«Пережил девяностые – переживу и двухтысячные!» О своих доходах и расходах рассказал могилевский пенсионер

7201
П. ЛЕВАНОВИЧ, magilev.by. Фото из архива Евгения Буловы
Виктор Петрович бывший учитель географии. Сейчас – пенсионер. Живет вместе с женой в Могилеве, на бульваре Непокоренных. Его девиз: «Пережил девяностые – переживу и двухтысячные!»
«Пережил девяностые – переживу и двухтысячные!»
«Пережил девяностые – переживу и двухтысячные!»

Виктор Петрович – жизнелюб. Ко всему относится спокойно, с высоты своего опыта и возраста, пишет автор Magilev.by. В школе он поставил мне «двойку» за то, что я не знал, в какой области находится Несвиж. Я почему-то думал, что в Гродненской. Сейчас он выращивает ананас в цветочном горшке и может рассказать о том, где и в каком магазине можно купить дешевые кофе и огурцы.

– Я работал преподавателем. Всем был доволен. Любил работу, учеников. Не скажу, что зарабатывал много. Такого не было никогда. Всегда экономил. Старался подработать репетитором. У нас это называется «халтура». По образованию я учитель географии. Если честно, специальность эта не очень востребована. Сейчас в моде естественные науки, иностранные языки. Дети отлично знают, где Мальдивы, а вот о Солтановке никогда не слышали. Я как-то перед пенсией провел эксперимент – задал вопрос, какие реки протекают по территории Могилева. Назвали только Днепр, некоторые знают о Дубровенке, а вот о Дебре, Струшне не знают ничего. Хотя эти реки у них под самым носом. Вот плоды нашего образования.

«Не подскажете, что дают?». Могилев, 1991 год
«Не подскажете, что дают?». Могилев, 1991 год

Сейчас, говорят, зарплаты учителям повысили. Ну, а когда я работал, не зарплата была, а слезы. У меня семья из четырех человек – жена, я и двое детей. Откровенно туго пришлось в 90-е. Зарплату задерживали. Месяц, а то и два не платили. Было время, когда продукты стоили сумасшедшие деньги. Мой бывшей ученик вместе с братом из Польши привозили на продажу одежду. Как сейчас помню, джинсы «Мальвины» и турецкие свитера «Бойс». У них точка была на «Спартаке» (могилевский стадион – авт.). Так вот, я у них подрабатывал грузчиком. Потом у братьев появился ларек на автовокзале (в 90-е это был район Быховского рынка – авт.). Я в нем продавал спирт «Роял», жуткое «пойло» с неистребимым запахом опилок. Зато дешевое, брали нарасхват. Сколько людей им отравилось – страшно вспомнить!

Зарабатывал мало, стыдно было приходить домой. Потом как-то наладилось. Сейчас сын в Москве. Дочка, здесь, в Могилеве. Помогает. Живем с женой в хрущевке на Непокоренных. Есть небольшая дача в Шкловском районе. Ездим туда на дизеле. Точнее, ездили. Сейчас здоровье не позволяет. Сидим в квартире, как в клетке. Я, вообще, деревенский, город никогда не любил, а вот, так сложилось, что приходится в нем помирать.

В поисках чего-нибудь... Могилев, осень 1991 года
В поисках чего-нибудь... Могилев, осень 1991 года

Виктор Петрович о своих доходах говорит крайне неохотно. Признается, что никогда не умел тратить деньги, все время отдавал их жене. Пенсия у моего собеседника 567 рублей 66 копеек. На скромную жизнь хватает. Пенсия у жены чуть меньше – 520 рублей с копейками. Живут они в «двушке». Интернетом не пользуются. Платят за воду, электричество, отопление, телефон и за мобильную связь. Получается где-то в среднем 90 рублей в месяц. Виктор Петрович сетует на то, что прошлым летом пришлось менять деревянные окна на стеклопакеты. Старые окна – сгнили, и по комнатам гулял сквозняк. «Отдали все наши сбережения. Собирали доллары на смерть (на погребение – авт.). Сейчас ничего собрать не удается. То одно происходит, то другое. Смеситель в ванную вот купил в «Строймаркете» – отдал 60 рублей», – рассказывает Виктор Петрович.

Громадная статья расходов – лекарства. Жена моего собеседника – Надежда Ивановна – тратит на «таблетки» около 200 рублей. У Виктора Петровича высокое давление и больное сердце. Правда, на лекарства он тратит меньше. Утверждает, что лечится медом. На завтрак съедает ложку целебного продукта. Запивает сырым яйцом. По его мнению, это и есть здоровое питание. Виктор Петрович – заядлый курильщик, за день может выкурить пачку сигарет. Раз в неделю, в субботу, после бани выпивает 200 грамм настойки. На упреки жены отвечает изречением Суворова: «После бани штаны продай, но выпей!» Не хочу критиковать 73-х летнего собеседника, но это изречение кажется, ну, уж очень сомнительным.

Кроме мужа и жены, в квартире живут кошка Лариса и хомяк, которого почему-то зовут «Тушканчик». Хомяк любит свежие огурцы, а кошка – пакетики «Вискас». Если хомяка вовремя не покормить, он самостоятельно открывает клетку, выбирается наружу и приходит к Надежде Ивановне, требуя провизию. В общем, домашние любимцы – еще одна статья расходов.

В магазин Виктор Петрович ходит в основном по утрам. Предпочитает «Евроопт». «Покупаю самое элементарное – молоко, сметану, четвертинку хлеба, жене – творожок; раз в неделю – сыр, вареную колбасу, сахар, лимоны, чай, если удастся сэкономить, – рыбку (минтай или скумбрию)». Еще осенью пенсионеру удавалось вырулить на 10 рублей в день. «Сейчас, – говорит Виктор Петрович, – стараюсь ходить в магазин через день. И меньше, чем 15 рублей тратить не получается. Плюс – сигареты. Жена ругается, но от этой вредной привычки отказаться не могу. Начал курить еще в пятом классе».

Несмотря ни на что, пенсионеры стараются помогать дочке, внукам. «Собираем деньги к 1 сентября. А как же! – делится Виктор Петрович. – В конце апреля младшей купили велосипед. Каждые выходные даем на карманные расходы. Продадим дачу – поможем купить машину. Хотя, много за нее не дадут. Дом маленький да и старенький. Вот уже год туда не езжу, все заросло, забор покосился. В общем, старость не радость!»