театре ей пока дают второстепенные роли, где она не столько проявляет себя, сколько просто присутствует, но для начала это уже хорошо. Елена занимается вместе с дочерью в кружке рукоделия, в танцевальном коллективе в народном театре, еще обучается зумба. Они также состоят в Бобруйской городской организации общественного объединения «Белорусское общество инвалидов», где посещают разные мероприятия.

– Я так рада, что здесь у нас столько разных занятий, да еще бесплатно! – говорит Елена. – Алисе это необходимо: «горизонты» человека с аутизмом необходимо постоянно расширять, на грядках это не вылечишь. И я, наконец, могу реализовать свои творческие задатки. Я ведь всегда любила танцевать, рисовать, в детстве занималась ушу и сейчас предлагаю какие-то элементы этих занятий в танцевальных номерах. Раньше из-за множества проблем не могла себе все это позволить. Недавно вышла на пенсию (у женщины ранняя пенсия из-за инвалидности дочери – примеч. ред.). Работу пока не ищу: очень много времени нужно на занятия с дочерью. И хочу немого восстановить свою психику: это очень тяжело жить 20 лет, полностью забыв о себе.

Елена не собирается останавливаться на достигнутом. Она планирует и дальше развивать и социализировать дочь.

– Уверена, что наш результат – далеко не предел.

Елена и Алиса Вересовы у себя в квартире.
Елена и Алиса Вересовы у себя в квартире.