Как стать «Юным защитником» в 87 лет? Читатели спрашивают и вспоминают военное детство

1368
Артём ЛУКЬЯНОВИЧ. Фото архивные из открытых источников
В редакцию «ВБ» обратился читатель, который во время Второй мировой ребенком нанес вред немецко-фашистским захватчикам.
Леня Голиков, 16 лет, герой-партизан. Известное советское фото военной поры.
Леня Голиков, 16 лет, герой-партизан. Известное советское фото военной поры.

Михаилу Никодимовичу Бородичу сейчас 87 лет. В 1943-м, когда ему было 8 лет, он жил в Побоковичах под Бобруйском.

– Мы с соседом Толей, тоже Бородичем, и тоже 7-8 ему было, нашли за деревней провод немецкой связи, – рассказал Николай Никифорович. – Хотели его топором перебить, но он только в землю уходил и оставался цел. Тогда дощечку подложили и посекли его. Соседка увидела, перепугалась, что всех за это побьют, нас прогнала и сказала спрятаться. Но обошлось. Сейчас интересуемся, можно ли получить звание вроде «Юного защитника»?

Со званием читатели явно что-то напутали, «Школой юных защитников Отечества» называется принятая в 2019 году Министерством образования программа факультативных занятий для учеников VIII-IX классов. Но что делать с «юными защитниками»? Мы спросили в военкомате.

– Мы никаких званий не присваиваем, – пояснил военный комиссар Бобруйска, Бобруйского, Глусского и Кировского районов Алексей Березовский. – В Законе о ветеранах от 17 апреля 1992 года указано, кто считается ветераном войны. И если человек хочет статус, ему надо обратиться в горисполком или районный исполком, там действуют комиссии, которые имеют право присвоения статуса ветерана. Естественно, надо собрать доказательства, которые в данной ситуации вряд ли соберешь.

1940-е, юный партизан. Известное советское фото военной поры.
1940-е, юный партизан. Известное советское фото военной поры.

Ветераны ВОВ – это не только непосредственно участники боевых действий в составе армии, также к ним приравниваются военнослужащие и гражданские, занимавшиеся обороной в тылу, партизаны и подпольщики, труженики тыла, блокадники, инвалиды войны, саперы на освобожденных территориях, интернированные в портах других государств моряки. Если комиссия присвоит человеку статус ветерана – выдаст специальное удостоверение. Как сказано в том же Законе о ветеранах: «Реализация права на государственные социальные льготы, права и гарантии ветеранами и другими лицами, указанными в настоящем Законе, осуществляется по предъявлении ими удостоверений (свидетельств) единого образца, установленного для каждой категории Правительством Республики Беларусь, а в отношении граждан, имевших право на льготы до 1 января 1992 года, – Правительством СССР».

Но в Бобруйске такие комиссии не собиралась уже несколько лет.

– Все давно учтены, уже ж столько лет прошло, – рассказала председатель Бобруйского городского общественного объединения ветеранов Наталья Коновалова. – На сегодня в Бобруйске остался 51 ветеран, вот сейчас готовимся поздравлять их с Днем Победы. И 342 узника нацистских концлагерей, в основном в то время несовершеннолетних. 11 апреля, кстати, Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. У всех есть соответствующие удостоверения. А за последние 6 лет за подобным статусом уже никто не обращался, намного раньше все оформились. У тех же партизан в доказательство есть документы, товарищи, командир отряда. А в случае с читателями... Молодцы, что сделали это, молодцы, что остались живы.

А в Бобруйском районе ветеранов войны осталось только трое и 46 узников концлагерей.

– Раньше статус ветерана присваивали и по показаниям свидетелей, – рассказала председатель Бобруйского районного общественного объединения ветеранов Евгения Довнар, которая работает в организации очень давно, начинала секретарем. – Потом постановлением Совета министров ввели присвоение статуса только на основании архивных справок или других документов военного времени. Также обсуждалось введение статуса «детей войны», но там много неясностей, и пока такое решение не принято. Были, конечно, и несовершеннолетние партизаны, и детки, которые записки партизанам передавали – если им выдавали какие-то документы, тогда они могут считаться ветеранами.

Кстати, Михаил Никодимович не сообщил редакции, где живет сейчас, а Евгения Довнар навела справки и узнала, что в Побоковичах ни он, ни Анатолий Бородич не зарегистрированы. Так что, если у них есть какие-нибудь документы – надо обращаться в исполком, совет ветеранов или центр социального обеспечения по месту жительства.

1940-е, юный партизан. Известное советское фото военной поры.
1940-е, юный партизан. Известное советское фото военной поры.