«Розенберги» и «Кавалерчики»... Бобруйчанка коллекционирует старые кирпичи

5868
Татьяна ФЕДОСОВА
Вы когда-нибудь собирали открытки, пивные кружки, календарики или магниты на холодильник? А вот бобруйчанка Людмила Гусак коллекционирует... кирпичи! Расскажем об этом необычном хобби, а заодно вспомним историю кирпичного производства города на Березине.
Коллекция кирпичей Людмилы Гусак. Фото из архива героини.
Коллекция кирпичей Людмилы Гусак. Фото из архива героини.

Собирать старинные вещи, которые служили еще нашим предкам – этим Людмила увлекается с юности. А начиналось все так.

Однажды в бабушкином сарае...

После смерти бабушки и деда она нашла в сарае старинную икону – рама была поломана, цветочки из воска под разбитым стеклом рассыпались. Как могла бабушкина икона оказаться в сарае – до сих пор недоумевает Людмила, но теперь обновленный образ служит оберегом ее семьи.

Людмила Гусак и ее «кирпичики». Фото из семейного архива
Людмила Гусак и ее «кирпичики». Фото из семейного архива

А сама она с тех пор подбирает «все, что плохо лежало и никому не нужно было»: например, угольный утюг нашла на свалке, керосиновую лампу и старое ретро-радио – все в том же дедовом сарае...

– Кирпичи никогда не собирала: даже когда дом строила, не приходило в голову всматриваться в них, а сейчас жалею, ведь немало ценных старинных экземпляров, вероятно, ушло под фундамент, – сокрушается бобруйчанка.

До недавнего времени наша героиня работала в охране Центра технического творчества детей и молодежи на улице Советской. Наверняка всем бобруйчанам знакомо это старинное здание из красного кирпича в стиле «эклектика», памятник архитектуры 1914 года, в котором некогда заседало Дворянское собрание. Людмилу, по ее словам, по сей день восхищает бывший особняк: его высокие потолки «под пять метров», широкая лестница, балконы с лепниной и колоннами... Да и в целом старинные бобруйские здания всегда притягивали взгляд.

– Правда, все это сейчас требует серьезной реставрации, – вздыхает собеседница.

Однажды во время прогулки Людмила обратила внимание на торчащий из ниши в кладке старого здания кирпич. Импульсивно решила его поправить, а он вывалился и упал к ее ногам. Говорит, кирпич был идеально чистый, гладкий, без цемента и с надписью «Розенбергъ».

Кирпич из коллекции Людмилы Гусак.
Кирпич из коллекции Людмилы Гусак.

– У меня аж мурашки по коже побежали: неужели я держу в руках кирпич знаменитого своими заводами в Бобруйске в 19-20-м веках Гирша Розенберга?! – рассказывает бобруйчанка. – Помню, удивило, что кирпич настолько чистый, как будто он только что сделан. Засунула я в ту свободную нишу другой кирпич и пошла читать про моего «найденыша».

Бобруйские кирпичи

Так и началась эта ее, по словам Людмилы, «болезнь грибника». Героиня стала искать кирпичи с клеймами по всему городу – ни один теперь не пропускает, пока не рассмотрит со всех сторон. Пока бобруйчанка со своей небольшой коллекцией «найденышей» считает себя новичком-любителем. И каждой находке радуется безмерно: смеясь, рассказывает, как однажды у соседа перебрала целую гору старых красных кирпичей и была вознаграждена сразу несколькими экземплярами.

Обычно попадаются одинаковые клейма, но порой встречаются названия, про которые ей пока ничего не удалось узнать.

По словам героини, некоторые «крутят у виска», узнавая о ее увлечении, но большинство родных и друзей поддерживают Людмилу, особенно ее дети, и иногда даже «подбрасывают кирпичик-другой». Сейчас в ее небольшом собрании уже есть кирпичи Розенберга, Лозинских, Кавалерчика и Орлика и другие. Среди них есть как хорошо сохранившиеся, так и плохо читаемые экспонаты, «затертые десятилетиями».

Кирпичи из коллекции Людмилы Гусак.
Кирпичи из коллекции Людмилы Гусак.

Хобби даже изменило привычки собеседницы: бобруйчанка теперь всматривается в архитектуру любого встретившегося здания, фотографирует интересные самобытные элементы и делится находками в соцсетях. Говорит, что безмерно радуется, когда видит, что исторические постройки берегут, и огорчается до слез, видя, как разрушаются, например, «необыкновенной красоты здания бывших заводов и фабрик».

