Каково это – жить там, где идет война. Поговорили с бобруйчанкой в Израиле (видео)

4716
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА, Денис НОСОВ.Обложка: pixabay.com
Поговорили с нашей землячкой о том, что сейчас происходит в Израиле и каково это – жить в стране, где уже много лет идет война.

Активная фаза обстрела в секторе Газа началась 10 мая. Ракетные удары последовали за беспорядками у мечети Аль-Акса в Восточном Иерусалиме, начавшимися из-за решения израильского суда об изъятии домов в квартале Шейх-Джаррах у живущих там арабских семей. По территории еврейской страны было выпущено свыше четырех тысяч ракет. Число погибших с обеих сторон исчисляется сотнями.

Сильный ракетный обстрел не прекращался вплоть до вступления перемирия. Режим прекращения огня начал действовать между Израилем и Палестиной ночью 21 мая.

Ракеты над израильским Ашкелоном. Скриншот видео, которое ранее нам присылал читатель
Ракеты над израильским Ашкелоном. Скриншот видео, которое ранее нам присылал читатель

Вечером 20 мая узкий военно-политический кабинет Израиля на специальном заседании одобрил одностороннее прекращение огня. Движение ХАМАС согласилось на перемирие при медиаторстве Каира. В Палестину и Израиль прибыли две делегации из Египта, которые будут контролировать соблюдение перемирия.

Экс-бобруйчанка, живущая сейчас в Израиле, рассказала нам, каково это – жить в стране, где сейчас идет война, и пояснила, почему даже после прекращения обстрелов остается тревога.

Ирина Кондрусева раньше жила в Бобруйске, но уже почти пять лет, как переехала в Израиль. Она живет в Иерусалиме и работает в бьюти-сфере. В этом году она впервые увидела обстрел вживую.

– В тот день ракеты впервые долетели до Иерусалима. Раньше они долетали только до прибрежной части, Ашкелона, Тель-Авива. Около нашего города взорвалось семь ракет. Просто люди вышли на праздник, и вдруг раздались сирены, – рассказывает она. – Мы сидели с клиенткой в тот момент, я работала, у нас нет специальной бронированной комнаты, я даже не знала, где в моем районе бомбоубежище. И тут вдруг сирена. Я не понимаю, что происходит, и она мне говорит: «Ракеты!» Я не понимаю, переспрашиваю: что? Она отвечает: «Это обстрел из Газы!» Это ощущение невозможно передать. Хотя никто не пострадал – ракеты взорвались над городом, но это очень страшно.

Ракеты над Иерусалимом были перехвачены системой «Железный купол», которая работает в Израиле уже много лет.

Часть друзей Ирины живет в прибрежной части страны. Они, по словам девушки, несколько ночей провели в бомбоубежищах. Каждому из них нужно было за 15 секунд успеть выбежать из квартиры и укрыться в убежище, которое есть у каждого подъезда. Бывало так, что весь подъезд ночевал там вместе.

Ирина говорит, что и местные, и те, кто переехал сюда давно, уже привыкли к обстрелам. Все жители страны знают, что делать в таком случае, у каждого на телефоне стоит приложение, которое оповещает о том, когда начнется атака.

– Тут целое поколение детей выросло в бомбоубежищах, но я не понимаю, как к этому можно привыкнуть, – признается она.

Проблемы с арабами после обстрелов

Даже после прекращения обстрелов есть ощущение, что конфликт никуда не делся, говорит Ирина.

– В Иерусалиме достаточно много арабского населения, и все эти люди поддерживают автономию сектора Газа. ХАМАС считает, что это палестинская территория, и Израиль ее занимает.

Девушка живет в Иерусалиме совсем недалеко от арабских кварталов. Сейчас там спокойно, но тревожно:

– Предводители ХАМАС призывают арабов в Иерусалиме покупать ножи за пять шекелей и нападать на евреев. Понятно, что многие адекватны и так не поступят. Но ведь есть и те, для кого закон – это то, что сказал им их предводитель...

В подтверждение своих слов Ирина приводит примеры: в городах, где много арабского населения (Хайфа, Лод) случались нападения на евреев – забрасывали камнями их машины и били витрины. Это подтверждают и израильские СМИ. В мае во время беспорядков было арестовано по меньшей мере 374 человека.

– Я сначала думала, что это самая настоящая гражданская война, – рассказывает бобруйчанка. – А потом поняла, что это люди, которые выходят просто от какой-то слепой ненависти друг к другу. Печально, что время от времени и евреи отвечают тем же. И это какой-то замкнутый круг...

Ирина Кондрусева, фото из архива героини
Ирина Кондрусева, фото из архива героини

Паника, фейки, возвращение в Беларусь

По словам Ирины, еще один своеобразный вид атаки на евреев – это множество постов в соцсетях, фейковые новости, постановочные видео, которые демонизируют израильскую армию. К слову, ВВС подробно разбирал многие из этих фейков. Они писали и о муляжах ракет, и о постановочных похоронах.

По ее словам, особой паники среди местных такие новости не вызывают.

– А вот родные и друзья в других странах очень переживали и звали вернуться обратно в Беларусь.

Возвращаться Ирина пока не собирается. Она рассказывает, что с болью в сердце пережила все события, которые происходили в стране с прошлого лета.

– Я вспоминаю, что в Беларуси сейчас проблематично выйти в белых кроссовках и красных носках, можно что-нибудь за это получить, и даже здесь, под обстрелом, думаю: «Я лучше посижу в Иерусалиме». Я здесь чувствую себя безопаснее, – говорит она.

В Израиле, по словам Ирины, популярно мнение, что «этот конфликт не прекратится никогда». Но в то же время почти никто не думает об эмиграции.

– Люди тут говорят: это моя земля, почему я должен отсюда уезжать? – добавляет Ирина.