Вспомнить всё. Как Окунь чуть не сорвал мою беседу с «Boney M»

2904
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора и из открытых источников интернета
В рубрике «Вспомнить всё» известный журналист Евгений Булова рассказывает о том, что осталось за кадром «звездных» интервью.

В 1993 году Могилевская областная филармония организовал концерт группы «Бони М». Билеты размели в один момент. Ваш покорный слуга неделю не ел мороженого, чтобы не простудиться и, не дай Бог, не пропустить по причине болезни зрелище и эксклюзивное интервью с Лиз Митчелл...

Мое знакомство с «Boney M» («Бони М») произошло, как и подобает увлекавшемуся современной музыкой молодому человеку страны Советов, в середине семидесятых годов. Группа только выпустила первый альбом, и через каких-то полгода в Союзе (славный город Могилев не исключение) уже появились записи диска, успешно растиражированные с помощью всевозможных «Нот» и «Комет».

«Золотой» состав «Бони М».
«Золотой» состав «Бони М».

Правда, последующее появление группы на голубом экране советского телевидения никто, конечно, не ожидал. Но оно произошло. В новогоднюю ночь 1976 года мы увидели вначале их композицию «Daddy Cool», а потом «Sunny». Этого было вполне достаточно для того, что бы стать на уши. Появление такого раннего и полноценного (аудио плюс видео) «комплекта» даже предположить было невозможно. Наша новогодняя ночь того далекого 1976 года запомнилась всем надолго. Трехкомнатная квартира Андрея Самойлова на Юбилейном в какой-то момент из-за взыгравших у многочисленных гостей эмоций могла разломиться напополам, как праздничный пирог.

А уж я и предположить тогда, конечно, не мог, что, спустя полтора десятка лет буду запросто, по приятельски беседовать с главным голосом одной из самых популярных команд в стиле «диско», всецело овладевшим в семидесятые годы планетой – Лиз Митчелл.

Как потом говорили, на «Бони М» «запал» сам генсек Леонид Брежнев. Именно с его подачи чуть позже «боники» с гастролями прибыли в Москву. В декабре 1978 года четверка исполнителей появилась в столице Советского Союза. На их концерт собрался весь тогдашний московский бомонд. Партийное руководство страны, казалось, закрыло глаза на тлетворное влияние западной музыки на строителей коммунизма. Группе позволили даже снять несколько клипов на Красной площади в Москве. Хотя их исполнение песни протеста «Belfast» (Белфаст), а также внешнее подобие вокалисток ансамбля на популярную в те годы активистку и борца за права темнокожего населения Анджелу Дэвис во многом объясняло причину, по которой «Бони М» были приглашены к нам на гастроли.

Однако у них была и песня «Распутин», которую… Которую артистам в СССР запретили исполнять. Ну, на всякий пожарный случай – как бы чего не вышло.

Лиз Митчел во время концерта в Могилеве. 1993 г.
Лиз Митчел во время концерта в Могилеве. 1993 г.

Главной фигурой в создании «Бони М» был Фрэнк Фариан (настоящее имя Франц Ройтер), немец, попробовавший себя в сольной музыкальной карьере и очень заинтересовавшийся экспериментами в стиле только зародившегося тогда стиля «диско».

Для начала Фрэнк решил создать группу и заняться ее продюсированием. В первый набор попала лишь одна из участниц будущего «золотого состава». Это была 24-летняя Мэйзи Ульямс. В проекте Фариана она первоначально выступала только как танцовщица. В дальнейшем стала вокалисткой во время «живых» выступлений, в работе на студии Мэйзи не участвовала.

Первый состав, помимо Уильямс, включал Шейлу Бонник и двух танцоров, работавших под псевдонимами Натали и Майк. Уже через несколько месяцев после первого выступления Фариан заменил троих участников группы. Их место заняли Марсия Баррет и Клаудия Бэрри. В том же 1975 году в составе коллектива появился и Бобби Фаррелл. Поскольку вокальными данными он не располагал, мужские партии в композициях «Boney M» записывал сам Фариан.

Годом позже квартет покинула Бэрри. Место главной вокалистки заняла уроженка Ямайки Лиз Митчелл. В детстве ее семья переехала в Великобританию, где девочка получила возможность брать уроки вокала. Выступать Митчелл начала в 17 лет, а к 24 годам, когда Лиз попала в поле зрения кастинг-агента Фрэнка Фариана, артистка успела набраться опыта в группах «Les Humphries Singers» и «Malcolm’s Locks».

Пять лет, до 1981 года, знаменитый квартет существовал в «золотом» составе – Лиз Митчелл, Мэйзи Уильямс, Марсия Баррет, Бобби Фарелл. Окончательно группа распалась в 1990 году, правда, с 1986 года в ней временно появился еще один вокалист – Рэджи Цибо. После распада участники не один год выступали отдельными составами под брэндом «Бони М». В 2010 году после частной вечеринки в Санкт Петербурге от остановки сердца скончался Бобби Фарелл.

