Бобруйские планеры и мельзавод №17. История жителя одного бобруйского переулка

3474
Татьяна ФЕДОСОВА. Фото из архива героя публикации
Практически всю свою жизнь Иван Ткачев прожил в Бобруйске, и многие его воспоминания связаны с родительским домом в переулке Парижской Коммуны, бобруйскими предприятиями и знакомыми всем бобруйчанам местами.
Иван Ткачев
Иван Ткачев

Ивана Ткачева с детства манило небо под крылом планера, но судьба решила вылепить из него токаря-универсала, за чью долгую карьеру случались «на земле» и взлеты, и падения.

Сейчас Иван Лукич наслаждается заслуженным отдыхом – он гордый отец, дед и прадед, и «сам себе хозяин».

Корни в Микуличах

Родители отца родом из д. Микуличи Бобруйского района, – начинает рассказ Иван Лукич. – Лука Ткачев до войны работал в управлении комендатуры «писарчуком» (кстати, многие фото в семейном альбоме подписаны его каллиграфическим почерком – прим. авт.). Мама, Елена (в девичестве – Зарецкая), была телеграфисткой, а после войны – и телефонисткой, начинала работать на станции «Березина», а потом до пенсии трудилась на железнодорожном «Бобруйске».

– Пацаненком я как-то даже лизнул там телеграфный прибор и получил ощутимый удар током, – посмеивается собеседник.

Родители Ивана: Елена и Лука Ткачевы, 1937 год
Родители Ивана: Елена и Лука Ткачевы, 1937 год

В конце 30-х годов отец Вани поступил в бобруйскую школу младших авиаспециалистов, а в 1940 году его направили служить в Бессарабию – так семья оказалась в Кишиневе, где и родился наш герой.

Отец Ивана в дни Великой Отечественной войны, 21 апреля 1944 года, с. Цыбулево. «На добрую и долгую память дорогой семье…»
Отец Ивана в дни Великой Отечественной войны, 21 апреля 1944 года, с. Цыбулево. «На добрую и долгую память дорогой семье…»

С началом войны отец ушел на фронт, а Елену Ткачеву с двумя сыновьями эвакуировали в Башкирию, откуда им удалось вернуться в Бобруйск лишь в 1944 году, с уходом немцев.

Жили в родительском доме, построенном еще в 1926 году возле винзавода. В войну кто только здесь ни побывал, – рассказывает бобруйчанин.

– Бабушка вспоминала и партизан, и немцев с их «млеко-яйки». Рассказывала нам, что от души желала им «Каб цябе пранцы ўзялi!», а захватчикам слышалась «Франция», и они охотно хвалились, что «Да-да, Франция капут».

Иван Лукич вспоминает, что дом был длинный, разделенный на несколько частей. С соседями жили дружно – все праздники встречали вместе, накрывали столы прямо в саду, так же ставили елку на Новый год.

Соседи в день 50-тилетия Марии Печуренко, 23.07.1967
Соседи в день 50-тилетия Марии Печуренко, 23.07.1967

Юные годы чудесные и небо под крылом

Местные дети ходили в детский сад, который располагался в частном секторе там, где сейчас автовокзал, – рассказывает старожил.

Детский сад на месте нынешнего автовокзала, 1946 или 1947 год
Детский сад на месте нынешнего автовокзала, 1946 или 1947 год

А позже – бегали через пути в 10-ю железнодорожную школу-семилетку, которая находилась там, где сейчас ветстанция.

Класс с учительницей, 1948 год (Иван третий слева направо в верхнем ряду)
Класс с учительницей, 1948 год (Иван третий слева направо в верхнем ряду)

После окончания семилетки Иван пошел в 4-ую школу, но на «картошке» в колхозе случилось повздорить с учителем, из-за чего из школы исключили, вздыхает собеседник. Но учебу он вскоре все-таки продолжил по совету друга Аркадия – окончил 10 классов в вечерней школе. Параллельно работал учеником автослесаря в Авторемонтной колонне №2, которая позже превратилась в 10-ую автобазу. Примерно в этот период подошло время идти в армию, а так как из-за проблем со здоровьем «светил стройбат», желанием туда попасть Иван не «горел».

Отдельная глава в жизни Ивана Ткачева – планеры. На месте Шинного и Кожкомбината, – делится воспоминаниями бобруйчанин, – были поля и взлетно-посадочная полоса Бобруйской планерной станции. Начальником был Ефим Исакович Зверев, бывший пилот-истребитель, который на досуге вел еще и авиамодельный кружок в Доме пионеров.

Иван с другом, Георгием Говоровским, 1958 год.
Иван с другом, Георгием Говоровским, 1958 год.

На планерной станции «жизнь кипела»: регулярно сменялись летательные аппараты – самые первые запускали вручную, «как из рогатки», затем – с помощью автомобиля ГАЗ и чехословацкой лебедки. Модели любимых планеров Иван Лукич и сейчас помнит наизусть: «Бро-9», «Пионер», «Приморец». В автопарке станции даже были мотоциклы «Харлей» и «Индиана», с помощью которых разгоняли летательные аппараты.