– Я с огромным удовольствием и дальше буду заниматься коллекционированием кирпичей, – признается Людмила. – Тем более, что мне теперь приходится постоянно читать специальную литературу, «перелопачивать интернет» в поисках интересных фактов и тем самым развиваться самостоятельно, больше узнавать об истории нашего города и благодаря этому любить его с удвоенным чувством.

Кирпич из коллекции Людмилы Гусак.
Кирпич из коллекции Людмилы Гусак.

Как клеймили кирпич в XIX веке?

Формовщик с помощью деревянного молоточка на длинной ручке выбивал клейма на выложенном для просушки сырце – готовых кирпичах. На определенном десятке – например, двадцатом, ставилось двойное клеймо. Это требовалось при подсчете, так как оплата начислялась за каждую тысячу кирпичей.

Встречается упоминание, что работники иногда крали друг у друга сырец, поэтому в клеймо со временем добавили и личный номер.

Из воспоминаний К.К. Жерве, дистанционного офицера Бобруйской инженерной команды в 1826-1829 гг.:

«Летом 1837 года государь посетил Бобруйск... Кроме укрепления «Фридрих-Вильгельма» я заведовал также и работами 6-го полигона, бараками, в которых располагались войска, кирпичным заводом и постройкою офицерского флигеля. Обжигание кирпича было доведено у меня до возможного совершенства. Стены редюита равелина я возводил машинным кирпичом совершенно шарлахового (от уст. «шарлах» – ярко-красный – прим. ред.) цвета, а все перемычки и украшения синевато-красного цвета. Государь остался так доволен этими работами, что своею рукою выбрал три или четыре кирпича... и с дистанции послал их с фельдъегерем к королю прусскому, чтобы показать, какого совершенства достигли в выделке и цвете кирпича».
Бобруйская крепость и сегодня поражает своим кирпичом «шарлахового» цвета. Фото Александра Чугуева, из архива «ВБ».
Бобруйская крепость и сегодня поражает своим кирпичом «шарлахового» цвета. Фото Александра Чугуева, из архива «ВБ».

Бобруйские кирпичи: прошлое...

Развитие кирпичного производства в Бобруйске связано, в первую очередь, со строительством крепости. В 1810 году около деревни Кривой Крюк был основан казенный кирпичный завод Инженерного департамента. Он даже был расширен в 1815-1819 годах – когда укреплениям Бобруйской крепости начали придавать долговременный характер. Обязательное клеймение кирпичей было введено только в 1847 году указом Николая I, но на казенных заводах Инженерного департамента клеймить продукцию начали еще в 1841 году. Клеймо бобруйского завода тогда состояло из буквы «Б» (Бобруйск) и четырехзначного года выпуска. С 1848 года Бобруйский казенный завод стал использовать клеймо «ББ» (БоБруйск) с двухзначным годом выпуска кирпича – «ББ.48».

Примерно после 1878-1881 годов появляются кирпичи с клеймами «М.Л.82», «М.Л.83», «М.Л.8» и «М.Л.». Есть предположение, что эти инициалы могут принадлежать бобруйскому купцу Мордуху Лозинскому, перехватившему «кирпичную» инициативу или арендовавшему площади казенного завода.

Как известно, большинство построек в XIX веке в Бобруйске были деревянными, поэтому кирпичное производство определенно подхлестнул пожар 1902 года, уничтоживший в городе свыше тысячи строений. Тогда городскими властями и было принято решение о кирпичной застройке центра города и даже выдаче соответствующих кредитов. В этот период город пережил настоящий строительный бум.

Бобруйский завод виноградных напитков. Даже несмотря на запустение и разруху кирпичные здания заводских цехов не лишены изящества. Фото Александра Чугуева
Бобруйский завод виноградных напитков. Даже несмотря на запустение и разруху кирпичные здания заводских цехов не лишены изящества. Фото Александра Чугуева

Первый известный частный кирпичный завод в Бобруйске основал еще в 1831 году купец 1-й гильдии Александр Торлецкий. Продукция его не клеймилась и поставлялась в крепость по подрядам на строительство.

