Красивые особняки Бобруйска. Кондитерская «Сирена»

6220
Инна ОВСЕЙЧИК. Архивное фото из открытых источников. Современное фото: Александр ЧУГУЕВ
Бобруйский краеведческий музей продолжает онлайн-проект «Старый дом», в рамках которого собирает и сохраняет сведения о бобруйских особняках конца XIX-начала XX вв., которые сохранились до наших дней. Кто их строил и кто в них жил?
Дом на углу улиц Пушкинской и Скобелевской (сегодня улица К.Маркса), где размещалась кондитерская и кофейня Розенгауза и Шейниных, в декабре 1918 года забрали под
Дом на углу улиц Пушкинской и Скобелевской (сегодня улица К.Маркса), где размещалась кондитерская и кофейня Розенгауза и Шейниных, в декабре 1918 года забрали под помещение 1-й советской столовой.

В 1910 году Евсей Сролев Розенгауз совместно с сестрой Черней Шейниной приобрел плац земли на углу улиц Пушкинской и Скобелевской (сегодня улица К.Маркса). В следующем году здесь началось строительство каменного дома для пекарни с кондитерской, для чего пришлось занять в частной банкирской конторе деньги под залог недвижимого имущества.

Еще через год кондитерская и кофейня открылась и приняла первых посетителей. На вывеске красовалось название «Сирена» (неизвестно, связано ли название с древнегреческими полудевами-полуптицами). Однако бобруйчане чаще именовали это заведение кондитерской Шейнина, видимо, зная или догадываясь, что деньги в этот бизнес вложил муж Черни Шейниной – Арья. Дела у Шейниных и Розенгауза шли неплохо, и они открыли еще одно отделение кондитерской на центральной, Муравьевской улице (ныне Социалистическая).

Дом на углу улиц Пушкинской и Скобелевской (ныне улица К.Маркса).
Дом на углу улиц Пушкинской и Скобелевской (ныне улица К.Маркса).

Но пришли лихие времена: началась Первая мировая война, случилась революция, польская, немецкая оккупация… В конце ноября 1918 года в город вошла Красная Армия. Вся гражданская власть в городе и уезде перешла в руки революционного комитета. Зимой ревком принял решение о реквизиции товаров и продуктов, об обложении чрезвычайным революционным налогом состоятельных жителей города и уезда. Дом, где размещалась кондитерская и кофейня Розенгауза и Шейниных, в декабре 1918 года забрали под помещение 1-й советской столовой.

И вот в конце марта 1919 года в Бобруйскую уездную комиссию по обложению чрезвычайным революционным налогом пишет прошение Евсей Сролевич Розенгауз. Налог ему определили в 5000 рублей – невозможная для него сумма. Дело его «потеряло свою доходность вследствие существующего запрета продажи продуктов, выпекаемых из пшеничной муки», ему пришлось закрыть пекарню и кондитерскую и оставить только кофейню. Вдобавок ко всему подотдел общественного питания реквизировал для нужд советской столовой большую из двух комнат. Теперь кофейня размещалась лишь в небольшой комнате (и то лишь временно, по заявлению подотдела). Эта кофейня в ту пору являлась единственным источником существования большой семьи Евсея Розенгауза, состоящей из 9 человек. Но комиссия по обложению налогом на уступки не пошла.

В годы проведения новой экономической политики (1921-1928 гг.) семья Е.Розенгауза еще проживала в Бобруйске, а в конце 1920-х все же покинула город.

Ранее было опубликовано: