Новый год моего детства. Бобруйск, 1950-е: «В подарках были мои любимые конфеты с вафлей «Аэрофлотские»...»

2334
Ирина РЯБОВА. Фото из домашнего архива героя публикации
Бобруйчане и могилевчане делятся своими воспоминаниями про то, как праздновали Новый год во времена их детства и юности.

Юрий Самак родился в Бобруйске в 1954-м, ходил в садик №2, окончил 9-ю школу, училище №8 и практически всю жизнь проработал сварщиком. Семья Самак сначала жила в доме на Октябрьской, потом получили квартиру на Советской.

3-летний Юра Самак с воспитательницей Людмилой Михайловной (не уверен, что имя помнит верно) и девочкой Лидой из группы. «На мне костюм то ли Петрушки, то ли
3-летний Юра Самак с воспитательницей Людмилой Михайловной (не уверен, что имя помнит верно) и девочкой Лидой из группы. «На мне костюм то ли Петрушки, то ли Звездочета», – смеется Юрий Александрович.

– Помню это ощущение радости и новогоднего чуда, которое тогда было в душе, – рассказывает сегодня уже 67-летний Юрий Александрович. – Подарков ждал, Деда Мороза ждал, в которого искренне верил. В подарках были мои любимые конфеты с вафлей «Аэрофлотские». Вот на этом фото мне три года, но я хорошо запомнил тот новогодний утренник. Мы, трое детей, сидели под елкой. Когда Дед Мороз пришел и прочел какое-то четверостишие. Помню только отдельные строки: «Из-под елки выходите… Приносите нам подарки…». Мы выходили из-под елки, доставали подарки из больших сумок и раздавали их другим детям. То есть, нам выпала большая честь помогать Деду Морозу.

3-летний Юра Самак с девочкой Лидой из группы.
3-летний Юра Самак с девочкой Лидой из группы.

В детстве родители водили меня на новогодние утренники в деревянный клуб, который находился возле предприятия «Красный пищевик». Еще – на елку в здание старого театра.

Новый год встречали дома, приходили родственники, друзья – гостей всегда было много. В моем детстве столы праздничные были довольно скромными: картошки отварят, сала нажарят, мяса натушат, салатов несколько сделают, и все. Помню, что был салат с зеленым горошком, еще салат из свежей капусты и морковки со сметаной. Из детских подарков больше всего запомнилась почему-то деревянная матрешка-копилка, которую родители подарили. Я собирал в нее монетки.

А на следующий день обычно ехали в деревню Заболотье к родителям отца. Ехали туда на автобусе по старому деревянному мосту (находился он между судоремонтным заводом и нынешним мостом), а дальше за нами на коне приезжали. В деревне на Новый год, как и на другие праздники, было многолюдно и весело! Собирались папины сестры, братья, родные, двоюродные с семьями, дом был весь забит. Стол – на длину всего дома, как на свадьбах. Еще даже лампы керосиновые стояли. Дети со взрослыми за стол не садились. Все покушали, выходят – тогда садятся дети. Еду в печи готовили.

В деревне, бывало, идешь по улице, и все в гости зовут. Всегда у дедушки в доме была живая елка, которую он привозил из леса на коне, никто за это не штрафовал. Едет дед на коне, садятся к нему еще человек десять, и поехали в лес елочки рубить! Игрушки все были стеклянными. По сей день я храню несколько из них.

Запомнилось, что в тот год, 1957-й, снега в деревне было много, дороги чистили трактора, и снежные кучи лежали выше человеческого роста. Нам, детворе, это был так интересно! Делали норы в этих горах, играли в них.

Когда был подростком, встречал Новый год с родителями, а потом собирались своей компанией и шли гулять в парк (где сейчас детский, тогда был взрослый). Там елка стояла, на катке катались, фейерверки запускали.

Читайте полный цикл публикаций: