Два профессора из одной деревни. История о братьях Комаровых, ставших известными физиками

1205
Александр УДОДОВ. Фото из архива Комаровых
Немногочисленные теперь жители деревни Галузы Чаусского района, а также ее уроженцы вправе гордиться братьями Комаровыми, которые стали известными учеными и прославляют малую родину.
Вся семья Комаровых у родного дома.
Вся семья Комаровых у родного дома.

Ими гордятся земляки

Недавно исполнилось 76 лет со дня рождения известного ученого в области радиационной физики твердого тела, микроэлектроники, рентгеновской и гамма-оптики, нанотехнологий, члена-корреспондента Национальной академии наук Беларуси, доктора физико-математических наук, профессора Фадея Фадеевича Комарова. Несмотря на возраст, он по сей день спешит на работу в научно-исследовательский институт Белгосуниверситета, где возглавляет лабораторию, а также читает лекции на кафедре физической электроники и нанотехнологий.

Фадей Комаров родился в деревне Галузы Чаусского района. В 1969 году окончил Могилевский государственный педагогический институт. С 1974-го работает в НИИ прикладных физических проблем им. А. Н. Севченко Белорусского государственного университета.

Фадей Фадеевич с женой Валентиной (в центре) с земляками.
Фадей Фадеевич с женой Валентиной (в центре) с земляками.

Основные результаты научных исследований ученого представлены в области радиационной физики и космического материаловедения, микроэлектроники, рентгеновской и ионной оптики, нанотехнологий, он разработал теоретические основы ионно-лучевого легирования материалов.

Ученый опубликовал более 800 научных трудов, в том числе 18 монографий, 5 из которых переизданы в США, 2 – в Польше, имеет 45 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Им подготовлено 36 кандидатов наук, 6 из которых защитили докторские диссертации. В 1998 году Фадей Фадеевич удостоен звания лауреата Государственной премии Республики Беларусь.

Все свои знания и опыт ученого и педагога Фадей Комаров направляет на укрепление авторитета Республики Беларусь в мире физики и электронной техники. Высокий профессионализм и организаторские способности талантливого ученого и доброжелательного человека снискали ему заслуженный авторитет в ближнем и дальнем зарубежье.

Кстати, по стопам старшего брата пошел и младший – Александр Фадеевич. После окончания Могилевского пединститута он несколько лет работал программистом, потом решил заняться наукой и перешел в НИИ прикладных физических проблем им. А.Н. Севченко. Александр защитил кандидатскую диссертацию, через несколько лет - докторскую. Сейчас доктор физико-математических наук Александр Комаров работает руководителем группы по созданию программных комплексов для микроэлектронных предприятий, в том числе и для ОАО «Интеграл». Вместе со старшим братом они написали монографию по специфике своей деятельности.

Фадей, он же Федор

Профессор Фадей Комаров.
Профессор Фадей Комаров.

Признаться, только недавно узнал, что настоящее имя моего известного земляка – Фадей. Все в деревне в детстве и юности его называли Федькой, позже – Федором.

– Записан я был Фадеем, в честь отца, но в семье меня звали Федей, многие и не знали моего настоящего имени, – говорит Фадей Фадеевич. – Имя Федор значится и в моем комсомольском билете. А первым документом, где появилось настоящее имя, был военный билет, потом – партийный. Федей меня и сейчас зовут брат и сестры, другие родственники и друзья...

Дом Комаровых стоит в Галузах и по сей день, хотя в нем давно никто не живет. Только приезжают иногда из Чаус сестры Галина и Раиса, чтобы поработать на грядках, навести порядок на кладбище, где похоронены родители. Кроме их и двух старших братьев, у Фадея и Лёксы, как их звали в деревне, был еще дети – сын Иван и дочь Нина, которые умерли в годы войны.

Фадей Фадеевич помнит рассказы родителей о своих предках. Например, такой. В 1917 году, когда началась революция, в деревню Новинка приехали мужики из Путек грабить имение местного помещика. Сам пан в это время уехал в Могилев, чтобы пригласить казаков на охрану своего имущества. Грабители забрали самое ценное – украшения, одежду. Потом местные жители начали реквизировать скот и остальное. Дед Мартин взял с собой внука Фадея, которому было тогда 13 лет, и поехал посмотреть, что можно взять себе.

Сестры профессора Галина и Раиса (в центре с хлебом).
Сестры профессора Галина и Раиса (в центре с хлебом).

