«Хватало на жизнь и даже на поездки по Европе». Преподаватель немецкого – о годовой стажировке в Германии

2599
Светлана ХАРТАНОВИЧ-БЕРНАДСКАЯ. Фото из архива героини.
Елене Савельевой 33 года, по образованию она – преподаватель истории и немецкого языка. Пройдя годовую стажировку в Германии, Елена рассказывает, чем впечатлила ее эта страна и как изменила.
Елена Савельева
Елена Савельева

Наша собеседница родом из Мстиславского района. Училась она в Могилеве, а после ВУЗа работала в бобруйской 27-й школе. Сейчас Елена с семьей живет в Минске, где трудится в логистической фирме.

– В Германии я хотела побывать с детства, – говорит Елена, – потому что изучала немецкий язык в школе и уже как профильный предмет – в университете. В программу, конечно же, входило и знакомство с культурой, архитектурой, географией и историей страны. И мне было интересно увидеть все это своими глазами.

В 2010 году, когда Елена была еще студенткой МГУ им. А. А. Кулешова, она узнала о волонтерской программе, позволяющей пройти годовую стажировку в Германии, и подала заявку.

– К моему восторгу, заявку одобрили и меня пригласили в Германию на целый год! – рассказывает Елена. – Но, хоть все было официально, и я представляла наш МГУ, администрация университета не согласилась предоставить мне академический отпуск на время стажировки. После нескольких попыток убедить ректорат я поняла, что единственный вариант не упустить этот шанс – просто уехать. А если отчислят за прогулы, восстановлюсь по возвращении.

О своем рискованном решении Елена не пожалела. Она говорит, что это был бесценный опыт, во многом изменивший ее, даже бытовые привычки.

Эрланген

Эрланген (нем. Erlangen) – город в земле Бавария в Германии. Население – около 112 тысяч человек (Википедия).

– Я жила в небольшом университетском городке Эрланген, недалеко от Нюрнберга, – рассказывает Елена. – Это очень живописное, спокойное место в Баварии, на берегу реки Регниц. Там немного машин, и большинство жителей передвигается на велосипедах. Город знаменит своими университетскими клиниками, где студенты-медики учатся и проходят практику. Там проводят уникальные операции и исследования в медицине. В Эрлангене находится и главный офис медицинского направления компании «Сименс».

Friedrich-Alexander University of Erlangen-Nuremberg (FAU) – Университет им. Фридриха-Александра в Эрлангене. Фото: smapse.ru
Friedrich-Alexander University of Erlangen-Nuremberg (FAU) – Университет им. Фридриха-Александра в Эрлангене. Фото: smapse.ru

– Город построили гугеноты. Поэтому, когда гуляешь по улицам, чувствуется, что все старинные здания созданы как бы в едином плане, – продолжает Елена. – Но и современная инфраструктура там развита отлично и гармонично вписывается в старинный образ города. Есть куда сходить молодежи, которой в Эрлангене очень много: кафе, ресторанчики, бары и клубы. Театров – больше пяти, много музеев, мест для отдыха и прогулок. Я была в восторге от города! Это идеальное место для учебы.

По словам Елены, туристов в Эрлангене тоже всегда хватало. Они приезжают посмотреть на памятники архитектуры и знаменитый ботанический сад. Наплыв гостей происходит в городе и на старейший пивной фестиваль Бергкирхвай:

– Октоберфест, конечно, все знают. Он проходит масштабно и шумно. Но самый первый в Германии такой фестиваль был именно в Эрлангене еще в 1755 году. Знаете, немцы – очень сдержанный и педантичный народ. Поэтому все там соблюдают правила, каждый знает свое дело. Но такая собранность и сдержанность требуют иногда выплескивать эмоции и накопившуюся энергию. Вот они и «отрываются» на своих фестивалях.

Елена Савельева в Германии.
Елена Савельева в Германии.

По словам собеседницы, в Германии вообще очень любят праздники и отмечают их с размахом:

– Одни только рождественские ярмарки чего стоят! Столько сувениров, сладостей, игрушек я не видела нигде. А города украшены, как в сказке. Конечно, ритм жизни и размах праздников в Берлине, например, и в небольшом Эрлангене совершенно разный. Но дух того же Рождества ощущается повсюду.

Отношение к иностранцам

– Я получала стипендию и немножко подрабатывала, – рассказывает Елена о своей стажировке. – Этих денег хватало на жизнь и даже на поездки по Европе. Например, 2011-й год я встретила в Париже. Побывала и в Чехии.

Елена Савельева в Париже, на фоне входа в Лувр. Декабрь 2010 г.
Елена Савельева в Париже, на фоне входа в Лувр. Декабрь 2010 г.

