«Слез нет – только на душе тяжело...» Рассказываем о «ночной ведьме» Анне Мишиной

1588
Ольга МАКСИМОВА, magilev.by. Фото из архива музея
Анна Мишина во время Великой Отечественной войны совершила сотни результативных боевых вылетов на «хлипком» биплане По-2. На таких самолетах летали все «ночные ведьмы»… И если имена многих из них на слуху, то о нашей сегодняшней героине вспомнить некому – родных и близких у нее не осталось. Ни в Кировской области, где она родилась, ни в Могилеве, где она похоронена.
Анна Мишина (в замужестве Дудина) была прирожденной летчицей.
Анна Мишина (в замужестве Дудина) была прирожденной летчицей.

Сведения об этой летчице корреспондент magilev.by нашла в Могилевском областном краеведческом музее имени Е.Р. Романова.

«Мы не плачем…»

«Дорогая мамочка! Мы все те же на вид, что и до войны. Но вот наши сердца огрубели от ненависти к фрицам… Хоть женщины слабы на слезы, мы не плачем. Их нет даже тогда, когда не достает павших подруг, таких близких и родных. Вот погибла на глазах Женя Руднева, а слез так и нет – только на душе тяжело. И мы злимся на все, летаем с каким-то остервенением. А та была в семье одна. Что станет с матерью? В чем она найдет себе успокоение?...»

Эти строки взяты из писем тогда еще 26-летней Анны Дудиной, летчицы легендарного 46-го гвардейского Таманского Краснознаменного ордена Суворова ночного бомбардировочного женского авиаполка.

«Ночные ведьмы» – как прозвали ненавидящие их немцы – умудрялись совершать по дюжине боевых вылетов за ночь, сбрасывая на врага бомбы и зажигательные снаряды. И это на деревянных бипланах По-2, созданных ну никак не для военных целей. Без радиосвязи, без защищающих от пуль бронеспинок, без прицела и бомбовых отсеков, зато с маломощным мотором, развивающим максимальную скорость 120 км/час.

Могла ли в юности уроженка небольшой деревушки Табекова Кировской области Анна Дудина предположить, что ее ждет подобное?

«Мечты без отрыва от производства»

Небом Аня грезила с раннего детства, зачитывалась книгами об авиации, как, в принципе, и вся молодежь тех лет. Но если у большинства мечты оставались лишь мечтами, то наша героиня стала воплощать их в жизнь, как она сама писала в автобиографии, «без отрыва от производства».

Отучившись в местной школе и заочно в Московском полиграфическом техникуме, девушка переехала в Батуми. На новом месте Анна Дудина устроилась в типографию «Батумский рабочий», а параллельно записалась на занятия в аэроклуб. По тому, как уверенно держалась и как легко схватывала «летные премудрости», было сразу понятно, что у новенькой – большое будущее. Первая его ступенька вырисовалась уже по окончании курсов: девушку утвердили на должность летчицы-инструктора в Батумском аэроклубе. Второй карьерный шаг в мирное время она сделать не успела – началась война.

В компании «ночных ведьм»

В декабре 1941 года аэроклуб расформировали, и Анну зачислили в санитарную авиацию, где она под обстрелами вывозила раненых из-под Керчи. После служила в 381-й отдельной эскадрилье связи Закавказского фронта.

Наша героиня летала сама и учила летать других.
Наша героиня летала сама и учила летать других.

Судьбоносное предназначение ждало весной 1943 года – Дудину перевели в женский авиаполк ночных бомбардировщиков, в котором она сразу стала своей в компании «ночных ведьм». Здесь полностью раскрылось ее мастерство пилотирования, а умение выполнять «пике», «штопор» и другие фигуры не единожды спасало жизнь ей и напарнице.

Например, в день, когда по Аниному самолету беспрестанно лупили зенитки, а она вместе со штурманом Соней Водяник прорывалась с продовольствием к клочку земли под Керчью и к закрепленному там голодному советскому десанту. Или когда в Крыму осколком снаряда вырвало цилиндр мотора у ее «ласточки». Летчица же, вопреки всем законам физики и на диво техникам, смогла каким-то чудом «протянуть» судно на аэродром.

«Мама, пришли ниток…»

Казалось бы, при таких нагрузках и риске ничего, кроме покоя и тишины, не хочется. Однако женщина в любой ситуации остается женщиной. «Мама, когда выпадает свободная минута, я вышиваю, – писала домой летчица. И добавляла: – Если будет такая возможность, пришли мне, пожалуйста, цветных ниток». А еще она старательно выводила на бумаге стихи своей однополчанки Натальи Меклин, как будто успокаивая семью: мол, раз пишется лирика – не так все плохо, жизнь продолжается…

Возможно, именно такой вот оптимизм вкупе с профессионализмом и везением помогли девушке выжить в годы войны и ни разу не попасть в плен или окружение. В арсенале же у нее ко дню Победы числилось 675 боевых вылетов. После войны грудь 27-летней Анны Дудиной, вместо брошек бутоньерок, украшали ордена и медали («Отечественной войны 2-й степени», «Красного Знамени», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и др.).

Могилев стал родным

За годы войны Анна Мишина совершила 675 боевых вылетов, награждена орденами и медалями.
За годы войны Анна Мишина совершила 675 боевых вылетов, награждена орденами и медалями.

Вместе с мужем Василием Мишиным (тоже военным) они объехали Дальний Восток и Польшу – служебный долг обязывал. «Осели» лишь на белорусской земле, где, к слову, еще в 1944 году Анне довелось побывать: «ночные ведьмы» участвовали в операции «Багратион» при освобождении Могилевской области.

Могилев стал для нее родным. В начале 50-х героиня материала вернулась к любимому делу и стала летчицей-инструктором в Могилевском аэроклубе. Под ее началом прошли обучение и освоили тонкости авиамастерства десятки человек.

Умерла Анна Мишина 25 января 1993 года. Муж ушел из жизни еще раньше, а детей у пары, увы, не было.