6 лет колонии: вынесен приговор многодетной бобруйчанке, убившей мужа

10706
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото автора и из архива «ВБ»
Гособвинитель требовал 10 лет лишения свободы, адвокат – переквалифицировать статью на «убийство при превышении пределов необходимой обороны».

Мы уже писали о том, что в суде Бобруйского района и Бобруйска проходят слушания по делу 32-летней бобруйчанки Екатерины Т., которая весной этого года убила своего супруга.

Напомним, трагедия случилась 16 апреля в многоэтажке на площади Привокзальной в Бобруйске. Согласно материалам дела, около 18 часов 10 минут, находясь по месту жительства, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе внезапно возникшей на почве личных неприязненных отношений ссоры с супругом Николаем Т., женщина нанесла тому один удар ножом в область грудной клетки слева, причинив телесные повреждения, относящиеся к категории тяжких. Смерть мужчины наступила на следующий день в больнице в результате острой кровопотери.

Екатерина Т. обвиняется в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве).

Сегодня состоялось третье и последнее заседание. Рассмотрение уголовного дела проходило под председательством судьи Павла Картинина и двух народных заседателей, с участием гособвинителя Игоря Савостеева и адвоката Натальи Пищик.

В зал судебных заседаний был приглашен судэксперт Бобруйского межрайонного отдела Госкомитета судэкспертиз, который проводил экспертизу трупа погибшего Николая Т. Эксперт подтвердил ранее сделанное им заключение по поводу механизма образования колото-резаной раны грудной клетки на теле погибшего. Согласно сделанного им заключения, направление удара было сверху вниз, что противоречит показаниям обвиняемой о том, что она держала нож лезвием параллельно полу и потерпевший при приближении сам мог напороться на него.

На теле погибшего были обнаружены и иные повреждения – ушибленная рана подбородочной области и ссадина тыльной поверхности правой кисти. Их происхождение обвиняемая объяснить не может.

Также судья зачитал результаты химико-токсикологического анализа мочи и крови погибшего. Изначально этиловый спирт обнаружен в моче в количестве 2,65 промилле, в крови – 2,32 промилле. А согласно результатам анализа, проведенного позже, в крови этиловый спирт не обнаружен. Судья просит пояснить специалиста, как такое возможно. Эксперт говорит, что это вполне логично: в 19 часов концентрация этилового спирта была одна, после была проведена операция, сопровождающаяся кровопотерей, плюс внутривенное введение растворов – все это меняет показатели. Пока человек жив, биохимические процессы в организме не останавливаются.

Затем суд просмотрел диск с показаниями Екатерины Т. на месте происшествия, судья зачитал протоколы осмотра, телефонных соединений, другие материалы дела.

После чего суд перешел к прениям сторон.

Гособвинитель просил назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет

Гособвинитель Игорь Савостеев считает, что действия Екатерина Т. квалифицированы правильно по части 1 статьи 139 как умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство). По его мнению, вина Екатерины, помимо частичного признания ею самой, доказана следующим:

– В частности, потерпевший (брат погибшего) показал, что между его братом и обвиняемой происходили семейные скандалы и ссоры из-за того, что она поздно возвращалась с работы домой. Это подтверждает, что данное преступление было совершено на почве семейно-бытовой ссоры после конфликта, – говорит гособвинитель. – Помимо того, свидетель – врач скорой медицинской помощи, который выезжал на место происшествия, слышал, как Екатерина поясняла сотрудникам милиции, что она нанесла удар ножом своему мужу в ходе скандала. Это подтверждают и сотрудники милиции. Свидетель – фельдшер скорой помощи показала, что выбывала на место вместе с врачом и подтвердила факт того, что обвиняемая находилась в квартире, пыталась зажимать рану на груди своему мужу, жалоб на свое здоровье не высказывала.

Также прокурор считает веским доказательством вины Екатерины Т. противоречия между ее показаниями и выводами судмедэксперта о нанесении удара ножом.

– Результаты заключения экспертизы опровергают слова обвиняемой о том, что она удар не наносила. Эксперт подтвердил, что удар нанесен сверху вниз, а обвиняемая показывала, что держала нож параллельно полу.

Обстоятельством, смягчающим ответственность, прокурор назвал наличие на иждивении у обвиняемой малолетнего ребенка, а также тот факт, что по месту работы она характеризируется положительно. А отягощающим ответственность обстоятельством – совершение преступления лицом в состоянии алкогольного опьянения.

Прокурор просил суд признать Екатерину Т. виновной в умышленном противоправном лишении жизни другого человека и на основании части 1 статьи 139 УК РБ назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Требование потерпевшего о возмещении морального вреда прокурор считает правильным удовлетворить, также взыскать с обвиняемой судебные издержки.

