«Мы не считаем себя героями». Командир поискового отряда «Феникс» рассказал, почему романтикам у них не место

2231
Ирина ПОЛОВИКОВА. Фото из архива ПСО «Феникс»
Командир могилевского поисково-спасательного отряда «Феникс» Андрей Петров с восьми утра и до пяти часов вечера трудится дорожным рабочим в строительной бригаде предприятия теплоэнергетики. А все свободное время посвящает организации поиска потерявшихся в лесу грибников, стариков, в силу возраста заблудившихся на улицах родного города, сбежавших из дому после ссоры с родителями ребятишек.

«Фениксу» всего чуть больше года, но в его рядах на сегодня уже около 340 человек, еще 80 – в составе подразделения отряда, базирующегося в Витебской области. Среди волонтеров – люди самых разных профессий, есть студенты, учащиеся лицеев и колледжей и даже школьники. Около половины всего «личного состава» – девушки и женщины. Что, по мнению Андрея Петрова, не удивительно, ведь именно представительницы прекрасного пола острее переживают чужую беду, чаще стремятся бросаться на помощь, жалеть, сочувствовать.

Командир ПСО «Феникс» Андрей Петров.
Командир ПСО «Феникс» Андрей Петров.

Приходят в отряд по-разному. Кто-то прочитал о нем в соцсетях или услышал рассказы о «Фениксе» от друзей, работающих здесь волонтерами, кто-то – после того, как самому довелось пережить не самые приятные минуты в поисках пропавшего близкого человека. Последних, кстати, в отряде около 30 процентов.

– Романтики, кстати, в отряде практически не задерживаются, – уверяет Андрей. – Человек съездит один-два раза в лес, увидит, как это сложно и не похоже на приятную прогулку по лесной тропинке. Идти-то во время поисков приходится строго по азимуту, а это могут быть болота, труднопроходимая лесная чаща.

«Фениксу» всего чуть больше года, но в его рядах на сегодня уже около 340 человек.
«Фениксу» всего чуть больше года, но в его рядах на сегодня уже около 340 человек.

Некоторые думают – вот я пришел и сразу стал героем! Так не получится. Да мы и не считаем себя героями. У нас такой принцип: если нашли человека, то никогда не говорим, кто нашел – нашла организация. Также мы не разглашаем обстоятельства, при которых человек был найден. С этим у нас строго, ведь решать – рассказывать об этом или нет – могут только родственники или он сам, – говорит Андрей Петров.