«Собрали машинку из подручных средств, нашли какую-то тушь, и процесс пошел». Как бобруйский столяр стал татуировщиком

1336
Татьяна ФЕДОСОВА Фото из архива героя материала
В профессиональном портфолио бобруйчанина Жени Матушкина сотни татуировок: от незамысловатых завитков и надписей до детализированных орнаментов и рисунков в стиле «реализм». Необычное, на первый взгляд, хобби стало для парня из Бобруйска делом жизни и источником дохода.
Евгений Матушкин. Фото предоставлено героем материала.
Евгений Матушкин. Фото предоставлено героем материала.

В свои 35 лет мастер уже 8 лет занимается «нательной живописью».

«Тело человека – не бумага, не сотрешь и не выбросишь неудачный рисунок»

Евгений учился в 19-й школе, 9 лет «углубленно изучал изобразительное искусство», посещал художественную студию, потом окончил бобруйский художественный колледж по специальности «столяр». Учился в университете культуры и искусств, но «забросил это дело». Татуировкой бобруйчанин увлекался давно, но основательно занялся лишь в 2016 году.

– А заинтересовался еще в школе, когда попала в руки книга «самоучитель по татуировке». Долгое время тату вызывало лишь интерес, цели попробовать не было. Всегда считал процесс очень ответственным, поэтому в какой-то степени было страшно начинать. Все-таки тело человека – не бумага, не сотрешь и не выбросишь неудачный рисунок.

Работы Евгения.
Работы Евгения.

Когда Жене было примерно 22 года, товарищ уговорил его попробовать себя в качестве тату-мастера. «У него уже были татуировки, и он любезно согласился предоставить свою кожу для практики, – поясняет Евгений. – Мы собрали машинку из подручных средств, нашли какую-то тушь, и процесс пошел. Первые полоски сделал на его старой татуировке и понял, что, в целом, ничего страшного здесь нет. Руки, конечно, тряслись от волнения, но интерес взял верх». Тогда Женя наколол товарищу крест и пару слов готическим шрифтом. Потом еще несколько раз делал тату знакомым самодельными машинками, но понимал, что так быть не должно.

– Однажды я решил, что пора подойти к делу более основательно, и в 2012 году поехал в Минск за оборудованием. Потратил всю месячную зарплату на мешок какой-то сомнительной китайской техники – стартовый набор – в надежде на то, что поработаю, «разбогатею» и куплю нормальную машинку.

Евгений вспоминает, что многое было непонятно, те машинки требовали настройки, да и качество их работы оставляло желать лучшего. «Плюс к этому, еще не опытные руки – и на выходе получался длительный мучительный процесс, результатом которого были работы низкого качества», – вспоминает бобруйчанин. Но Женя не сдавался. Информацию находил в интернете, и чем больше узнавал тонкостей, тем сильнее был убежден, что многое зависит от оборудования, а спустя пару лет стал «покупать более дорогое и профессиональное, чтобы не отвлекаться на инструмент, а делать упор на свои умения и знания».

Со временем татуировки у начинающего мастера получались все лучше: «линии и штрихи – более уверенными и правильными, тени – более мягкими». В то время Женя жил и работал в Минске на мебельном производстве – красил дорогую мебель из массива. В столице найти желающих на тату было непросто, поскольку там много мастеров, в том числе, очень хороших даже среди начинающих, поясняет мастер. Первыми смелыми клиентами стали друзья и знакомые, которые доверяли неопытному мастеру, полагаясь на его художественное образование и ответственное отношение к делу.

– Красить мебель стало не интересно, все мое свободное время захватила татуировка. Но «татухами» обеспечить жизнь еще не получалось – приходилось совмещать, хотя я уже загорелся идеей работать в свое удовольствие.

Вскоре так сложились обстоятельства, что Евгений вернулся в Бобруйск и с того момента всецело посвятил себя своему хобби.

Работы Евгения.
Работы Евгения.

«Некоторые клиенты приходят за первой татуировкой в возрасте «за пятьдесят»

Сейчас у Евгения, по его словам, очень разнообразные клиенты: студенты, врачи, дальнобойщики, пожарные, работники образования, мастера красоты. Основная возрастная группа – лет 25-40, но есть и старше. К слову, некоторые клиенты приходят за первой татуировкой в возрасте «за пятьдесят» – воплотить мечту юности, а иногда – перекрыть ошибки молодости.