Иван с другом позируют с тем самым мотоциклом «Индиана»
Иван с другом позируют с тем самым мотоциклом «Индиана»
На планерной станции. Весной все вместе дружно складывали парашюты
На планерной станции. Весной все вместе дружно складывали парашюты
На планерной станции. Чехословацкая лебедка, с помощью которой запускали планеры
На планерной станции. Чехословацкая лебедка, с помощью которой запускали планеры
С аэрозондами. Парад 1 мая 1958 года
С аэрозондами. Парад 1 мая 1958 года
Первые республиканские соревнования планеристов в Бобруйске, 1958 год (многоборье: стрельба, бег 100 м, рулежка и подлеты)
Первые республиканские соревнования планеристов в Бобруйске, 1958 год (многоборье: стрельба, бег 100 м, рулежка и подлеты)

Летали они, по словам Ивана Лукича, с друзьями и соседями, участвовали в соревнованиях, прыгали с парашютом с крыла «кукурузника», в общем, «болели» небом. Наш собеседник даже стал планеристом-инструктором.

И когда пришла пора идти в армию, Иван не утерпел, «полетел» в Саранск, в авиационное училище, которое иногда набирало бобруйчан, в надежде, что его возьмут. Но квоты для бобруйчан на тот момент не было, и мечта осталась мечтой.

Планер  «Пионер» с ученицей. Первый полет Бобруйск-Еловики
Планер «Пионер» с ученицей. Первый полет Бобруйск-Еловики
Иван на Бро-9
Иван на Бро-9
15 июня 1957. Полет на 50 м высоты
15 июня 1957. Полет на 50 м высоты

Чтобы не идти в стройбат, в 1960-м году оказался Иван с товарищами в городе Златоусте и стал учиться на токаря-универсала.

Иван с женой
Иван с женой

– Навыки отрабатывали на военном заводе, даже подписывали бумаги «о неразглашении военной тайны», – вспоминает собеседник.

Потом он вернулся в Бобруйск, где в общей компании познакомился с будущей женой, Галиной, которая работала на художественной фабрике «8 марта».

В городском парке. Иван с супругой Галиной, дочерью Диной и тестем-фронтовиком Филиппом Белявским
В городском парке. Иван с супругой Галиной, дочерью Диной и тестем-фронтовиком Филиппом Белявским

Мельзавод №17

Иван Лукич начал работать на мельзаводе №17 слесарем. Параллельно отучился в лесотехникуме на механика, и уже во время учебы был назначен и.о. главного механика, которым и стал после ее завершения. С гордостью вспоминает свой цех – он был показательным, так как коллективом «навели красоту своими силами»: сделали шкафчики в раздевалке, бассейн и баню, а еще там «всегда был порядок».

Позже Ивана Ткачева перевели начальником в комбикормовый цех. После чрезвычайного происшествия – взрыва – он вернулся в «родной» мехцех, откуда его впоследствии еще не единожды «перебрасывали»: снова в комбикормовый, потом в Ходосы главным инженером на комбикормовый завод, и снова начальником – назад в комбикормовый цех.

На площади Ленина, Иван с мамой и братом
На площади Ленина, Иван с мамой и братом

– В 1987 году наградили медалью «Ветеран труда», – показывает грамоты и свидетельства Иван Лукич. – И еще фото-книгу подарили «Спатканне з лесам», тогда такие были в цене.

Демонстрация в период работы на мельзаводе. На переднем плане с Иваном Ткачевым Александр Лисовский и Лазарь Гуревич
Демонстрация в период работы на мельзаводе. На переднем плане с Иваном Ткачевым Александр Лисовский и Лазарь Гуревич

А перед самой пенсией Ивану Лукичу даже довелось немного поработать фасовщиком, и по 2001 год – начальником транспортного участка в районном жилищном управлении. «С тех пор я – сам себе хозяин», – посмеивается собеседник.

Прогулка по улочкам родного города
Прогулка по улочкам родного города

За время этих трудовых перипетий у Ивана Ткачева выросло трое детей: дочь Дина – медик, старший сын Александр и сейчас работает в электросетях, а младший, Денис – на КПД, в строительстве. На всех для «деда Вани» – шестеро внуков и трое правнуков. Сейчас Иван Лукич коротает дни все в том же родительском доме в переулке Парижской Коммуны, где и началась его бобруйская история. А с сотен черно-белых фотографий ему улыбаются друзья и близкие – и замечательно то, что история этой семьи сохранится благодаря стараниям сына нашего героя, Александра, который сейчас оцифровывает семейный архив для потомков. И кто знает, возможно, красивую мечту Ивана Ткачева о небе под крылом воплотит уже кто-то из его правнуков.