Белорус, который живет в Баварии: «Первое время не видел большой разницы между Могилевом и моей новой родиной»

18068
П. ЛЕВАНОВИЧ, magilev.by
Могилевчанин Олег Давид Лисовский рассказывает, как оказался в Германии, чем там занимается, как проходит его рабочий день и чем все же отличаются немцы от белорусов.
Олег Давид Лисовский.
Олег Давид Лисовский.

Он вырос в Могилеве, а если точнее, взрослел и набирался сил – в треугольнике «Пединститут – улица Орловского – Мир 1». Обычная семья. Обычное детство. Сменил две школы. Потом были «третий» лицей и «Машинка». Сегодня этот необыкновенно умный парень живет в Баварии. Имя его знает, без преувеличения, каждый могилевчанин, худо-бедно интересующийся историей и культурой родного города.

Олег Давид Лисовский. Айтишник

Знакомы мы давно. Наверное, лет 15. Правда, знакомство наше было заочным – общались в основном через Facebook. В Олеге меня всегда поражали две вещи: его «могилевский» патриотизм и неиссякаемый энтузиазм. Это он создал самую большую галерею фотографий старого Могилева, по крупицам и, часто, за собственные деньги, собирая снимки в различных архивах и частных коллекциях. «Зачем? – спрашиваю у него. – Ты живешь в Германии уже столько лет. С Могилевом тебя ничего не связывает. Зачем «заморачиваться»? На эти и другие вопросы Олег всегда отвечает одно и то же: «Это моя Родина!»

Родина

– Я родился и вырос в Могилеве. В этом городе прошла большая часть моей нынешней жизни, – рассказывает собеседник. – Сначала учился в «двадцать седьмой», а потом и в «двадцать третьей» школе. Сохранилось много ярких воспоминаний. Это важно – сохранять эмоциональную связь с тем местом, где ты родился. После школы три года отучился в лицее (за Домом спорта – авт.), а после была «Машинка». Получил образование программиста. Вполне им, кстати, доволен. Но дело не только в выборе профессии. В «Машинке» произошел куда более важный момент в моей судьбе – на 4-м курсе я женился. Студенческая семья!

После окончания Машиностроительного института Олег должен был отправиться по распределению. «Никуда ехать мне не хотелось. Все мысли были лишь о жене, которая вместе с родителями уехала в Германию, – признается бывший студент. – Я остался в Беларуси, и жена приезжала ко мне в гости. Всегда удивлялась – настолько огромным был контраст между ее новой родиной и Могилевом.

Уехал в 2008-м. Вслед за женой

Семья Лисовских
Семья Лисовских

Скажи, ты этот контраст между Беларусью и Германией почувствовал?

Олег улыбается.

– Обычно все делятся свежими впечатлениями. Другая страна – другой мир. Оно и понятно! Но первое время большой разницы между Баварией и Беларусью я не ощутил. Та же природа – лес, поле, лес. Похожий климат (мы разговаривали, когда в Баварии было «+3», а в Беларуси «– 6» – авт.). В городах, правда, совершенно другая архитектура, по-другому выглядит общественный транспорт… Знаете, было впечатление, будто я всего-навсего переехал в западную Беларусь.

Мой собеседник признается: лишь спустя некоторое время он осознал, что попал в совершенно иное измерение. «Другие люди, менталитет, атмосфера другая. В Баварии очень спокойно. Никакой суеты! Как вы сказали, люди не «заморачиваются», не мечутся из угла в угол в поисках подработки, в попытке свести концы с концами. Немцы спокойно идут на работу, с работы – в кафе или бар, или в небольшой ресторанчик. Причем делают это семьями – жена, дети – неспешно рассматривают меню, что-то заказывают. И ты понимаешь – так и должно быть! Именно такой должна быть жизнь!

А белорусы?

– Все дело в том, что белорусы не улыбаются! По сравнению с немцами, они очень суровые и… (задумался – авт.) обособленные. Вот вам простой пример: в Германии вы заходите в лифт, видите совершенно незнакомых вам людей и… здороваетесь. Они в ответ вам улыбаются. Так здесь принято! Жена как-то приехала ко мне в гости – в Могилев – и попыталась поздороваться с соседями по площадке. Если бы вы видели, какое недоумение отразилось на их лицах! В глазах читались вопросы: «Да кто вы такие? Что вам от нас надо?».

Окей! Белорусы не улыбаются. А ты, вообще, часто улыбаешься?

– Бывает, что часто. Это зависит от конкретного дня.

Давай поговорим о том, как проходит твой обычный – как сказали бы у нас – рабочий день.

– Ничего необычного. Все дни одинаковые. Встаю. Молюсь. Пью чай (без разницы какой). Завтракаю уже на работе. Беру с собой перекус. Потом трамвай до вокзала, поезд… Где-то час – и я на работе (Олег работает в соседнем городке за 30 км от дома, когда-то этот городок принадлежал Тевтонскому ордену – авт.). То же самое вечером.

Что такое работа по-немецки?

– Наверное, главное состоит в том, что у меня свободный график. За неделю нужно отработать 50 часов. А уж «когда» и «как» ты это сделаешь, решай сам. Важен результат!

Олег Давил Лисовский.
Олег Давил Лисовский.

«Covid» как-то повлиял на экономику Германии и на вашу личную жизнь?

– Увы, да! Очень много людей потеряли работу. Но в Германии все не так плохо. Бизнес, например, поддерживается государством. Фирма, в которой я работаю, занимается транспортной логистикой. Зарплата зависит от того, насколько люди активно передвигаются. Когда все остановилось, наша прибыль упала, буквально, до нуля. И государство поддержало!

Смотрите, во время пандемии нам предложили сократить рабочий день. Скажем, на 30%. Эти 30% оплачивает государство как пособие по безработице. По сравнению с обычным заработком, ты теряешь 13%. При этом никто тебе не указывает, сколько именно тебе этого самого времени нужно сократить. Если ты один, и у тебя нет кредитов, – сокращай хоть 80%, или сколько там вам взбредет в голову. А если большая семья и много кредитов – оставляй 100% от заработка. Решение за вами!