– Что к иностранным студентам, что к мигрантам отношение у немцев практичное, – вспоминает женщина. – Можешь быть полезен, стараешься работать – мы тебя поддержим, а не можешь или не хочешь – не жди сладкой жизни. Думаю, это разумный подход.

И сейчас немецкие ВУЗы принимают на стажировку и на обучение белорусских студентов. Но уже обязательно знание немецкого или хотя бы английского языка.

В 2022 году Елена вновь посетила Германию, но уже в качестве туристки. Говорит, стал сильнее чувствоваться колорит, который уже много лет привносят в немецкую культуру и быт переселенцы из других стран.

Например, в крупных городах, вроде Берлина, Гамбурга или Мюнхена, культура уличного питания находится под влиянием переселенцев с Востока, особенно турков.

– Здесь вы почти везде можете купить кебаб, шаурму или лахмаджун (пицца по-турецкиприм. авт.). Люди заняли свою нишу, что же плохого? Кстати, свой бизнес мигранты открывают чаще, чем сами немцы.

– Многие считают, что Германию наводнили выходцы с Востока, чтобы жить за чужой счет. Но это старый миф, – продолжает Елена. – Сейчас уже невозможно долго, как говорится, «жить на пособие». Приехавшие в Германию люди постепенно учат язык, устраиваются на работу и приносят пользу стране. Для этого здесь есть масса образовательных программ. Немцы создают условия для интеграции приезжих – было бы у тех самих желание.

Отношение к природе и экологии

– Мы, конечно, все собирали с детства макулатуру, – улыбается Савельева. – Но что такое действительно раздельный сбор отходов, я узнала 12 лет назад в Германии. У нас тогда еще не было раздельных контейнеров, а там люди буквально все разбирали на составляющие и выбрасывали в разные баки. Детям с садика объясняется, как это делать и для чего это нужно.

Отношение к живой природе тоже очень впечатлило тогда еще студентку: парки и зеленые зоны – это святое, пикники – строго в отведенных местах, жесточайшее в Европе природоохранное законодательство.

Ботанический сад в Эрлангене. Фото: 101hotels.com
Ботанический сад в Эрлангене. Фото: 101hotels.com

– В Берлине есть зоопарк, а, скорее, это целый район города в 35 гектаров. Такого трепетного отношения к животным, как там, я нигде не встречала, – рассказывает Елена. – Немцы считают, что, если уж держать зверей в неволе, то только в наилучших условиях. А немецкие цирки с 2018 года начали переходить на голограммы вместо животных-артистов.

Отношение к истории

Поступая на специальность «История. Иностранный язык», признается Елена, в большей мере интересовалась именно филологическим аспектом профессии. Но отношение немцев к своему историческому наследию, с его славой и ужасами, вдохновило ее на углубленное изучение родной истории.

– Нигде вы не встретите народ, который бы так же смиренно и мудро принимал свои ошибки и стремился их исправить, – считает собеседница.

По словам Елены, такая честность без попыток оправдаться, обелить своих предков достойна восхищения:

– Посреди средневековой архитектуры Эрлангена или ультрасовременных зданий в Берлине можно увидеть медные таблички, вделанные в тротуар или брусчатку. По-русски они называются «камни преткновения», а по-немецки – «Stolpersteine». Это огромный памятник, частички которого разбросаны сегодня по разным городам мира.

Камни преткновения в Эрлангене, Германия.
Камни преткновения в Эрлангене, Германия.

Собеседница рассказывает, что это памятник тем, кого ненавидел и уничтожил третий рейх: евреям и цыганам, свидетелям Иеговы и гомосексуалистам, проституткам и бездомным, оппозиционерам, душевнобольным. На табличках написаны даты их жизни, место проживания и судьба: расстрелян, выслан и так далее. И размещаются «камни преткновения» рядом с последним адресом этих людей.

– Визит в Нюрнбергский дворец правосудия, где судили нацистов, меня просто потряс. Свидетельства ужасов нацизма никто не прячет. Они – урок для всех поколений, – делится впечатлениями Елена. – В истории каждой страны есть множество неприглядных моментов, которые стоило бы так же вынести на обозрение, чтобы переосмыслить ошибки и не допускать их повторения.

– Наверное, то воспитание, которое я стремлюсь дать сегодня своему ребенку, в какой-то мере сформировано и опытом жизни в Германии: уважение к другим, но, в первую очередь, к себе, – подытоживает Елена Савельева. – Я стараюсь учить сына бережному отношению к природе и ответственности за каждое дело, за которое взялся. И, конечно, изучать культуру, историю и язык своей родной страны.