Жительница Германии – об оставшихся в Украине родных: «Моим детям угрожает опасность, а я ничего не могу сделать!»

4028
Галина ПОКРОВСКАЯ, magilev.by. Фото pixabay.com носит иллюстративный характер
Мы с Леной – подруги с детства, а это уже почти 50 лет. Многие, глядя на нас, когда мы обсуждаем какие-то темы, удивляются: вы – подруги? Вы такие разные, так любите доказывать друг другу свою точку зрения. Только и объединяет вас то, что поговорить горазд!

Мы действительно можем проболтать всю ночь напролет и даже несколько раз за это время поспорить. Но именно поспорить! Сегодня, так сложились наши судьбы, мы живем в разных государствах: я – в Беларуси, она – в Германии, хотя наше детство прошло на Украине – на берегу лимана, пишет автор Magilev.by.

На берегу лимана. Фото: pixabay.com
На берегу лимана. Фото: pixabay.com

Там похоронены наши родители, там живут наши родные и близкие. Там остался наш невидимый глазами стержень, к которому достаточно прикоснуться душой, чтобы почувствовать прилив сил. Наверное, поэтому мы так стремимся туда: походить, подышать воздухом, послушать шум прибоя, поговорить…

И сегодня, когда на Украине война, мы вновь с Леной разговариваем, уже больше часа: о родных, о том, что чувствуем сейчас сами, о том, что об этом думаем. У Лены на Украине дети и внуки.

– Уже два дня я на телефоне: разговариваю и плачу. Господи, не могу поверить в то, что происходит. Муж не пошел на работу: поддерживает и успокаивает меня, а я не нахожу себе места. Зову дочку к себе, но она не хочет оставлять мужа. У сына бизнес, в который вложены не только деньги, а и душа, и годы жизни. Как это все бросить? Кто подумает о простых людях, которые только и хотят, чтобы жить под мирным небом и растить своих детей? Я не могу оставаться здесь и не могу поехать туда. Моим детям угрожает опасность, а я ничего не могу сделать! Что они кому сделали плохого? За что на них с войной? – взахлеб перечисляет Лена, не сдерживая слез.

Я пытаюсь успокоить, поддержать и не нахожу слов…

Мы обе знаем, что война – это горе и смерть. Но еще 23 февраля, когда мы перебрасывались поздравительными открытками по вайберу, и говорили про то, что вокруг нездоровая обстановка и в мире пахнет войной, эти слова не имели такой страшный смысл. А сегодня мы говорим про взрывы и панический страх, с которым живут наши родные. Мы говорим про войну, частью которой сами являемся….

Мы договорились созвониться завтра. А я опять позвонила родным на Украину. На третьем гудке телефон замолкал… После нескольких безуспешных попыток я написала, наверное, уже двадцатый раз за последние два дня короткую фразу: как вы?

– Мы живы. С сегодняшнего дня у нас комендантский час введен, ходим в магазин в строго обозначенное время. Страшно. Молимся. – написала тетя Вера из Белгород-Днестровска. Это жена моего родного дяди. Люди уже немолодые, дядя Андрей очень тяжело перенес коронавирус. И тут такое…

– У нас пока спокойно, если это можно назвать спокойствием. Продукты в магазинах есть, очередей нет. Отслеживаем ежеминутно обстановку, – написала в ответ подруга из Тузлов – нашего родного села.

Уже пятая по счету эсэмэска, отправленная племяннику, не прочитана…