Первая работа или «каторга»? Как и куда распределяются выпускники бобруйских колледжей

3180
Светлана ХАБЕР. Фото: Александр ЧУГУЕВ, из архива «ВБ»
Выпускники бобруйских колледжей разных лет рассказали «ВБ» свои истории распределения. А работодатели это прокомментировали.

Поступить в учебное заведение «на бюджет» и получать стипендию – самый благоприятный сценарий для абитуриента. Но на последнем курсе встает вопрос распределения и «отработки», ведь государство тратит немалые средства на подготовку молодых специалистов и ждет от них соответствующей отдачи. Для кого-то это – «каторга» и неизбежность, а для кого-то – хороший старт и подспорье для дальнейшего карьерного роста.

В общем, истории распределения разнообразны.

ОАО «Бобруйск АТЭП». Предприятие является учебной базой для Бобруйского государственного автотранспортного колледжа. Начальник авторемонтной мастерской Александр
ОАО «Бобруйск АТЭП». Предприятие является учебной базой для Бобруйского государственного автотранспортного колледжа. Начальник авторемонтной мастерской Александр Ермолаев беседует с учащимися. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.

«Нам разрешили самим искать себе место»

Дмитрий, выпускник-2022 колледжа по специальности «техник-программист»:

– На предприятия Бобруйска нужны операторы автоматических линий, станков с ЧПУ. На такие вакансии нас приглашают. Но разве для этого я учился?

Нам разрешили самим искать себе место. Я узнал о минской компании SmartCoders. Они приглашали на курсы с возможным трудоустройством. Курсы я прошел и стажировку, после которой мне дали гарантийное письмо, что примут на отработку. Но за несколько недель до защиты диплома мне сообщили, что фирма приостанавливает свою деятельность в нашей стране. Не только я, выпускник, но многие работники остались без работы.

Тогда я перераспределился на предприятие в городе. Теперь буду заниматься неинтересным мне делом. Некоторые из моих одногруппников тоже будут отрабатывать в школах и магазинах, только несколько человек попали в EPAM и Itransition (крупные международные IТ-компании – ред.).

... Я считаю, что отработка имеет смысл, если есть реальный запрос от предприятий на конкретных специалистов. А если приходится делать совсем не то, чему тебя учили, то это отработка «ради галочки», и пользы она никому не принесет.

«Для многих это единственная возможность трудоустроиться»

Оксана, выпускница-2021 художественного колледжа им. А.Е. Ларина по специальности «керамист»:

– Наши преподаватели говорили так: хорошая учеба – высокий рейтинг – удачное распределение. Я была вторая в рейтинге, но это ни на что не повлияло.

Многие из нас сами искали места для практики и отработки – на заводах керамических изделий в Титовке, Мозыре или в Радошковичах, в частных фирмах. Я, по совету мастера, пошла на практику в Бобруйский районный центр соцобслуживания населения, позже и распределилась туда. Мне здесь нравится. Рассчитываю на продление контракта.

Здесь я веду занятия по керамике для пожилых людей и инвалидов. Заочно получаю педагогическое образование – оно нужно, так как я хочу вести кружок и для детей.

Считаю, что отработка заставляет повзрослеть. А для многих распределение – это единственная возможность трудоустроиться. Опыта нет, возраст несолидный – куда еще тебя возьмут?

«Мои знания и энтузиазм особо не были нужны»

Елена Шульга, выпускница-2011 лесотехнического колледжа, сейчас мастер по сырью ОАО «Белшина»:

– В 15 лет мы пришли в колледж, кто по желанию родителей, кто наугад, кто за компанию, как я. Но мне нравилось учиться. Педагоги были прекрасные. В школе я оценками не блистала, а колледж окончила почти отличницей с фото на доске почета и высоким рейтингом. Поэтому место отработки выбирала из списка одна из первых. Хотела остаться в Бобруйске, выбрала частное мебельное предприятие. Но оказалось, что там мои знания и энтузиазм особо никому не были нужны. Условия труда и зарплата разочаровали. Поэтому через год я попробовала перераспределиться. Пришлось, правда, уговаривать и работодателя, и колледж... Но не нашлось подходящей вакансии на предприятиях города. Пришлось терпеть еще один год.

Думаю, что два года обязательной отработки – слишком много. Почти никто из моих одногруппников не остался работать по месту распределения.

Август-2017, ОАО «Славянка». Инженер-технолог швейного цеха №2 Наталья Остапович обучает молодого рабочего Дмитрия Гуленина, который пришел на предприятие по окончании
Август-2017, ОАО «Славянка». Инженер-технолог швейного цеха №2 Наталья Остапович обучает молодого рабочего Дмитрия Гуленина, который пришел на предприятие по окончании Бобруйского технологического колледжа. Сейчас Дмитрий на фабрике уже не работает. Фото иллюстративное, из архива «ВБ»

«Коллектив прекрасный, но вряд ли вернусь»

Анастасия Скарбич, выпускница-2016 лесотехнического колледжа, сейчас мама в декрете:

– Я проходила производственную практику на «ФанДОКе». Это предприятие сама выбрала и для отработки. Трудилась, в итоге, 3,5 года, до декретного отпуска. Сперва была оператором сушильного оборудования, но летом у сушилки бывало невыносимо жарко и душно, поэтому перевелась в кладовщицы.

