Бобруйск наизнанку: что скрывается за парадным фасадом? Часть I

9617
Александр ЧУГУЕВ, фото автора
Словно торт на дольки, город поделен на кварталы. Что там внутри, за прилизанными фасадами, мы не особо задумываемся в спешке и ежедневной рутине. Но что, если однажды свернуть с проторенного пути и нырнуть в ближайшую подворотню? Пройти дворами не вдоль улицы, а поперек? О, вас ожидает множество открытий! Город, вывернутый наизнанку, предстанет незнакомой стороной.

Слово «город» имеет в основе понятия «ограда», «забор» и первоначально означало «огороженное место». В наше просвещенное время уже нет нужды прятаться за крепостными стенами от наступающих врагов. Но вот парадокс — заборы и ограды по-прежнему играют определяющую роль в нашей жизни.

Улица Карла Маркса
Улица Карла Маркса

Словно торт на дольки, город поделен на кварталы. Что там внутри, за прилизанными фасадами, мы не особо задумываемся в спешке и ежедневной рутине. Мы едим город ломтями, прихлебывая латте из ближайшей кофейни. Такой уклад нам кажется привычным и естественным.

Улица Социалистическая
Улица Социалистическая

Но что, если однажды свернуть с проторенного пути и нырнуть в ближайшую подворотню? Пройти дворами не вдоль улицы, а поперек? О, вас ожидает множество открытий! Город, вывернутый наизнанку, предстанет незнакомой стороной. Чаще ностальгической, порою пугающей, иногда отвратительной… Это будет другой Бобруйск, которого вы еще не видели.

Улица Бахарова
Улица Бахарова

Особенно интересны в этом плане кварталы центральной части, где сохранилась историческая застройка. Конечно, Бобруйск — не Санкт-Петербург и не Одесса с их знаменитыми дворами-колодцами, но и в родных пенатах можно найти и пронзительную «достоевщину», и Бабелевские типажи.

Порт-Артур
Порт-Артур

Проникнуть в это сакральное пространство непросто. Всему виной те самые заборы. Отношение бобруйчан к заборам — особое, трепетное. Дощатые и каменные, из прутьев и профлиста, — эти молчаливые солдаты порядка берегут островки частной жизни: поленницы дров, вросшие в траву «Москвичи», склады магазинов и прочих милых сердцу «гешефтов».

Дворы между Московской и Советской
Дворы между Московской и Советской

Заборы пускают своих и прогоняют пришлых. Чужаков здесь не ждут — хмуро косятся, тревожно провожают взглядом. Но если преодолеть первоначальное недоверие и разговориться, можно услышать житейские истории реального Бобруйска.

Дзержинского ↔ Бахарова

Далеко ходить не надо — в паре сотен метров от Центрального рынка на Дзержинке между магазинами «Копеечка» и «Белвест» открывается широкий проход. Люди деловито пробегают мимо, торопясь за овощами. А если свернуть?

Десяток шагов в сторону, и вы оказываетесь на огромном пустыре с бурьяном, мусорными контейнерами и деревянными сарайчиками. Контраст разительный! Совсем рядом кипит жизнь, снуют люди, сигналят машины… А здесь тишина, шорох крапивы и облаков над головой. Словно и нет вокруг никакого Бобруйска.

Дом №53 по улице Дзержинского соседствовал со снесенным
Дом №53 по улице Дзержинского соседствовал со снесенным

В центре пустого пространства обнаруживаются следы фундамента. Когда-то здесь стоял жилой дом №51. Его еще можно рассмотреть на спутниковых снимках. Дом давно был заброшен, обветшал, пришел в аварийное состояние и стал прибежищем маргиналов. Вот его и снесли от греха подальше.

Миновав пустырь, тропинка сбегает вниз. По ней можно быстро пройти с Дзержинки на Бахарова. А если сразу за снесенным домом свернуть налево — в узкий проход между домами — попадете прямехонько к синагоге. Но будьте осторожны: заросшую площадку у дверей дома №47 по Социалке клиенты местной спиртовой точки превратили в общественный туалет.

