Бобруйск наизнанку: что скрывается за парадным фасадом? Часть III, заключительная

7471
Александр ЧУГУЕВ, фото автора
Что, если однажды свернуть с проторенного пути и нырнуть в ближайшую подворотню? Пройти дворами не вдоль улицы, а поперек? О, вас ожидает множество открытий! Город, вывернутый наизнанку, предстанет незнакомой стороной.

На сайте ранее: Бобруйск наизнанку: что скрывается за парадным фасадом? Часть I и Часть II

Социалистическая ↔ Московская

За зелеными кронами каштанов на площади Победы, между памятником жертвам репрессий и аптекой скрывается симпатичный двухэтажный особняк на несколько квартир по адресу Социалистическая, 62. Зелень настолько удачно камуфлирует это место, что мало кто вообще подозревает о существовании здесь жилого дома, равно, как и о проезде справа от него, который выводит на Московскую.

Дом смотрит окнами на аптечный дворик с рябиной и ползущим по стене плющом, а также на внутреннюю площадку краеведческого музея.

Пространство за музеем вымощено булыжником и напоминает фрагмент улицы начала прошлого века. Скорее всего так и задумывалось — поддержать музейную экспозицию историческим характером здания и антуражем прилегающей территории. Замечательная идея! Да вот беда — дворик всегда заперт решетками с двух сторон, и единственный человек, который его регулярно посещает, это дворник.

А ведь можно было бы организовать вход в музей через арку и кованные ворота с полосатой будкой, шлагбаумом, пушками и рыцарями. Музейная презентация начиналась бы уже под открытым небом. Да и сама площадка могла бы стать креативным пространством для любителей истории.

07.10.2021. Бобруйск. Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни. Знакомые улицы с незнакомой стороны.
07.10.2021. Бобруйск. Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни. Знакомые улицы с незнакомой стороны.

Комсомольская ↔ Советская

Некогда сквозной променад вел тылами Социалки с Комсомольской на Карла Маркса. Еще пять лет назад фотографическая фактура здесь была роскошная: деревянные лестницы, розенберговский кирпич, белье на веревках, таинственные подземелья… Бобруйский колорит, как он есть. Под стать были и здешние типажи.

Сегодня квартиры сохранились только в домах на Социалистической. Первые этажи на Комсомольской занимают магазины, а на вторых этажах расположились офисные помещения. Кирпичная кладка оштукатурена, стены покрашены, дорожки и газоны благоустроены. Двор стал респектабельным приложением к складам магазина «Квартал вкуса», которые наглухо закупорили выход на противоположную сторону.

Живым напоминанием о прошлом на скамейке посреди двора восседает пожилой мужчина и чистит морковку. Нож с кривым лезвием методично соскребает оранжевую стружку, и вот уже очередная хилая морковина оказывается в ведре с водой. Мужчина не прочь поговорить с любопытным прохожим, и объясняет, что дома на кухне потом еще и убираться придется, а тут на солнышке приятнее и веселее.

Хоть главный путь на Карла Маркса перекрыт, сквозной проход в этом квартале все же имеется. Но найти его непросто. За автомобильной стоянкой не доходя до складских ворот нужно повернуть направо и по узкой тропинке под кронами деревьев обогнуть кирпичный сарай. По злой иронии все «тайные» пути пролегают мимо мусорных площадок. Миновав контейнеры, попадаем прямехонько на Советскую к магазину «Копеечка».

Комсомольская ↔ Карла Маркса (тупик)

Напротив краеведческого музея на Комсомольской белые металлические ворота открывают (а иногда закрывают) широкий проход во двор. Слева он ограничен хозпостройками районной поликлиники, а справа — зданием торгового центра «Силуэт». Прямо по курсу — симпатичный «мурал» с героями мультфильма Бориса Степанцева про Малыша и Карлсона. Особенно удался художнику образ Фрёкен Бок: домоправительница игриво пародирует хрестоматийные кадры с Мэрилин Монро.

Над дверями вывеска «Ремонт телефонов». Но сама мастерская давно переехала по другому адресу. В целом двор в двух шагах от площади Победы производит впечатление заброшенного. У стены ТЦ зияет огромная бетонная яма (остатки фундамента?) едва прикрытая досками. Сквозь многочисленные прорехи видны горы мусора внутри. Ходить в темное время в этом месте крайне не рекомендуется.

Московская ↔ Карла Либкнехта

Двор в квадрате улиц Московской, Социалистической, Карла Либкнехта и Чонгарской не просто благоустроен, а благоустроен с претензией на образец. Если бы все бобруйские внутриквартальные территории выглядели подобным образом, многотрудная «экспедиция» превратилась бы в приятную прогулку.

Здесь есть аттракционы для детей, ухоженная площадка для сбора мусора и даже подобие «экологической» автостоянки у дома №81/25 по Чонгарской. К слову, сам дом, построенный в 1931 году, называют «вторым домом горсовета». Вслед за подобным сооружением на Пролетарской он являлся домом «образцового коммунального быта» советских служащих.

Населяли его преимущественно еврейские семьи: Шульманы, Беленькие, Цильманы, Уфлянды, Духины, Берлины, Левины, Рубинштейны, Вольфсоны. По воспоминаниям бывших жильцов, быт и в самом деле был образцовым, а жизненный уклад коммуналки отличался особым колоритом… Евреи уехали. Коммуналок давно нет. А дом остался.

Асфальтовые дорожки ведут по диагонали мимо сохранившихся одноэтажных домов. Один из них, выкрашенный розовой краской, может служить наглядным примером последствий вынужденного «уплотнения», превратившего бывшие купеческие особняки в многоквартирное жилье. Изуродованные со всех сторон пристройками и верандами эти «блокированные» дома сегодня являют собой печальное зрелище.

И если когда-нибудь Бобруйск отважится вернуть былую стать и гордость еврейского «штетла», все эти дощатые будочки и скворечники, должны быть безжалостно снесены, заборы и ограды сняты, розовая штукатурка смыта до красного кирпича, парадные двери перенесены из подворотен на улицы.

Без выводов

Вся идея этого цикла родилась из мечты о «прозрачном городе». Таком городе, где нет заборов и оград. Где можно беспрепятственно путешествовать не только по улицам, но и по уютным зеленым дворам, не встречая препятствий. Где проулок открывает террасу маленького кафе, а не покосившийся сортир или сарай. Где в центре кварталов размещаются скверы и детские площадки, а не вотчинные огороды с кривыми теплицами.

Безусловно, такой во многом идеалистический подход требует радикального пересмотра частных и общественных отношений к собственности. На взгляд автора, первобытное желание урвать себе надел в исторической части города постулирует пренебрежение и даже презрение к окружающим. А следовательно, оно недопустимо и должно пресекаться законодательно. Город принадлежит всем его жителям.

Все использованные в публикации снимки с геопривязкой можно найти здесь