С огромной благодарностью вспоминаю и руководство завода, и свою начальницу, всех напарниц по лесобирже – обучили, помогли, проявили терпение. Если не ленишься и ладишь с людьми, то проблем с отработкой не будет. Я даже творчеством успевала заниматься на предприятии и параллельно получала высшее педагогическое образование. Для души.

Но после декрета я вряд ли вернусь на «ФанДОК». Коллектив прекрасный, но график и зарплата мне не очень подходят. Цены же вон как растут...

«Хочешь хорошую отработку – шевелись!»

Станислав Ковалев, выпускник-2022 лесотехнического колледжа:

– Уже на втором курсе преподаватели нам говорили: ищите себе работу. Лесное хозяйство – очень перспективная отрасль. Это большие зарплаты, хорошая карьера. Но распределение – это лотерея. Нужно понимать, какие вакансии предложат молодому специалисту... Только те, на которые не согласились другие. Хочешь хорошую отработку – шевелись! Я сам нашел себе перспективную вакансию – мастера леса в Пуховичском лесхозе. Ездил, договаривался на месте. Потом получил гарантийное письмо. Мне, считаю, повезло, и колдоговор у них предусматривает поддержку молодому специалисту.

«Работала на полставки, за 250-300 рублей»

Екатерина, выпускница-2021 художественного колледжа им. А.Е. Ларина:

– По своей специальности – художник-керамист – я была одной из лучших на курсе. Отрабатывать по распределению попала в Минск, к предпринимателю. Я занималась изготовлением декоративной керамической плитки. Работа ручная, очень трудоемкая. Малейшее несоблюдение технологии – и брак. Работала я на полставки, и жить в столице приходилось на зарплату в 250-300 рублей... Это было просто невозможно. Перераспределения же наниматель не хотел, и тогда я решила снова поступить учиться – на дневное в лесоколледж.

Я прекрасно училась и хорошо работала. И, считаю, что заслуживаю достойных условий и адекватной оплаты труда. Но некоторые работодатели ведут себя с молодыми специалистами, как с крепостными: мол, все равно никуда не денешься.

ОАО «Бобруйск АТЭП». Кузнец Михаил Шапоткин охотно делится секретами мастерства с учащимися Бобруйского государственного автотранспортного колледжа. Фото из архива «ВБ»
ОАО «Бобруйск АТЭП». Кузнец Михаил Шапоткин охотно делится секретами мастерства с учащимися Бобруйского государственного автотранспортного колледжа. Фото из архива «ВБ» носит иллюстративный характер.

Что о выпускниках бобруйских колледжей и их работе думают наниматели?

На «ФанДОК» набирают, в основном, выпускников лесо- и художественного колледжей, реже – электротехнического колледжа им. А.И. Черныша, говорит Марина Овсяник, зам. генерального директора по работе с персоналом.

– Уровень подготовки ребят нас полностью устраивает, – добавляет Марина Валентиновна. – Иногда даже конкурируем с «Гомельдрев» и «Речицадрев» за молодых специалистов. Выпускники бобруйских колледжей очень востребованы.

На «ФанДОКе» новичков курируют опытные наставники. Если видят, что молодой специалист горит желанием развиваться дальше – помогают.

– Мы компенсируем затраты на обучение в вузах по специальностям «инженер-технолог», «лесоинженерное дело» и некоторым другим. После этого специалист должен отработать на предприятии пять лет, – рассказывает Марина Овсяник. – В течение первых трех лет предоставляем молодым специалистам места в нашем гостиничном комплексе или компенсируем оплату съемного жилья, или ходатайствуем об общежитии.

– После отработки молодежь остается на производстве?

– Бывает по-разному. Перераспределяются чаще всего иногородние, кто находит место поближе к дому. Мы всегда идем навстречу в таких случаях.

В «Бобруйский лесхоз» в этом году на работу взяли четырех выпускников лесоколледжа, рассказали в отделе кадров государственного лесохозяйственного учреждения. Задача обучить молодого специалиста всему ложится на плечи лесничего. Чтобы понять, чего стоит новый работник, нужно минимум два года, считают в лесхозе. Поэтому «часто проще принять на работу готового, опытного специалиста».

Владимир, предприниматель из Гомеля (занимается отделочными работами, ремонтом и т.п.), набирает выпускников бобруйских колледжей себе на отработку уже четвертый раз. Квалификация работников его устраивает:

– Есть хорошая базовая подготовка, и это в любом случае лучше, чем брать человека «с улицы». Кроме того, молодые быстро учатся.

– А после отработки ребята остаются?

– Признаюсь, текучка есть. Но я же понимаю, чего они ждут от первого рабочего места: получить опыт, научиться работать, стать самостоятельными. Двое ребят-электриков из Бобруйска увидели в интернете объявление о вакансии и позвонили, я взял обоих. Почти три года работали, ребята толковые, но решили вернуться домой – слишком подорожало съемное жилье. Общежитие ведь я им не предоставлю. Частный бизнес многого молодым специалистам не предложит, но мы стараемся поддержать каждого сотрудника.