Через этот проход можно выйти на Социалистическую прямо к синагоге
Через этот проход можно выйти на Социалистическую прямо к синагоге

А вот двор между домами №47 и №45, наоборот, производит ухоженное впечатление. Здесь жильцы затеяли небольшое строительство: из дикого камня они возводят изгородь для палисадника. Придомовая территория давно приватизирована и используется совместно. Незримая граница проходит ровно посередине.

Хозяйка Надежда Константиновна угощает виноградом прямо со вьющейся по забору лозы и сетует, что из коренных жителей остались всего двое: она сама да сосед из двухэтажки напротив. Вот раньше-то, в 1987-м, двор был живой! Женщина с теплотой вспоминает уехавшие еврейские семьи, колоритную бабу Эмму, к которой частенько забегали за солью и за советом. Жили дружно. Часто прямо во дворе устраивали застолья.

Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни
Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни

Сейчас все по-другому. Жилье в округе выкупили вьетнамцы. Они торгуют на рынке и держат кафе «Сайгон». Новые соседи ведут замкнутый образ жизни и наладить контакт с окружающими не стремятся. Удивляют Надежду Константиновну и некоторые бытовые привычки приезжих, отнюдь не способствующие чистоте и гигиене на придомовой территории.

Улица Бахарова
Улица Бахарова

А еще, как выяснилось, сквозной проход в квартале появился сравнительно недавно — когда снесли деревянные сарайчики накануне «Дожинок» в 2005-м. До этого двор совсем не напоминал пустырь, — вздыхает женщина и тут же привычно машет рукой заплутавшему водителю грузовика. — «Копеечка» там!

Бахарова ↔ Советская

Со стороны Бахарова вход в квартал найти непросто. Неприметный проем рядом с зеленым заборчиком продолжается тропинкой мимо покосившихся сараев и тылов судебно-медицинской экспертизы. Сразу три мелкие собачонки с лаем бросаются под ноги, но больше для виду: чего, чужак, тебе здесь надо?

Вход в двор со стороны улицы Бахарова
Вход в двор со стороны улицы Бахарова
Дом №62 на улице Бахарова
Дом №62 на улице Бахарова
Дом №62 на улице Бахарова
Дом №62 на улице Бахарова

Дом №62 построен из красного кирпича. Окна двух ризалитов западного фасада украшены каменными наличниками с замками и подоконниками. По периметру дом окаймляет декоративный карниз, а углы выполнены с закруглением. Такое «заигрывание» со стилистикой модерна часто встречалось в купеческой архитектуре Бобруйска начала ХХ века.

Дом №62 на улице Бахарова
Дом №62 на улице Бахарова

Сегодня это блокированный многоквартирный дом с кухнями-верандами. Нагромождение пристроек и палисадников превращает некогда изящное здание в подобие океанского корабля, облепленного морскими раковинами. Трудно упрекать в этом жильцов: они стараются устроить свой быт, как умеют. А получается — кто во что горазд.

Непременным атрибутом одноэтажного Бобруйска остаются сарайчики. Во многих домах еще сохранилось печное отопление, и в этих постройках жильцы хранят дрова, а заодно и ненужную утварь. Когда-то монументальные дровницы с лестницами и балюстрадами «украшали» едва ли не весь центральный район, регулярно становясь причиной пожаров. Но накануне приснопамятных Дожинок большинство пошло под снос.

Сразу за сараями виден щербатый деревянный забор, а за в ним в зарослях сирени и залежах бутылок едва просматривается стена кирпичного дома. Выбитые окна заколочены досками, деревья растут прямо из-под фундамента, прилегающая территория, не занятая растительностью, давно превратилась в форменную помойку. И это в самом центре города, в десятке метров от конечной автобусов! Глазам не верится!