Всего ансамбль выпустил 9 альбомов и продал около 200 миллионов копий синглов, что было отмечено в Книге рекордов Гинесса. До сих пор никто не превзошел этот рекорд. Официальное право на использование имени группы принадлежит Лиз Митчелл.

В 1993 году Могилевская областная филармония организовал концерт группы «Бони М», возглавляемой именно госпожой Митчелл. Это было событие.

Пластинка с автографом Лиз Митчел.
Пластинка с автографом Лиз Митчел.

Лиз Митчел и «Бони М» появились в Могилеве чуть за полночь. Как раз в это время могилевский бомж Окунь готовился отойти ко сну, любовно обняв в подвале малость ожившую отопительную трубу. Ни поп-звезды, ни наш ущербный сотоварищ не подозревали, что через полтора десятка часов их пути пересекутся. И вот каким образом.

Отоспавшись, гости любезно согласились попозировать перед объективами телекамер на фоне достопримечательностей нашего города. Транспорт звезды ждали у входа в гостиницу «Могилев».

Лиз Митчелл в оригинальном светло-коричневом пальто, черных очках и таких же черных велюровых сапогах без каблуков о чем-то мило ворковала со своим супругом, менеджером группы Томасом Пенбертоном, облаченном в безукоризненно сидящий костюм. Окунь, случайно проходивший мимо, их вычислил, как доллар в куче центов. Вытянув вперед заскорузлую руку, он устремился к заграничной паре: «Не угостите ли заморским табачком?». Наперерез бросился охранник. Но Окунь неумолимо двигался вперед – подайте на затяжку. Лиз и Томас как могли старались всего этого не замечать, а потому на болевые приемы против Окуня охрана (а это были наши люди) не решалась. Да и народ кругом уже начал собираться. Каким-то чудом главному телохранителю удалось таки утихомирить бомжа сигаретами из своего кармана и вытолкать его из поля зрения присутствовавших .

Я начал с описания этого малоприятного в эстетическом отношении эпизода, чтобы лишний раз подчеркнуть – гастрольная поездка, похоже, давалась нашим гостям немалой кровью.

Незадолго до концерта, получив строгую установку от охраны: политики не касаться, каверзных вопросов не задавать, я взглянул в озорные глаза Лиз Митчел. При этом услуги переводчика оказались совсем не лишними.

Автограф Лиз Митчел автору этих строк.
Автограф Лиз Митчел автору этих строк.

Лиз, вы по-прежнему великолепно выглядите.

– Да? Большое спасибо. В этом мне помогают занятия гимнастикой.

Какую из ваших песен вы поете с особым удовольствием?

– Как это ни банально звучит, но мне очень дороги все песни группы «Бони М», я говорю это вполне искренне.

Вы бы хотели, чтобы жизнь всех ваших детей тоже была связана с музыкой?

– Они сами должны сделать выбор. В их жизнь я вмешиваться не буду.

Вы строгая мать?

– Может быть. Но мой муж все же, видимо, более строгий отец.

У вас много друзей? Кто они?

– У меня много приятелей, коллег. Настоящих друзей много быть не должно.

А врагов?

– Есть, двое. Но это, скорее, не враги, а люди, которые меня не понимают.

Вы чего-то боитесь в жизни?

– (Задумывается). Нет, я ничего не боюсь.

Вы следите за поп-музыкой ? Кто вам больше всего импонирует?

– Конечно, я в курсе всех музыкальных новостей. Слежу за многими исполнителями. Но мой самый любимый певец – Стив Уандер.

В вашем доме есть животные?

– Сейчас нет, но раньше было очень много. Жалко, когда кто-нибудь из них умирает.

Какому блюду вы отдаете предпочтение?

– К сожалению, мне постоянно приходится себя ограничивать в еде. Больше всего нравится рис по-ямайски.

После беседы я попросил Лиз оставить автограф на предварительно прихваченную пластинку «Бони М». Она уточнила, как меня зовут, и оставила запись на лицевой стороне конверта.

Старая пластинка до сих пор хранится в архиве автора.
Старая пластинка до сих пор хранится в архиве автора.

Воспоминания еще двоих человек, которых я разыскал для небольшого ностальгического разговора, на мой взгляд, будут совсем не лишними в этой «картине маслом», посвященной легендарной группе.

Владимир Браиловский (на тот момент директор Могоблфилармонии):

«Помню встречу группы в Минском аэропорту. Потом был приезд в Могилев. Если честно, то организация концерта, аппаратура, зал, проживание и все остальное, настолько выхолащивают душу, что на последующее общение просто уже нет сил. Концерт, конечно, был шикарный. Но на следующий день в ресторане гостинице «Турист» состоялся еще один, «закрытый» концерт. Для местных бизнесменов. Кстати, это был последнее подобное в Могилеве коммерческое действо» .

Елена Арлова (Шишко) (администратор):

«Я сопровождала группу на протяжении времени их пребывания в Могилеве. Очень искренние, культурные, вежливые люди. Никакого звездного высокомерия. Никаких сверхъестественных требований. Всё по райдеру. Вспоминаю, что Лиз Митчелл, здороваясь, с улыбкой добавила, что бы я после этого руку месяц не мыла».