«Руки опускать нельзя». Что происходит сегодня на бобруйских предприятиях

32277
Ирина РЯБОВА, Евгения ОРЛОВА, Екатерина НОВИЦКАЯ. Фото: Александр ЧУГУЕВ, из архива «ВБ»
Третью неделю продолжаются боевые действия России в Украине, которые, так или иначе, затрагивают и Беларусь. Многие сегодня задаются вопросами: что будет дальше, в том числе, в нашей экономике? С курсом валют, с ценами, с работой?

Повлияют ли санкции, введенные против страны-соседки, на работу наших предприятий, если да, то как – такой вопрос мы задали бобруйским директорам и предпринимателям.

«Никакой паники пока нет»

Теймураз Бочоришвили, директор ОАО «Славянка», Почетный гражданин города, Заслуженный работник промышленности Беларуси, председатель Бобруйской городской ассоциации промышленников и предпринимателей:

Директор ОАО «Славянка» Теймураз Бочоришвили.
Директор ОАО «Славянка» Теймураз Бочоришвили.

– У нас на фабрике ситуация до настоящего момента (разговор шел 9 мартаред.) стабильная. Основной наш рынок сбыта – это Россия. Было у нас три зарубежных партнера – Латвия, Польша и Финляндия. Поляки «отвалились» после самолета (принудительной посадки в Минске самолета компании Ryanair в мае 2021 годаред.), Латвия – после инцидента с флагом (в том же мае 2021-го на чемпионате мира по хоккею в Риге мэр этого города заменил официальный флаг Беларуси на бел-красно-белыйред.). С финнами мы встречались 22 февраля, говорили о подписании контракта. А 24-го началась война... Сейчас они пишут, что сотрудничать хотят, но не могут. Российский рынок остался, но курс российского рубля сейчас очень низкий. Конечно, курсовые разницы нас очень беспокоят. Ведь мы получаем деньги за наш товар в российских рублях.

Но никакой паники пока нет. С одной стороны, некоторые отечественные предприятия сейчас находятся в выгодном положении: иностранные товары уходят с рынка, и если мы сможем обеспечить внутренний рынок, то спрос на наш товар будет повышаться. Последние три месяца у нас наблюдается рост продаж. Дело и в хорошем качестве товара, и в доступных ценах. Мы ведь получили ткани из Китая еще по старым ценам, сейчас оприходуем их. Хотя в перспективе, конечно, ожидается рост цен на ткани. Уже повысились цены и на химические ткани – тот же эластан, и на хлопок. Курс доллара заметно вырос, понятно, что все импортное сырье будет дорожать, и цены на товары, соответственно, будут повышаться. Будем надеяться, что ситуация как-то разрешится, будем приспосабливаться к новым реалиям, находить пути решений возникающих вопросов.

«Пока такая стадия непонимания, что делать»

Андрей Партянков, генеральный директор ОАО «ФанДОК»:

Генеральный директор ОАО «ФанДОК» Андрей Партянков.
Генеральный директор ОАО «ФанДОК» Андрей Партянков.

– Санкции уже сильно повлияли на наше предприятие, это неожиданный и тяжелый удар для нас. Неделю назад практически остановлена вся отгрузка продукции в страны ЕС. Поскольку 85 процентов ее идет на экспорт, из них порядка 75 процентов – на рынок стран Евросоюза, ситуация на данный момент не оптимистична. Новые заказы практически никто не размещает, все пытаются «вытянуть» хотя бы то, что было оплачено. И сейчас каждый день что-то новое: сегодня (9 мартаред.) объявили, что три банка отключаются от SWIFT (международная межбанковская система передачи информации и совершения платежейред.), вчера отключили нас от «зеленого сертификата» (он подтверждает, что предприятие использует возобновляемую энергиюред.).

Пока мы ведем переговоры с нашими европейским покупателями, они тоже не понимают, как им быть дальше, у них также проблемы из-за этих санкций. Они проигрывают, и мы проигрываем. Потому пока такая стадия непонимания, что делать дальше. Мы взяли паузу, чтобы «не наломать дров». Мы не понимаем, куда ближайшие месяц-два будем двигаться, как лучше переориентироваться. Развернуть потоки на азиатский рынок быстро не получится с учетом логистики и всего остального.

Работников пока в отпуск не отправляем, но сейчас работаем на склад. Что будет дальше, время покажет.

«Предприятие работает в штатном режиме»

Сергей Козлов, директор бобруйского филиала ОАО «Бабушкина крынка» – управляющая компания холдинга «Могилевская молочная компания «Бабушкина крынка»:

Директор филиала «Бобруйский» ОАО «Бабушкина крынка» Сергей Козлов.
Директор филиала «Бобруйский» ОАО «Бабушкина крынка» Сергей Козлов.

– Конечно, в какой-то мере санкции нас тоже коснулись. Мы закупаем упаковку тетра-пак за рубежом: часть – во Франции, часть – в России. Поставщики сейчас пересматривают цену, некоторые стали брать предоплату. Пока это не влияет, на работу филиала, потому что у нас есть запас упаковки на несколько месяцев. Отмечу, что объемы внутреннего потребления не сократятся. С логистикой тоже проблем никаких нет, у нас свой транспорт, мы сами забираем сырье, развозим продукцию – здесь все без изменений.

«Комментировать нечего. Ситуация пока на нас не влияет. Предприятие работает в штатном режиме», – лаконично ответила на наш вопрос директор ОАО «Бобруйский мясокомбинат» Татьяна Савченко.

«Надо что-то думать, искать, советоваться»

Руслан Быков, директор ООО «Бел-Лит Гарант» (заготовка и экспорт дров в Германию, Бельгию, Нидерланды):

Директор ООО «Бел-Лит Гарант» Руслан Быков.
Директор ООО «Бел-Лит Гарант» Руслан Быков.

– Сейчас непонятная ситуация. На сегодняшний день (10 мартаред.) мы еще экспортируем древесину по ранее заключенным контрактам. Но 8-го марта крупнейшая в мире сеть сертификации лесной и древесной продукции FSC прекращает действие всех сертификатов в России и Беларуси и вводит запрет на торговлю с РБ и РФ лесной продукцией для всех, соблюдающих эту сертификацию.

Объясню проще. Ранее мы покупали древесину в лесхозах и перерабатывали ее. Она имела европейский сертификат, подтверждающий ее безопасность, пригодность, отсутствие радиоактивности и так далее. На основании этого документа древесина поставлялась в страны Евросоюза. Без него, соответственно, продукция не идет на экспорт в эти страны. Думаю, что тут уже нужно государству вмешаться, пускай сделают немного пониже стоимость древесины, и будем работать на Китай. Этот рынок по охвату даже не сравним с европейским. Нужно просчитать логистику, сделать преференции по сырью для производителей – и все, будем работать. Главное, чтобы было 10-15 процентов рентабельности, и, слава Богу, переживем.

Пока же у нас полная неопределенность. Даже не знаем, отправлять ли машину, а вдруг ее вернут, в этом случае возникает много проблем. Недавно звонили в Германию, наши покупатели связывались с таможней, у них пока тоже никакой информации нет. Пускай сначала западные партнеры разберутся у себя со всеми нюансами. Мы заняли выжидательную позицию. Паники пока нет, ищем варианты. Помните, как в той песне: «Плачь-не плачь, только горю не поможешь». Надо что-то думать, искать, советоваться. Что-то все равно будем делать, чем-то займемся. Руки опускать нельзя.