«В коридоре 50 человек ожидает приема – все кашляют, но в масках единицы». Жизнь глазами могилевчан

2060
Галина ПОКРОВСКАЯ, Ирина РЯБОВА. Фото на заставке из архива Magilev.by
Каждую неделю мы интересуемся у наших читателей в Бобруйске и Могилеве про то, какие они темы обсуждают с родными и на работе, что волнует, радует или огорчает, какие события задели за живое.

Рассказывают могилевчане:

«В коридоре «красной зоны» одномоментно до 50 человек ожидает приема – все кашляют, сопливые, но в масках единицы»

Наталья Владимировна, работающая пенсионерка, улица Островского:

– Перед Новым годом почти три недели болела и уже вторую неделю в наступившем году не могу восстановиться. Пережила настоящий шок, посещая поликлинику. Я болела дважды ковидом ранее, но брала за свой счет на это время, поэтому врачей не посещала после их вызова на дом. Прошедшим летом у меня диагностировали сахарный диабет, и я побоялась болеть без наблюдения врача. Не знаю, как они выдерживают, бедные, такой наплыв пациентов – до сотни за смену! В коридоре «красной зоны» одномоментно до 50 человек ожидает приема – все кашляют, сопливые, но в масках единицы. Дышать нечем! Я во время первого визита чуть сознание не потеряла – ждала своей очереди почти два часа!

Во время последнего посещения врача решила всех перехитрить – пошла за час до начала приема, чтобы не сидеть в переполненном людьми коридоре. Но таких «умных» оказалось немало – я была шестая. А за час ожидания собрались те же 50 человек. Анализы мои были не очень хорошими, но я уже сама просила доктора закрыть больничный – еще раз в поликлинику я бы себя не заставила пойти. Каждый раз после посещения врача, а это через каждые три дня, я себя чувствовала хуже, чем до приема: возвращалась и пластом лежала несколько часов. Да еще дорога в поликлинику и обратно – гололед, сугробы, а посыпаны тротуары совсем чуть-чуть песком. Так боялась упасть!

И сегодня все еще кашляю, головные боли чувствую почти каждый день, общая слабость. Но врач поставила диагноз ОРВИ. Я себя точно также чувствовала после ковида. Спустя время он мне «аукнулся» скачком давления и сахарным диабетом. Теперь вот жду «новых сюрпризов» от так называемой ОРВИ.

«А сейчас подгузники этот адский труд вычеркнули»

Наталья Анатольевна Хотенко, пенсионерка, проспект Мира:

– Сейчас мы живем большой и долгожданной радостью – у нас родилась внучка. Еще в конце прошлого года. Правда, она сейчас живет в России, но мы с мужем по очереди уже съездили и увидели это чудо своими глазами. Ребенок долгожданный, желанный, как родителями, так и бабушками и дедушками. Даже не могу передать словами, что чувствую: радость душу распирает, а из глаз слезы текут.

Две недели дочке помогала с уходом за девочкой, и открыла для себя столько нового. Не могу сказать, что не видела, например, подгузники ранее, но не приходилось пользоваться. Одевать их на маленького ребенка я научилась не сразу, но когда освоилась, поняла, что это же такое облегчение для мамы! Промелькнули перед глазами пеленки-распашонки, в которых выросли мои дети. У меня еще остались с десяток с этикетками фланелевых пеленок после двух дочерей. Я их внучке завезла, а родители ее: «Куда столько? Три штуки хватит – весы застелить или для коляски». Пеленками вообще не пользуются. А я как вспомню, как из колонки зимой воду носила ведрами для стирки детских вещей: мороз, ветер страшный, гололед, сердце сжимается. Мы тогда в частном доме жили. Муж приносил перед работой ведер пять-шесть, но мне на день не хватало. Пеленки эти постоянно стирала, сушила, гладила. На детей уже не хватало ни сил, ни времени. А сейчас подгузники этот адский труд вычеркнули.

Мамы столько времени деткам уделяют – играют с ними, зарядка, массаж, дочка малютке уже книжки читает. Часами гуляют на свежем воздухе – коляска такая удобная. А я ехала обратно в Могилев и все пыталась вспомнить хоть одну свою прогулку. Обычно пока дети спали в доме или во дворе, готовила, стирала, убирала, гладила…

«Что это с нами со всеми происходит?»

Алина Вовк, 37 лет, педагог:

– Ждем весны, как чего-то светлого, радостного. Все остальное раздражает. И разговоры тоже… Любые… Это нервы, наверное. На душе тяжесть. И Новый год не изменил настроение. Мы в этом году даже елку не наряжали – впервые за 14 лет! Не было желания, и сын отказался. Попросила у продавцов елок веточек для букета – этим и ограничились. Праздновать, зная, что в это время люди сидят в мерзлых окопах, в подвалах, без света, еды, под обстрелами, не получается. Родственники и в Украине живут, и в России… Что это с нами со всеми происходит? Мучаемся этим вопросом, и ждем весну…

«Вот и не верь после этого гороскопам!»

Сергей Петрович Терещенко, пенсионер:

– Новый год у меня начался не очень. Причем, гороскоп мне это предсказывал. Согласно ему, Овнов в начале этого года ожидают большие финансовые проблемы, которые разрешатся к лету. У меня сейчас машина в ремонте. И вот мне сообщают, что ценник на ремонт существенно вырос! Договорились разделить эту сумму на три платежа, так как деньги немалые. А на днях стираю я куртку в машине-автомате и слышу какой-то странный стук в ней. Достаю куртку и понимаю, что в кармане лежит смартфон, который я взял в кредит на два года и еще год за него нужно выплачивать! Сложно описать словами мое состояние… Хорошо, что есть у меня старенький еще работающий телефон. Вот и не верь после этого гороскопам! Успокаивает то, что к лету все должно наладиться. Если серьезно, настроение не очень. По жизни я оптимист, но прошлый год был очень тяжелым. В конце декабря умер мой товарищ – Виталий Евменьков. Этот Новый год я и не праздновал. Перед самым праздником решил, что нужно хоть как-то атмосферу прочувствовать: побежал, купил игрушку-зайчика, обмотал его мишурой и все...

Сам я родом из Алма-Аты. Когда там начались «нехорошие события», переехал в Беларусь. 25 лет отработал в Белтелерадиокомпании, с недавних пор на пенсии. Жду весну. Купил себе лодку с электромотором, буду осваивать реки, озера – рыбачить.