«Чтобы город преобразился, нужно «развязать» руки его главному зодчему». Поговорили с бывшим главным архитектором Могилевской области

3204
Галина ПОКРОВСКАЯ, magilev.by. Фото автора
Имеет ли Могилев свое собственное «лицо», какова дальнейшая судьба его пешеходной улицы, кем формируется городской экстерьер... Продолжаем разговор об архитектурном облике областного центра с бывшим главным архитектором Могилевской области Дмитрием Дудниченко.
Бывший главный архитектор Могилевской области Дмитрий Васильевич Дудниченко.
Бывший главный архитектор Могилевской области Дмитрий Васильевич Дудниченко.

В активе архитектора Дмитрия Дудниченко – проектирование строительства и реставрации более десятка могилевских объектов, в том числе таких знаковых, как театр кукол, историческое здание железнодорожного вокзала, кафе «Пармезан», гостиница «Губернская», музей пожарного дела...

Мой собеседник – не коренной могилевчанин, живет в городе с 1991 года. Но признается, что прикипел к Могилеву душой и сердцем.

«Пешеходная улица превратилась в пешеходную тропинку»

– Я читал ваше интервью с архитектором Еленой Шараповой и по многим пунктам полностью разделяю ее мнение, – начинает наш разговор Дмитрий Васильевич. – В том числе, по Привокзальной площади Могилева. Историческое здание вокзала – ее изюминка: небольшое, уютное, необычное, объединяющее собой несколько столетий. Несмотря на то, что это типовой проект конца прошлого века, здание имеет свое лицо. Когда я входил в состав Градостроительного совета Могилева, был свидетелем, как инвестора, изъявившего желание построить на Привокзальной площади объект общепита, просили прислушаться к мнению специалистов, воспользоваться их рекомендациями. И даже несмотря на то, что на здание вокзала распространяется охранная зона, рядом с ним возвели коробку, испортив полностью вид площади. Хотя обещали совсем другое архитектурное решение. Исправить теперь эту ошибку очень сложно.

Почему же Градостроительный совет не запретил эту стройку?

– Его мнение имеет рекомендательный характер, то есть, инвестор может прислушиваться к нему, а может проигнорировать, и ничем ему это не грозит. В этом и беда!

Могилев, улица Ленинская.
Могилев, улица Ленинская.

Много споров и про могилевскую пешеходную улицу – Ленинскую. Какой она должна быть, по-вашему?

– У пешеходной улицы должен быть свой «сценарий». Пишут его архитектор и опытный ландшафтный дизайнер. Могут быть привлечены и другие специалисты: художники, скульпторы. По этому сценарию объект развивается. Архитектор следит за тем, чтобы содержание документа строго выполнялось, тогда объект приобретает свой собственный вид, становится эстетичным, уютным местом, которое хочется посещать вновь и вновь. А у нас получается следующее: замостили и пустили. Владельцы зданий «налепили» себе дополнительной площади, из-за чего пешеходная улица превратилась в пешеходную тропинку. Вазонов высотой со здание наставили, деревьев искусственных... Кто решает, что может стоять на пешеходной улице, а что – нет? Архитектор. Если бы были четко сформулированные требования, которых должны были бы придерживаться все без исключения, уверен, картина вырисовывалась бы совсем другая. Сегодня мы взываем к «совести» владельцев кафе и магазинов «пешеходки», но разговариваем с ними на разных языках. Они знают, что нет у нас рычагов им что-то запретить, поэтому руководствуются исключительно своими финансовыми интересами. А городской власти важнее, чтобы объект функционировал.

Могилев. «Лев» рядом с мостом по пр. Мира.
Могилев. «Лев» рядом с мостом по пр. Мира.

Или еще пример. По случаю 60-летия Ленинского района Могилева в конце прошлого года «Могилевлифтмаш» сделал льва. Его установили рядом с мостом по проспекту Мира. Я не хочу никого обидеть, но к скульптуре этот объект не имеет отношения. И он не может находиться под открытым небом, для него нужно создать павильон, наполнив его каким-то в тему содержанием... Таковы правила архитектуры и дизайна. Но ими пренебрегают.

«Этим можно гордиться»

– А какие в городе спальные районы?.. Микрорайон Фатина, например? Чем там можно гордиться? – продолжает Дмитрий Васильевич. – А ведь отдельно взятые, грамотно составленные пазлы создают общую картину города. Яркий тому пример – Минское шоссе. Его первой линией занимался минский архитектор, то есть, не только проектировал здания, а и решал, где они будут построены по отношению к тому, что уже создано и что еще будет, и с учетом существующего ландшафта. Далее, с учетом этих правил, строилась вторая линия застройки Минского шоссе. В итоге, мы имеем панорамный вид, который с удовольствием рассматриваем и десятый, и двадцатый раз. Этим можно гордиться, потому что получился рисунок, который впечатляет.

Могилев. Минское шоссе.
Могилев. Минское шоссе.

А вот и другой пример. В историческом квартале Могилева, по улице Первомайской, рядом со зданием комитета Могилевоблимущества, строительная компания «ЮрСтройМаш» построила четырехэтажный дом. И без скатной кровли. Спрашиваю: «Почему?» Так дешевле. Но вида же нет, а дом же смотрит на центральную улицу города! Это же непрофессиональный подход к городской архитектуре! Скатная кровля создала бы эффект ансамбля исторических зданий и современного. Но, увы.

Могилев. Четырехэтажный дом на Первомайской рядом с исторической застройкой.
Могилев. Четырехэтажный дом на Первомайской рядом с исторической застройкой.

... Что касается микрорайонов, того же Фатина – они у нас сейчас развиваются скачками и хаотично. А нужен комплексный подход: цветовое решение домов, организация ландшафта, наружное освещение, архитектура зданий – это и есть поле деятельности главного архитектора города. И у него должны быть инструменты, которые позволят что-то менять.

Еще один больной вопрос Могилева – дорожная реклама. Сейчас наблюдаю полный хаос. Решать его нужно в комплексе – это и оформление витрин, и наружное освещение, и собственно реклама.

«Развяжите» руки архитектора!

– Чтобы Могилев преобразился, приобрел свое лицо, нужно «развязать» руки его главному зодчему – освободить его от административной работы, – считает Дмитрий Дудниченко. – Чем занимается сегодня главный архитектор города? Поставлена задача ввести столько-то тысяч метров квадратных жилой площади, в том числе индивидуальной застройки. Высунув язык, он бегает по «пятнам» частной застройки и считает эти метры. На то, чтобы уследить за всеми нарушениями реализуемых строительных проектов, нет ни сил, ни времени.

К сожалению, функциональность архитектора в настоящее время теряет свое значение, особенно в глазах городских чиновников. И не потому, что они этого не понимают. Если главный архитектор подчиняется мэру, то тот ему и «нарезает» задачи, в которых заинтересован: больше построить, раньше сдать объект, не допустить долгостроя.

Я работал в областном управлении строительства с нынешним руководителем Могилева Александром Викторовичем Студневым. Трудоголик, любит свое дело, отличный администратор. Но теперь он чиновник, и задачи у него другие. Безусловно, ему удобнее, чтобы главный архитектор города подчинялся ему.

Я знаком и с Игорем Николаевичем Киселем, который сейчас руководит Бобруйском. Мы когда-то вместе восстанавливали «убитые» Дворцы культуры в агрогородках. Были объекты с проваленной крышей, полностью запущенные, в Глуше, например. Вдохнули в них новую жизнь. Сейчас вспоминаю, и душа радуется. Знаю Игоря Николаевича как порядочного и честного человека. Но и он теперь – чиновник. Нужен ли ему архитектор, который имеет свое мнение? Чиновнику нужен чиновник, а архитектор нужен городу.

Гостиница «Губернская» в Могилеве – один из объектов, к реставрации которого приложил руку и архитектор Дмитрий Дудниченко.
Гостиница «Губернская» в Могилеве – один из объектов, к реставрации которого приложил руку и архитектор Дмитрий Дудниченко.

«Созрело одно решение, готов им поделиться»

Дмитрий Васильевич, какая-то совсем пессимистическая картина получается. Как же сделать, чтобы к архитектору прислушивались?

– Не меня одного эта проблема волнует. Много думал над ней. Созрело одно решение, и я готов им поделиться. У нас в настоящее время существует такая организация, как Государственная экспертиза проектно-сметной документации. Ее численность достигает порядка ста человек, хотя, например, в 1991 году там работало всего пять специалистов. Стоимость их услуг, которая включается в стоимость проекта – от 15 и выше процентов. Но, на практике, и после экспертизы встречаются в проекте ошибки, за которые организация никакой ответственности не несет, хотя по факту их пропустила. Встает вопрос: какой смысл в существовании этой организации? Дополнительная проверка проекта – и только! А если, например, специалистам тех же «Могилевгражданпроекта», «Сельстройпроекта», «Жилпроекта» провести экзамен и освободить от прохождения экспертизы их проекты? Как правило, это они же занимаются проверкой проектов, но уже в составе государственной экспертизы. Мелкие проектные организации будут пользоваться их услугами. А деньги проектов, которые предусмотрены на экспертизу, будут направлены на создание полноценной, полнокровной архитектурной службы. Пусть не всю эту сумму, а хотя бы два-три процента, думаю, этого было бы достаточно. И чтобы главного архитектора города назначал Союз архитекторов Республики Беларусь, а не городская власть. Тогда бы главный архитектор отвечал за свою деятельность не перед городскими властями, а перед Союзом архитекторов, перед специалистами, которые могут грамотно оценить его работу. При этом сохранится должность начальника управления строительства, которая будет подчиняться местной власти.

Итак, что, по-вашему, нужно в первую очередь сделать в Могилеве архитектору?

– Начать с соблюдения его генплана – всегда есть варианты и возможности отступления от него. Я бы их свел к нулю.

А практическую работу начать с цветовых решений. Есть законы сочетания цвета, и очень важно ими руководствоваться при создании городской среды. Если ими пренебрегать, получаем кричащую расцветку, например, высотки на углу Пушкинского проспекта и улицы Гагарина в Могилеве. Нельзя так черный с кирпичным цветом сочетать на такой огромной площади! В Казимировке тоже есть подобные «кричащие» дома. Иногда, кажется, что, принимая решение, в какой цвет покрасить, руководствовались исключительно тем, что было в наличии. Хотя есть же пробные выкраски на фасадах, их согласовывают специалисты, по крайней мере, должны.

И, конечно, обратить внимание на все те недочеты, о которых уже сказано выше. Например, серьезно заняться могилевской пешеходной улицей, а для этого объявить архитектурный республиканский конкурс проектов ее дальнейшего развития.