«Поставил на подоконник пулемет и заорал: «Хенде хох!» Бобруйчане и могилевчане – про школьные уроки НВП

2136
Записали Ирина ПОЛОВИКОВА, Денис НОСОВ. Фото из архива героев
С 1 сентября 2021 года в школы Беларуси вновь возвращаются военруки, вводится начальная военная подготовка. А что вы помните о своих школьных уроках НВП? Вспоминают выпускники разных годов.
«Гринписа» на нас тогда не было!» или Как в начале 1970-х обучали военному делу в бобруйской школе – вы можете прочитать здесь.

Василий Половиков, г. Могилев:

– Когда я учился в школе, после войны еще не очень много времени прошло. Отец воевал, учителя-мужчины нашей школы поселка Красная Беларусь Быховского района тоже фронтовиками были, в том числе и преподаватель НВП Иван Михайлович Марьянков. Так что, отношение к этому предмету у нас было особое. С удовольствием учились маршировать так же браво, как он, нравилось изучать оружие, собирать-разбирать автомат Калашникова или карабин Симонова. На окраине поселка было даже школьное стрельбище обустроено, и Иван Михайлович нас часто туда водил практиковаться. А летом ездили в военную часть в Быхов стрелять из боевого оружия, и девочки-одноклассницы очень расстраивались, что их туда не брали.

23 мая 1972 г. Ученики средней школы поселка Красная Беларусь Быховского района. Василий Половиков – в центре в первом ряду.
23 мая 1972 г. Ученики средней школы поселка Красная Беларусь Быховского района. Василий Половиков – в центре в первом ряду.

А однажды на спаренный урок НВП преподаватель принес пулемет Дегтярева и автомат ППШ времен войны. Их на вооружении уже не было, но на военных складах еще хранились, и Иван Михайлович считал, что на всякий случай мы должны уметь с этим оружием обращаться. После первого урока была большая перемена, преподаватель ушел, велев нам ничего не трогать. Может, мы бы и выполнили его указание, но тут Валик, мой одноклассник, заметил человек восемь рабочих мехцеха, которые вместе шли на обед как раз мимо школы. Поставил на подоконник (второй этаж, окна открыты) пулемет на сошки и заорал: «Хальт! Хенде хох!» На долю секунды мужики замерли, а потом (вот что значит фронтовая выучка!) моментально рассредоточились: кто в канаву упал, кто за дерево спрятался... И только через несколько минут до них дошло, что это не немцы – просто пацаны балуются. И такими трехэтажными «комплиментами» нас наградили… Да еще и учителю пообещали пожаловаться. Пришлось нам бежать вниз, извиняться, уговаривать. Мужики, кстати, слово сдержали, ябедничать не стали. А когда от первого испуга отошли, начали друг над другом хохотать: «А ты-то как в канаву с головой залег!» Иван Михайлович так ничего и не узнал. Когда он пришел в класс, пулемет стоял на столе, рядом лежал автомат...

1988 г. Ученики школы №2 Олег Сикорский и Денис Носов в учебном лагере на территории «секретной» военной части под Бобруйском.
1988 г. Ученики школы №2 Олег Сикорский и Денис Носов в учебном лагере на территории «секретной» военной части под Бобруйском.

Денис Носов, г. Бобруйск:

– У меня та «начальная военная подготовка» была на границе 1980-90-х в бобруйской 2-й школе. Как звали военрука, уже не помню, но помню, что он был веселый, не муштровал, «Красная армия всех сильней» и прочие «не служил – не мужик» не вдалбливал. Заинтриговал нас, с той же фирменной улыбкой обмолвившись, что «брал Прагу в 68-м». Без подробностей.

Что служить придется, тогда все просто знали, и возможности армию проигнорировать стали рассматривать, только когда они появились. На уроках разбирали-собирали автомат, учили, где и для чего у гранаты чека, рассматривали радиусы поражения. Последнее было, насколько знаю, всеобщим по стране источником шуток и анекдотов про «вспышку справа» да «накрывшись простыней, ползти в направлении кладбища». Иногда было и поинтереснее, но только для парней.

1988 г. Анатолий Ермоленко и
1988 г. Анатолий Ермоленко и "шпион" из школы №2 в учебном лагере на территории «секретной» военной части под Бобруйском.

Раз выезжали на речку копать окопы – на поле от крепости до моста, справа от дороги. Промурыжились там несколько часов, выкопали только «для стрельбы лежа». Копали почему-то в направлении города, вот такая задача была «наступательная».

А летом на три дня нас увезли за город в какую-то часть жить в палатках, ходить в форме и стрелять на полигоне. Кому за сутки надоело и захотелось домой – пили йод для повышения температуры (не помню, помогло ли). Стрельба из настоящего автомата не понравилась – потому что все надо быстрей, к его тряске сразу не приноровишься, из-за чего все шло мимо, не то что в тире из винтовки.

Больше из армейской подготовки не помню ничего – только, как мы фоткались в стиле лихих коммандос или комедийно, в противогазах, и играли в футбол с другими школами. И я забил супергол в хоккейные ворота, обведя всю команду соперников. Вот это было событие!

«Солдат спит, служба идёт», иллюстрация. 1988г., учебный лагерь на территории «секретной» военной части под Бобруйском.
«Солдат спит, служба идёт», иллюстрация. 1988г., учебный лагерь на территории «секретной» военной части под Бобруйском.