– Отец рассказывал, что они привезли четыре воза сена из сараев пана и два воза книг из библиотеки, – говорит Фадей Фадеевич. – Позже отец работал в ликбезе, ведь у него за плечами уже было четыре класса церковно-приходской школы. Чистой бумаги не было, денег на нее никто не давал, и поэтому использовали для письма привезенные дедом книги. А остальная часть панской библиотеки, когда здесь стоял фронт, была сожжена вместе с домом, о чем отец очень сожалел, ведь это были уникальные книги...

Фадей Владимирович участвовал в освобождении Западной Белоруссии в 1939 году, в советско-финской войне, был контужен, имел награды, после войны ему дали первую группу инвалидности. Он пас совхозных телят, был сторожем на ферме. Трудилась на совхозных полях мать, Александра Ефимовна. С раннего детства были приучены к труду и дети. Помогали на огороде, заготавливали сено для коровы. Федор, он же Фадей, с братом Сашей пешком ходили на базар в Чаусы продавать молочные продукты, покупали там хлеб. Собирали в лесу грибы-ягоды, ловили рыбу в речке. Деревня, которую немцы снесли на землянки в лесу, а жителей угнали в беженцы под Могилев, потихоньку отстраивалась, в новый дом перебрались и Комаровы.

Фадей Комаров (справа) с братом Сашей и сестрой Галей.
Фадей Комаров (справа) с братом Сашей и сестрой Галей.

– Мы жили с ними по соседству, – говорит уроженец деревни, минчанин Михаил Малашенко. – Помню, как Федька стоял с корзиной в речке, а мы загоняли в нее вьюнов да пескарей. Как он командовал нашими играми в войнушку, назначая, кем кому быть. Меня, например назначал связистом, и я после школы пошел по «своей специальности», окончил техникум связи...

Окончив Желивскую семилетку, Фадей Фадеевич, как и все сверстники, продолжил учебу в

Сущевской средней школе, в которую ходили за семь километров. Изредка, в холодную погоду, пропускали занятия, играя или прячась по дороге в лесу. Однажды вообще просидели с другом Николаем на теплой печке у тетки Кати, которая жила в доме через дорогу. К тетке вдруг зашла мать Феди и обратила внимание, что на печке кто-то есть.

Конечно, ребята затаились и не выдали себя, но это стало поводом для разговоров в деревне, что, мол, у незамужней Кати появился ухажер.

Фадей Комаров (крайний слева во втором ряду) во время службы в армии.
Фадей Комаров (крайний слева во втором ряду) во время службы в армии.

– После школы насчет продолжения учебы мысли были разные, – вспоминает Фадей Фадеевич. – Я писал стихи, и учительница русского языка советовала поступать на филфак БГУ. У самого была мысль пойти в авиацию, здоровье позволяло. Но дружил я с Василием Тхоревым, у которого мать работала учительницей в Желивской школе. Евгения Ивановна и уговорила поступать в пединститут, куда готовился и Вася. Кстати, с Василием, который сейчас живет в Чаусах, мы поддерживаем связи. Так мы и поступили на физмат, ведь математика мне давалась легко, меня тянуло к ней и в институте. На третьем курсе нас делили на группы физиков и математиков. Все ребята пошли на физику, а вместе с ними и я.

В день свадьбы.
В день свадьбы.

От проблем земных к космическим

– После окончания учебы в 1969 году завкафедрой физики пединститута рекомендовал меня на работу в БГУ, – рассказывает Фадей Фадеевич. – Меня приняли на кафедру физики твердого тела. Работал там инженером два года, а потом поступил в аспирантуру.

Заведующий кафедрой дал мне экспериментальную тему о новых направлениях в микроэлектронике. Но меня тянуло заниматься теорией, и я поехал в Москву, где нашел моего будущего учителя, кабардинца Мурадина Абубикировича Кумахова. Он работал вНИИ ядерной физики МГУ, и я там получил хорошую школу, сделал за полтора года кандидатскую диссертацию, которую защитил в 1974 году в Минске. Профессору Севченко понравилась защита, и он предложил мне работу сразу старшим научным сотрудником. А через год меня назначили руководителем лаборатории. В 1982 году я защитил докторскую диссертацию, в 1984-м получил звание профессора...

С теплотой и благодарностью отзывается профессор Комаров о своем учителе Кумахове. Они вместе издали монографию «Энергетические потери и пробеги ионов в твердых телах», которая в 1981 году была переиздана в США и считается лучшей по этой проблематике. В 1980 году они издали книгу для предприятий электронной промышленности СССР, которая стала там и в научных организациях СССР настольной.

