Коронавирус, которого как бы и нет, но который как бы и есть. Личный опыт

3821
Ольга МАКСИМОВА, magilev.by. Титульное фото: pixabay.com
Насчет «как бы и нет», конечно, преувеличение, но, по информации белорусского Минздрава, коронавирусом сегодня болеют «менее 3% от пиковых значений в период пандемии»… Однако, сама подхватив этот коварный недуг, увидела другую картинку: толпы людей в так называемой «Красной зоне» в одной из могилевских поликлиник.

С чего началось?

Любая мать подтвердит: хуже нет, чем когда болеет ребенок. Фото pixabay.com носит иллюстративный характер.
Любая мать подтвердит: хуже нет, чем когда болеет ребенок. Фото pixabay.com носит иллюстративный характер.

Точнее будет спросить: с кого? Грешу на мужа и на ребенка. Первый много где бывает, вторая – бывает только в детсаду и на развивашках, пишет автор Magilev.by.

Но вы бы слышали, как мелодично на тех самых развивашках разносится стройный детский кашляющий хор (пользуясь случаем, хочу спросить у родителей: чем вы думаете, когда приводите больного ребенка на занятия?! Хотите, когда ему станет скучно сидеть дома, утешать: «Не грусти, дорогой, вот и Сонечка заболела, не зря ты на нее активно покашливал, золотце мое заразное…»).

Вот так, один за одним, в нашей семье все и слегли.

Как протекает?

Сейчас в поликлиниках работают «Красные зоны». Внутри, увы, не протолкнуться (либо автору этих строк так
Сейчас в поликлиниках работают «Красные зоны». Внутри, увы, не протолкнуться (либо автору этих строк так "повезло"). Фото автора

По словам министра здравоохранения Дмитрия Пиневича, «сейчас легкие и среднетяжелые случаи заболевания…». Министру, конечно, виднее. Но три дня с температурой 39 и выкручиванием всех имеющихся конечностей – так себе вариант. Больше недели прошло – до сих пор от дуновения ветра шатает, температура – минимум 37. Дыхание, по словам врача, жесткое. Кашель душит. Снимки пока не делали – хватило в таком состоянии отсидеть очередь, состоящую из «легких и среднетяжелых» пациентов, на осмотр.

Это у меня. А у старшего поколения родственников, которых мы, конечно же, сами того не подозревая, тоже заразили, протекает сложнее. Но не хочется нагнетать.

Ах да, еще один момент: говорят, обоняние сейчас от коронавируса не пропадает. Ага. Не пропадает. В первый день. На второй и последующий – как корова слизала и у меня, и у супруга. Кофе пьем – и друг другу напоминаем, какого он вкуса… Даже чеснок и тот не пробивает. Зато можно экономить на еде: есть яичницу, закрывать глаза и представлять, что это мраморная говядина. Очень удобно.

Как определили?

Тест на коронавирус выглядит почти так же, как тест на беременность. Фото автора.
Тест на коронавирус выглядит почти так же, как тест на беременность. Фото автора.

В принципе, первые подозрения появились, когда пропало обоняние и воспаленное температурой сознание из-за общего самочувствия кричало, а точнее шептало «хэлп».

Наиболее сильный из нас – муж – дополз до аптеки и купил тесты (ориентировочно 25 рублей один). И привет, две коронавирусные полоски.

Чем лечимся?

Температуру «парацетамол» нам не сбивает, только «ибуклин». Пьем антибиотики. И массу других сопутствующих лекарств – от таблеток до порошков. Ах да, еще для иммунитета микстуры.

Много употребляем жидкости. Желательно бы много спать, но тут облом, у болеющих нас есть болеющий короной ребенок, который спать отказывается… Точнее не может: заходится ночами в кашле, тоже вялая, температурит. Проветриваем. Стараемся делать дыхательную гимнастику.

Вывод: предыдущие два года мы делали прививки – как-то проносило. Либо болели в совсем легкой форме. А вот в этом году расслабились: мол, коронавирус уже не такой сильный. Десять раз об этом пожалели: да, мы, не побоимся этого слова, – ваксеры, сторонники вакцин. А теперь – уж тем более.