Пластинка с берегов Америки. О судьбах жителей одного бобруйского двора на Интернациональной: ч. 24

7221
Евгений БУЛОВА. Фото из архива героя публикации
Нижеописанная история, наверное, так никогда бы и не стала кому-либо известной, если бы не совершенно случайные обстоятельства...

Ранее были опубликованы:

Как-то мы вместе с Пашей Нырковым (о нем мы писали ранее) на автобусной остановке могилевского микрорайона Юбилейный вспоминали некоторые детали нашего брежневского прошлого. В частности, касающиеся появления битловской пластинки «Abbey Road». Паша по моей просьбе рассказывал о своих впечатлениях после того, как он впервые в 1970-х годах услышал этот диск.

Со времен Авраама Линкольна

Михаил перед походом к берегам Соединенных Штатов Америки. 1975 год.
Михаил перед походом к берегам Соединенных Штатов Америки. 1975 год.

«Abbey Road» – пластинка знаковая во многих отношениях. Естественно, в разговоре то и дело звучало ее название. И тут вдруг к нам подсаживается мужчина, который, вежливо извинившись за невольно услышанные им фрагманты беседы, говорит, что в свое время покупка этого диска стала для него на всю жизнь запомнившимся событием. А когда он пояснил, что приобретал пластинку аж в США (что по тем временам приравнивалось чуть ли не к Марсу), то мы тут же договорились назавтра с ним встретиться. Себя он назвал Михаилом, 1954 года рождения, добавив, что помимо самой пластинки у него есть немало фотографий, которые он сам и снимал в середине 1970-х, будучи… военным моряком .

Как выяснил я в тот же вечер, в 1975 году в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки произошло беспрецедентное событие – состоялся первый официальный визит советских военных кораблей к берегам, открытым когда-то Колумбом.

До этого почти 125 лет со времен императора России Александра Второго и американского президента Авраама Линкольна в гаванях США никогда (!) не швартовался ни один российский военный корабль.

Может быть, и поэтому даже такая вроде бы незначительная деталь, как использование во флотской форме моряков белых парадных ремней, была введена советским военно-морским руководством именно после визита наших кораблей в США в 1975-м.

Командование ВМФ и Северного флота и при личном участии Посла СССР в США Добрынина приняло решение назначить в поход большие противолодочные корабли «Бойкий» и «Жгучий». В ответ два американских корабля отправились в Ленинград.

Вид со «Жгучего» на «Бойкий». 1975 год.
Вид со «Жгучего» на «Бойкий». 1975 год.

Михаил в качестве старшины минно-торпедной команды «Жгучего» ступил в том далеком 1975 году на тот далекий, практически недосягаемый советским военнослужащим американский берег.

Шторм под Фаррерами

– Правда, этому предшествовал очень сильный девятибалльный шторм, в который мы попали около Фарерских островов, – вспоминает мой собеседник. – Встречи с разбушевавшейся стихией можно было избежать, обогнув Фареры, но это было чревато опозданием, поэтому на нашу просьбу не рисковать был получен однозначный ответ: вы советские военные моряки, продолжайте движение без изменения маршрута!

Возле Фаррерских островов наши корабли попали в жесточайший шторм. Но курс не поменяли.
Возле Фаррерских островов наши корабли попали в жесточайший шторм. Но курс не поменяли.

Потрепало нас штормом тогда солидно. Выходя из Североморска, оба наших корабля сверкали как новенькие – так мы их отдраили перед походом в Америку. А из двухдневного шторма, когда десятиметровые волны делали с нами, что хотели, и «Бойкий», и «Жгучий» вышли буквально полуржавыми. В таком виде нельзя было показываться американцам. Перед заходом в Бостон пришлось стать и снова перекрасить суда.

Встретить советских моряков собрался чуть ли не весь город.
Встретить советских моряков собрался чуть ли не весь город.

Мы с Михаилом рассматриваем его фотографии, где волны накрывают «Жгучий», и я представляю себе ту «стремную» ситуацию, в которой делались снимки.

Эту медаль участника войны во Вьетнаме Михаил выменял  у моряка американского ракетного крейсера на свой значок классности.
Эту медаль участника войны во Вьетнаме Михаил выменял у моряка американского ракетного крейсера на свой значок классности.

А чем вы снимали?