Потерпевший (брат погибшего) поддержал в полном объеме требования прокурора.

Адвокат просила переквалифицировать статью

Наталья Пищик, адвокат, обратила внимание на то, что ее подзащитная признает свою вину частично. Так как она не отрицает тот факт, что действительно в результате ее действий наступила смерть супруга Николая Т., но в то же время она не желала его смерти.

Нож в руки она взяла для того, чтобы прекратить физическое насилие в отношении себя, напугать супруга. Учитывая предыдущий опыт их отношений, она знала, что просто так это уже не прекратится.

– Она говорит, что не помнит того момента, когда был причинен удар, и это, наверно, естественно и понятно, потому что происходило все на эмоциях, – говорит адвокат. – Она держала нож в руке, к ней стал подходить Николай. В какой момент и от каких действий произошел этот удар, сегодня установить невозможно. На предварительном следствии и в судебном заседании свидетели и сама Екатерина говорили, что между ней и мужем действительно были сложные отношения. Она не отрицает тот факт, что он был хорошим семьянином, хозяином, хорошо относился к детям, но в состоянии опьянения он позволял себе применять в отношении ее физическую силу. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей – коллег, бабушки. Неоднократно они видели на теле Екатерины телесные повреждения и на вопрос, откуда это, она говорила, что поругались с мужем. Да, Екатерина не обращалась в милицию, но она, на мой взгляд, разумно объяснила почему: не хотела, чтобы ее семью поставили на учет, как находящуюся в социально-опасном положении, не хотела причинять каких-то неприятностей супругу на работе. Они договорились, что он не будет употреблять крепкие спиртные напитки, так как их употребление вызывало в нем агрессию. Я считаю, что таким образом она боролась за свою семью.

По мнению адвоката, и дальнейшее поведение Екатерины говорит о том, что у нее не было умысла на лишение жизни супруга: она пыталась оказать ему помощь и это подтверждается показаниями свидетелей. Она сама вызвала «скорую» и находилась на месте. Все это, по мнению защиты, говорит о том, что у женщины не было умысла лишать жизни своего супруга.

Исходя из всего вышеизложенного, адвокат просила квалифицировать действия Екатерины по статье 143 УК РБ как «убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны». И при назначении наказания учесть, что Екатерина фактически признает, что от ее действий погиб человек. И то, что у нее на иждивении находится трое несовершеннолетних детей, плюс она имеет хорошую характеристику по месту работы. Адвокат просила назначить своей подзащитной наказание в виде исправительных работ.

В удовлетворении заявленных исковых требований потерпевшим (братом погибшего) адвокат просила отказать, так как он недостаточно обосновал свои нравственные и физические страдания.

«Я никогда не желала ему смерти». Последнее слово обвиняемой

Судья предоставил последнее слово Екатерине Т.

– Уважаемый Высокий суд, хочу обратиться в первую очередь к родителям моего мужа Коли, – с дрожью в голосе начала Екатерина. – Понимаю, что никакие слова не вернут его больше. Те, кто меня хоть чуть-чуть знали, верят, что я никогда не желала ему смерти и даже представить такого не могла. Хочу вам сказать большое спасибо за то, что сейчас дети находятся у вас, что, не смотря на такое горе, вы сейчас с ними. Насколько это возможно, я прошу простить, что так случилось. Мне искренне жаль, что все так произошло. Только я знаю и Коля, как все было. И хочу обратиться к тем, кто знает меня другую, знает мою семью, и кто поддерживает меня (в этом месте Екатерина не смогла сдержать слез – прим. авт.). Ребята, спасибо вам огромное. Я знаю, что вы всегда поддержите и поможете. Передайте, пожалуйста, нашим курочкам маленьким, что я их очень люблю, что я их не бросала, так получилось. И, обращаясь к суду, еще раз скажу, что вину я признаю частично, так как мужу я не желала смерти.

Приговор

После удаления в совещательную комнату судья озвучил приговор:

Екатерину Т. признать виновной в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве) и назначить ей по части 1 статьи 139 УК наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в исправительный колонии в условиях общего режима. Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить прежней – заключение под стражу. Взыскать с Екатерины в пользу потерпевшего в счет материальной компенсации морального вреда 30 тысяч рублей. Взыскать с нее процессуальные издержки в доход государства в размере 581 руб. 75 коп. и в доход государства госпошлину в размере 96 рублей.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Могилевский областной суд через суд Бобруйского района и Бобруйска в течение 10 суток со дня его провозглашения.