Профессор Кумахов приезжал в Минск для проведения совместных экспериментов. Его дважды номинировали на присуждение Нобелевской премии, но срабатывала какая-то мистика: оба раза довольно сильные открытия были и у западных физиков, а им нобелевский Комитет в то время делал предпочтение. Тем не менее, имя Кумахова вошло яркой звездой в плеяду великих физиков 20 и 21 веков.

– Мы довольно много сделали для оборонной промышленности СССР, – продолжает Фадей Комаров. – В 80 и 90-е годы, особенно после известной речи президента США Рейгана о «звездных войнах», начался бум в подготовке космического оружия, включая пучковое (направленные потоки рентгеновских и гамма-квантов), лазерное, а также кинетическое и ЭМИ-оружие (ядерные взрывы сопровождаются мощными импульсами электромагнитного излучения, поражающими электронику космических систем на расстоянии до 1000 км). В США, Западной Европе и СССР началась очередная мощная волна гонки вооружений, потребовавшая огромных финансовых вложений и напряженной работы интеллектуального потенциала. С целью полностью перекрыть все возможные цели в США от ядерных ударов баллистическими ракетами, по данным Стэнфордского университета, планировали размещение над Землей 320 боевых космических станций, оснащенных мощными химическими (фторводородными) лазерами. В СССР одной из возможных контрмер рассматривался вариант уничтожения (повреждение электроники) космических боевых станций оружием направленной энергии. Предполагалось выводить на те же орбиты, что и боевые станции, «космические мины» – спутники Земли, которые приблизятся к станциям и будут летать недалеко от них, на расстоянии десятков километров. В случае необходимости по команде с Земли «космические мины» с использованием оружия направленной энергии уничтожат станции.

Было выделено достаточное финансирование на техническое перевооружение нашей лаборатории, включавшее три просвечивающих электронных микроскопа (один функционирует и сейчас), два электронографа, ускорительный комплекс HVE-2500 стоимостью 1 миллион 200 тысяч долларов США, пятимагнетронную установку нанесения слоев материалов, систему высокотемпературного вакуумного отжига до температур свыше 2 000 С.

Наша лаборатория участвовала также в выполнении сложных и ответственных работ по созданию систем контроля наличия ядерного оружия на борту гражданских кораблей, а также разработала технологию нанесения стойких к изнашиванию многослойных покрытий на подпятники гироскопических устройств крылатых ракет.

Семья сына живет в США

К сожалению, жена Фадея Фадеевича уже ушла из жизни, и это была очень большая для него потеря. А свадьбу Фадея и Валентины правили в Галузах, была она по-деревенски многолюдной и щедрой. Потом они сюда нередко приезжали к родителям, особенно после того, как купили легковую машину. Да и работали супруги по близким профессиям - Валентина трудилась в одном из НИИ математиком-программистом.

С сыном, невесткой и внучкой в США.
С сыном, невесткой и внучкой в США.

– Наш сын Сергей в годы перестройки, когда было сложное время и профессора получали зарплату в 30 долларов, после окончания физического факультета БГУ по моей протекциипопал в Нью-Йорский университет в городе Олбани, – говорит Фадей Фадеевич. – Там он окончил магистратуру и устроился на работу в компанию Американ Семикондактор в Далласе. Он на довольно высокой должности в американской микроэлектронике. А дочь Ольга окончила медуниверситет, работала в детской поликлинике, последние пять лет трудится старшим преподавателем в Белорусском государственном медицинском университете, готовит кандидатскую диссертацию. У меня есть в Америке внучка Валентина, названная так в честь бабушки, сейчас она учится в университете в

С америанской внучкой Валентиной.
С америанской внучкой Валентиной.

Калифорнии. Кстати, жена сына по имени Суги родом из Южной Кореи, окончила университет в Олбани, она прекрасная хозяйка. А в Минске у меня три внука. Алексей окончил физкультурную академию, Валентин в этом году – БГУИР, и младший Иван поступил в этот университет...

С внуками на даче.
С внуками на даче.

В родную деревню профессор Комаров приезжал каждый год. Встречался с сестрами, земляками, ходил на кладбище к могилам родителей. Но в этом году не получилось приехать. Да и деревня уже не та. В ней живут всего пять стариков-одиночек, остальные дома или пустуют, или зарыты в землю. Идет к тому, что от Галуз вскоре ничего не останется, как во время оккупации в 1943 году.

– У меня есть мечта – приехать одному и посетить не только родную деревню, но и другие на берегах Прони, – говорит Фадей Фадеевич. – Хочу побывать в Скварске, Пырцах, Барышевке, Дедне, Сельце и других деревнях, посмотреть, осталась ли там жизнь, полюбоваться нашей прекрасной природой...