Дом №35 на улице Советской
Дом №35 на улице Советской

Ближе к Советской становится просторнее и светлее. У дома №35 большая открытая площадка для сушки белья. Ветер треплет на солнце берёзовые косы. И снова настигает то же ощущение нереальности. Прямо за киосками оживленный городской перекресток, а здесь тишь да гладь, да божья благодать. На свежеокрашенной стене алеет признание в любви некоей Олечке, а на ограде напротив завивается виноград.

Валентина Ефремовна, жительница дома №58
Валентина Ефремовна, жительница дома №58

Роскошество бархатцев и георгин в палисаднике дома №58 по соседству. Это тоже многоквартирный дом, только деревянный. Валентина Ефремовна проживает в нем уже более тридцати лет и вспоминает, что раньше квартиры здесь выделяли руководству милиции, а сам дом имел два этажа. На спартанские бытовые условия пенсионерка не жалуется, говорит, привыкла. Зато расположение выгодное: рядом рынок, магазины, остановки транспорта.

По зеленой тропинке вдоль дома можно срезать угол, выйти на Бахарова и замкнуть кольцо.

Дзержинского ↔ Урицкого

Самый известный бобруйский квартал — Порт-Артур. Как название, так и первоначальное назначение постройки до сих пор являются предметом дискуссии историков. Залетные туристы редко проходят двор-колодец насквозь, а ведь так можно выйти на Урицкого.


Все самое интересное скрыто на задворках. Сквозь арку, наполовину перекрытую полусгнившим самостроем из ДСП, виден задний двор, на удивление чистый и ухоженный. Спасибо дворникам. Исполинский восточный фасад с двумя куцыми фронтонами и маленькими окошками напоминает тюрьму. Внизу приткнулась детская площадка с беседкой.


Изнанка Порт-Артура
Изнанка Порт-Артура

С другой стороны, у жилого дома №30 — тупик, проход криво перекрыт бетонными плитами. Но даже и без них пройти не получится: по ту сторону до уровня человеческого роста поднимается слой почвы и мусора. Кажется, что плиты, как плотина, с трудом сдерживают этот напор.

На кадастровой карте видно, что свалка непосредственно примыкает к границам пафосного недостроя с колоннами на Чонгарской, 34. Что это за здание, кому принадлежит, и почему в самом центре города на мусоре выросли целые джунгли, совершенно не понятно.

Улица Чонгарская, 34
Улица Чонгарская, 34

Советская ↔ Социалистическая

Торговый квартал вблизи центрального рынка. Огромное количество магазинов и магазинчиков лепятся друг другу и толкаются локтями. Обилие безвкусных кричащих вывесок и «евроремонт» исторических зданий — тема отдельного разговора. Нас же интересует, что скрыто за фасадами.

Внутрь ведет широкий проход возле магазина «Обои» на Советской. Сразу за ним — ожидаемый пустырь, явно оставшийся после сноса чего-то большого. Сейчас территория пустует и используется как стоянка для автомобилей. Двор можно было бы считать ухоженным, если бы не заросли бурьяна у трансформаторной будки.

С высоты видно, что здание торгового центра «Березина» (бывшего одноименного ресторана) имеет форму усеченной буквы Л. К его короткой «ножке» вплотную примыкают дома №67 и №69 на Социалке. Последний еще сохранил жилой подъезд и глубокий подвал под домом, как это было в начале прошлого века в лавках по всей Муравьевской. Сегодня на крыше подземелья греются коты, а у распахнутой настежь металлической двери выросли мальвы.

06.10.2021. Бобруйск. Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни. Знакомые улицы с незнакомой стороны.
06.10.2021. Бобруйск. Бобруйск наизнанку. Дворы и подворотни. Знакомые улицы с незнакомой стороны.

Два узких прохода по бокам дома №71 (ювелирный магазин) выводят нас на шумный бобруйский «Арбат» прямиком к стеклянным витринам торгового дома «Бродвей». Бобруйску вообще присущ провинциальный пафос в названиях.

(Продолжение следует)