– Фотоаппаратом «Вилия авто», как раз-таки накануне купил (советский малоформатный фотоаппарат с автоматическим управлением экспозицией – авт.), – поясняет Михаил. – Чуть позже, во время общения с американцами, мне не раз предлагали «чейндж» – обмен, но я не согласился. А вот медаль участника войны во Вьетнаме я обменял на свой значок классности, уж очень моряк с «Олбани» (американского ракетного крейсера, стоявшего неподалеку в порту Бостона – авт.) просил.

Итак, давайте вернемся к тому моменту, когда вы увидали штатовский берег.

– Очень удивили фонтаны воды, которыми их буксиры обмывали все суда и воздушное пространство. Рядом был консервный завод, который изрядно коптил своими трубами. Да и наши тормозные выхлопы черного цвета экологию не улучшали. А водяные фонтаны вроде как должны были выполнять функцию очищения. Все корабли, заходящие в порт, вели лоцманы, а мы пришвартовывались к пирсу впритирочку, как полагается, без лоцмана, без буксира. Американцы были очень удивлены такому филигранному мастерству.

Причал Бостонского порта, 1975 год. Интересно, что из себя эти русские представляют.
Причал Бостонского порта, 1975 год. Интересно, что из себя эти русские представляют.

Пирс не вместил всех желающих

Простые американцы, жители Бостона, видели ваше прибытие в Америку?

– Да, они собрались на берегу. В первый день нас встречало человек пятьдесят, а на второй пришло столько желающих поглядеть на нас, что пирс не смог вместить всех.

В ожидании... Причал Бостонского порта, 1975 год.
В ожидании... Причал Бостонского порта, 1975 год.

И сколько дней вы пробыли в Штатах?

– Пять. Со второго дня нас стали выпускать пятерками в город.

Прямо-таки хоккейный вариант…

– Ну да… Кстати, именно тогда начали выдавать белые ремни. В городе нас многое удивляло – небоскребы, машины, магазины, реклама… Возили на автобусах в технический колледж на экскурсию, правда, в колледже были практически одни только девушки. Они, кстати, буквально нас ощупывали руками – настоящие ли, живые? Наверное, удивлялись тому, что мы не похожи на медведей с балалайками.

В увольнение уходит очередная пятерка.
В увольнение уходит очередная пятерка.

Программа официальных и непротокольных встреч была необыкновенно насыщенной. В том числе состоялся визит советских моряков на крейсер «Олбани». А владелец ресторана, расположенного неподалеку от порта, пригласил всех в свое заведение. Скорее всего, это был рекламно-маркетинговый ход, вылившийся в действительно дружескую вечеринку.

Ты – мне, я – тебе. Обмен сувенирами и не только.
Ты – мне, я – тебе. Обмен сувенирами и не только.

– Поначалу все мы были очень скованны, – продолжает рассказывать Михаил, – шведский стол, закуски, кока-кола… Позже появилось что-то наподобие виски. Но два ящика нашей «Столичной» водки сразу сделали атмосферу более теплой. Офицеры, правда, то и дело напоминали, чтобы мы, не дай Бог, не перебрали. Но все было нормально, никто не напился.

«Такого прежде никогда не случалось»

Безусловно, этот визит советских кораблей в США не остался без впечатляющей по своей нестандартности (для тогдашних отношений между двумя странами) официальной части, которая вобрала в себя возложение венков к монументу воинам Бостона, павшим на фронтах Второй мировой войны, встречу с сенатором штата Массачусетс Эдвардом Кеннеди, губернатором штата Майклом Дукакисом, а также исполнение американским оркестром гимна Советского Союза раньше, чем был сыгран штатовский. Такого прежде никогда не случалось.

Преподаватели и учащиеся Бостонского технического колледжа не упустили возможности сфотографироваться с советскими моряками.
Преподаватели и учащиеся Бостонского технического колледжа не упустили возможности сфотографироваться с советскими моряками.

И уж совсем трогательным было расставание, когда в момент отдачи швартовых на причал прибыла группа общества слепых Бостона. И не просто прибыла, а в самой пиковой точке церемонии вдруг заиграла на принесенных с собой инструментах «Прощание славянки».

Конечно, запоминающимся для молодых советских моряков было знакомство, пусть и поверхностное, с жизнью Америки. Прогулявшись по улицам, естественно, заворачивали в магазины.