Предпочтения у жителей нашего города разные: и по размеру, и по расположению. В зависимости от частей тела, процесс может оказаться сложнее и длительнее, например, там, где кожа сильно тянется, или, наоборот, если она хорошо натянута или мышцы в тонусе, он становится проще. Большие работы Евгений делает за несколько сеансов, например, «рукав» занимает от четырех сеансов по 5-6 часов. Время и стоимость взаимосвязаны, каждая работа уникальна – отличаются масштабы, детализация, место нанесения.

В портфолио мастера больше черно-белых изображений, цветные он делает реже. Иногда приходится делать обновление татуировки, но тут процесс индивидуален: зависит от особенностей организма, типа кожи, воздействия солнечных лучей. Бывает, старые татуировки не всегда можно закрыть новыми, и тогда приходится прибегать к удалению при помощи лазера.

Бобруйчанин рассказывает, как появляется татуировка: начинает мастер всегда с беседы, узнает, какие у клиента идеи или пожелания, затем предлагает варианты, из которых уже можно что-то выбрать. «Я стараюсь не советовать, что конкретно нужно сделать человеку, потому что не мне ходить с татуировкой. Могу скорректировать выбранный эскиз, изменить композицию, чтобы рисунок на теле смотрелся гармонично. Но навязывать свое мнение относительно выбранного изображения не стану», – отмечает Женя. Кто-то поддается веяниям моды, но, по наблюдениям мастера, в основном это молодые ребята, а «те, кто постарше, делают то, что нравится именно им».

– Бывает, обращаются люди, которые уверены, что татуировка изменит их жизнь, делают какие-то символы или знаки. Например, для меня сова – это просто птица, медведь – это медведь, а для кого-то – символ мудрости, силы или оберег. Я особо в это не верю, да и такие запросы все реже, люди стали проще относиться к тату. Конечно, многие вкладывают какой-то личный смысл, но это не несет в себе ничего сверхъестественного.

Работы Евгения.
Работы Евгения.

Был случай, когда мама подарила дочери татуировку на совершеннолетие – веточка сакуры на предплечье, Евгений вспоминает, что весь сеанс женщина внимательно наблюдала за процессом создания рисунка. А через пару дней позвонила и записалась сама – решилась на первую тату.

Работы Евгения.
Работы Евгения.

Иногда клиенты просят сделать портрет близкого человека: ребенка, девушки, но за такие работы Евгений берется, только если уверен, что получится хорошо.

Некоторые молодые люди решаются на татуировки спонтанно и, как правило, это забавные истории.

– Однажды я закончил работу с клиентом и уже собирался домой. В дверь постучали веселые парни со словами, что через четыре часа они уезжают из Беларуси в Москву и им нужен… мотор! Представьте мое удивление! Оказывается, ребята были в командировке на машиностроительном заводе и решили на память сделать тематическое тату. Раз нужен мотор – сделали, – со смехом вспоминает мастер.

Работы Евгения.
Работы Евгения.

На вопрос, что работа изменила в его образе жизни, Женя отвечает: «Никогда об этом не задумывался, но момент, которого точно не отнять – появилось очень много знакомств в разных сферах». Работает бобруйский татуировщик, по его словам, с прежним удовольствием и полной самоотдачей, сейчас старается изучать больше теории касаемо рисунка и композиции, «чтобы была прочная художественная база». Женя утверждает, что мыслей бросить любимое занятие никогда не приходило, и о сделанном выборе не жалеет, искренне наслаждаясь процессом. А самая большая радость от работы для него – «довольные клиенты и удовлетворение от получившихся новых «фишек».

– По поводу успеха – сложно сказать. Пожалуй, в творческих вопросах нет предела совершенству, мой конкурент сегодня – это я сам «вчера». На данный момент – работа для меня все: и увлечение, и хобби, и доход и, конечно же, стимул развиваться дальше.

Тем же, кто очень хочет попробовать себя в новом деле, но колеблется, я бы сказал так: решайтесь! Если приложить усилия, увлечься и всецело отдаться поставленной цели, то все получится. В крайнем случае, никогда не поздно вернуться в свое «тихое болото».