В 1840 году основал еще одно небезызвестное производство и бобруйский мещанин Зелман Пружинин. Этот завод находился у «старого кладбища» – примерно за нынешним кинотеатром «Мир». Сначала кирпичи здесь клеймились меткой «З.П.», позднее – «ПРУЖИНИНЪ 2» в рамке (цифра обозначала номер формовщика). В конце XIX века завод перешел в собственность сыновей Пружинина. Они клеймили свою продукцию оттисками вида «БР.П.» и «БР.ПРУЖИНИНЪ» с номером формовщика, в фигурной рамке, а позднее появилось и двухрядное клеймо вида «Бр. ПРУЖИНИНЪ БОБРУЙСК 12» без рамки.

В конце XIX века бобруйские мещане А.М. Кавалерчик и Мр. Орлик взяли в аренду часть завода братьев Пружининых и использовали двухстрочное клеймо без рамки, с фамилиями и личным номером формовщика кирпича.

Кирпичные дворики старого Бобруйска. Фото Александра Чугуева
Кирпичные дворики старого Бобруйска. Фото Александра Чугуева

Упомянутый выше бобруйский купец 2-й гильдии Гирш Розенберг основал свой кирпичный завод на Березинском форштадте в 1875 году. Его кирпич клеймили метками «Г.Р.», а с 90-х годов XIX века – уже «РОЗЕНБЕРГЪ» в прямоугольной рамке. Позже встречаются и варианты вида «РОЗЕНБЕРГЪ БОБРУЙСКЪ 7» и «12 РОЗЕНБЕРГЪ БОБРУЙСКЪ». Большая часть продукции этого завода отправлялась в южные губернии империи и по объемным заказам от управления Либаво-Роменской железной дороги.

А в 1879 году кирпичный завод в этом же районе основал и бобруйский мещанин Дмитрий Окулич. Им использовалось простое клеймо с прямоугольной рамкой – «ОКУЛИЧЪ».

Еще один заметный частный кирпичный завод братьев Лозинских – Гирша и Евеля Мордуховичей – использовал два типа клейм. На одном в прямоугольной рамке указывались номер формовщика, инициалы и фамилия владельцев. Второе клеймо с фигурной рамкой содержало информацию о хозяевах, год и место производства кирпича и личный номер формовщика.

Крупный кирпичный завод, «Беркнер М. и К», основали на хуторе Кривой Крюк в 1907 году купец Михаил Беркнер и мещанин Ис. Вельчер. Этот завод сразу стал крупнейшим производителем кирпича в Бобруйске – согласно одной из версий, благодаря заказам и преференциям Военного министерства, которое в 1907-1914 годах вело строительство военного городка для 158-го пехотного Кутаисского полка перед 1-м и 2-м полигонами Бобруйской крепости.

Прошлое и современное рядом. На территории вблизи Бобруйской крепости сегодня проходят различные праздники. Фото Александра Чугуева
Прошлое и современное рядом. На территории вблизи Бобруйской крепости сегодня проходят различные праздники. Фото Александра Чугуева

Следует отметить, что в указателях промышленных предприятий тогда показывали только цензовые фабрики и заводы – с годовым оборотом не менее 2 тысяч рублей. К числу не цензовых бобруйских предприятий относился кирпичный завод «Томашев и К», с клеймом «И.Томашевъ и К Бобруйскъ» в прямоугольной рамке.

Вероятно, к этой же категории относилось и производство Димиткевичей (Дмиткевичей). По дизайну клейма эти кирпичи схожи с «окуличами»: встречаются два варианта написания фамилии в рамке – Димиткевичи и Дмиткевичи.

И это еще не полный список всех действовавших в Бобруйске производств. При близком знакомстве с вопросом наш город кажется едва ли не «кирпичной столицей» – так много кирпичных заводов упоминается в источниках. Следует отметить большой вклад в освещение этой обширной темы ныне покойного краеведа Валерия Мельникова – во многом именно благодаря его усилиям любители истории при желании могут получить из открытых источников достаточно полную картину становления кирпичного производства нашего города.

С приходом советской власти клеймение кирпича постепенно исчезло или заменилось маркировкой. Встречается упоминание, что до войны по традиции еще клеймила свой кирпич артель «Прогресс» в деревне Сычково, а в 1946-1948 годах – военный завод №6.

... и настоящее

Славные традиции кирпичных дел мастеров сегодня продолжает ООО «РуБелЭко» – белорусский производитель качественного облицовочного гиперпрессованного кирпича с отличными показателями долговечности: марка прочности – М200-400, марка морозостойкости – F150. Прогнозируемый срок эксплуатации современного кирпича – не менее 100 лет. При этом кирпич «РуБелЭко», более чем на 90% состоящий из чистейшего глубинного доломита, абсолютно безопасен для людей, животных и растений.