Иной раз без словаря друг друга не поймешь.
Иной раз без словаря друг друга не поймешь.

24 доллара в кармане

– Отлично помню восьмиэтажный торговый дом типа нашего универмага в центре Бостона, – говорит Михаил, – куда мы зашли за покупками. Я тут же на первом этаже решил прицениться к джинсовому костюму «Левис». К сожалению, он стоил что-то около 30 долларов, а таких денег у меня не было.

Но вам, наверное, какая-то сумма полагалась? Не могли же советские моряки шастать по Америке полными, в финансовом отношении, голодранцами.

– Я, как старшина, получил на обмен 24 доллара, рядовой состав – всего лишь по 8. Так что был вроде как и при деньгах. А на костюм не хватило. Правда, я себя успокаивал тем, что до дембеля было еще полгода и до этого времени костюмчик мог бы не сохраниться – все-таки служба.

Советские моряки постоянно чувствовали неподдельный интерес со стороны американцев.
Советские моряки постоянно чувствовали неподдельный интерес со стороны американцев.

А что дальше вы насмотрели в том бостонском универмаге?

– Дальше я поехал на второй, на третий этажи. Там продавались пластинки. Новенькие, запечатанные в целлофановые пакеты. Сразу же выбрал себе битловский «Abbey Road» – «Эбби Роуд». Рассчитался, стою, разглядываю покупку, а тут девушка подходит и на чистейшем русском языке спрашивает: «Вы что, музыкой интересуетесь?». Наверное, администратор.

Тот самый бостонский «Abbey Road», который Михаил приобрел, только ступив на американскую землю.
Тот самый бостонский «Abbey Road», который Михаил приобрел, только ступив на американскую землю.

Я отвечаю: «Да, интересуюсь». Тогда она мне стала объяснять, что, во-первых, у них я могу приобрести все альбомы группы «Битлз». Во-вторых, если бы я спустился в подвальный этаж магазина, то смог бы купить пластинки в несколько раз дешевле. Меня, советского покупателя, это очень удивило. Какой же тогда смысл продавать один и тот же товар в разных местах по разным ценам? Она мне начала говорить что-то про дисконтные карты, о которых мы тогда понятия не имели, про престижность, которая зависела от этажности. Короче, я потом спустился в подвал и действительно убедился в разнице цен. Но за «Эбби Роуд» я уже рассчитался, а вот двойной диск Джими Хендрикса купил, не поверите, всего лишь за 89 центов!

Интересно, эти пластинки у вас сохранились?

– «Эбби Роуд» дома лежит. По сей день слушаю. А Джими Хендрикса младший брат выклянчил, как только я вернулся со службы домой. Он обменял его потом на что-то.

Гуляй, пока в увольнении... Бостон, 1975 год.
Гуляй, пока в увольнении... Бостон, 1975 год.

От пластинки – к сигаретам

Как видим, в нашей жизни есть дорогие сердцу предметы, с которыми не хочется расставаться. Это я об «Эбби Роуде», который хранит Михаил. И который напоминает ему о тех необычных событиях 1975 года. Тогда и битлы были молодыми, и даже страны другими.

До некоторых пор информация про вирджинский табак этих сигарет была недоступна широкому кругу курильщиков.
До некоторых пор информация про вирджинский табак этих сигарет была недоступна широкому кругу курильщиков.

К слову, самой звучной совместной программой между Союзом и Штатами в 1975 году был экспериментальный полет советского космического корабля «Союз-19» и американского космического корабля «Аполлон». Программа «Союз – Аполлон» также известна под названием «Рукопожатие в космосе». Общее время полета в состыковочном состоянии составила 46 часов 36 минут. (К сожалению, представители Могилевщины, в отличие от морского похода «Жгучего» и «Бойкого», в этом космическом проекте замечены не были).

По такому случаю в СССР даже были выпущены сигареты «Союз Аполлон» со знаменитым вирджинским табаком от американской компании «Philip Morris» (что поначалу было мало кому известно). А вот здесь уже наши земляки проявили повышенную активность как в курении, так и в перепродаже – сигареты ведь и в самом деле были по тем временам классные!

Будь тогдашний торговый промоушен в Союзе более свободен и независим, как минимум, плавки, посвященные визиту советских кораблей в США, обязательно появились бы на бедных прилавках наших магазинов.

Продолжение следует.