«Девушка по телефону сказала, что они берут только до 40 лет». Легко ли найти работу в Бобруйске

11695
Елена САДОВСКАЯ. Инфографика: Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото титула из архива ВБ.
Сейчас на портале государственной службы занятости по Бобруйску размещены 1508 вакансий. Но, по словам соискателей, это еще ничего не значит. «Добрые люди мне объяснили, что предприятия обязывают публиковать вакансии, хотя им никто не нужен», – говорит бобруйчанин Дмитрий, который в 53 года после безуспешных поисков работы в родном городе сел за руль фуры. «Вечерний Бобруйск» поговорил с бобруйчанами, которые были вынуждены уехать, чтобы найти работу.
Фото из архива ВБ.
Фото из архива ВБ.

«Вакансии с хорошей зарплатой всегда были заняты, а объявления продолжали публиковать»

Дмитрию 54 года. По образованию он слесарь КИПиА (контрольно-измерительные приборы и агрегаты) и электромонтер. Перед тем, как стать безработным в 2017 году, мужчина поработал и по специальности, более семи лет трудился на крупных городских предприятиях: ТЭЦ-2, «Белшине», «Бобруйсктрикотаже», 11 лет был предпринимателем.

– В 2006 году я открыл два ИП, так как можно было нанимать не более трех работников. Автомагазин оформил на супругу, а автосервис – на себя, – рассказывает он. – Но уже в 2007 году был издан указ о том, что ИП имеют право брать на работу только близких родственников. Поэтому сервис пришлось закрыть, всех уволить, а я стал работать в магазине продавцом у своей супруги. В 2016 году к нам все-таки пришел кризис: у народа ухудшилась платежеспособность, люди стали тратить деньги только на самое необходимое, соответственно, мелкий бизнес стал страдать. И когда я стал зарабатывать только на то, чтобы оплатить аренду, налоги, стоимость товара, стало ясно, что так работать невозможно. Надо было укрупняться и вкладывать еще средства или закрываться. В 2017 году было принято решение закрыться.

После закрытия ИП мужчина начал искать наемную работу, обращался к знакомым, стал отслеживать вакансии на сайтах.

– Спрашивал у знакомых, которые работают на ресурсных предприятиях – тепло, вода, электричество, так как там более-менее достойная зарплата. Естественно, вакансий там не было и быть не могло, так как там нет текучки. А если кто-то уходит на пенсию, то на это место уже очередь, – продолжает Дмитрий. – Что касается вакансий на сайтах, то почему-то вакансии с хорошей зарплатой всегда были заняты, а объявления продолжали публиковать. Тогда добрые люди мне объяснили, что предприятия обязывают публиковать вакансии, хотя им никто не нужен.

Бесполезность таких поисков Дмитрий осознал через два месяца, тогда и решил стать водителем-международником. К этому переломному моменту ему исполнилось 52 года, хотя до этого, как он сам признается, «с грузовиками дела не имел». Вначале получил права категории С, затем – Е, прошел обучение по перевозке опасных грузов. Учеба обошлась в 600 долларов (в эквиваленте).

Во время обучения мужчина продолжал искать работу.

– Тогда в город пришел первый крупный перевозчик такси со своим автопарком, но мне и там отказали. Девушка по телефону сказала, что они берут на работу только водителей до 40 лет. Дескать, что у них такие правила.

После получения категорий Дмитрий составил резюме и стал рассылать в литовские, латвийские и эстонские компании.

– Но водитель в 53 года без опыта работы там тоже не нужен, – говорит он. – В конце концов, через знакомых я устроился в охрану на одно из предприятий города с зарплатой 300-350 рублей, но при этом продолжал поиски работы водителем. В результате помог мой старый товарищ, который уже много лет работает в Литве водителем. Он за меня поручился и обязался меня стажировать. Так я попал в литовскую фирму и вот уже полтора года официально вожу грузы по Европе.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Дмитрий признается: наверное, уже из-за возраста нелегко дается ночное вождение, и в рейсе нужно проводить 6-8 недель, но он планирует работать столько, сколько позволит здоровье.

– Сейчас я получаю около 1 000 евро. Но я бы с большим удовольствием работал в Бобруйске за половину этой суммы и даже меньше, – говорит мужчина. – Но мне уже 54, и перспектив я не вижу.

Фото: sport-marafon.ru.
Фото: sport-marafon.ru.

«Понимал, что поменяю шило на мыло»

У 30-летнего Константина специальность – сварщик. До того, как в 2017 году уехать работать в Польшу, он работал на «Бобруйскагромаше»: два года отрабатывал после учебы и еще два года – по контракту. Получал 400-500 рублей.

– Меня не устраивала эта зарплата, – говорит мужчина, – а больше всего меня не устраивало то, что я никак не могу на нее повлиять, то есть, работаю больше или меньше, а получаю одинаково. Как говорится, радуйся и этому. Стимула никакого не было, а от мужиков постарше постоянно слышал, что, если б они были помоложе, то давно бы уехали... Правда, летом можно было заработать больше, рублей 800, но для этого надо было работать каждую субботу.

За время работы на заводе не усовершенствовал ни одного своего навыка по сварке, сетует Константин. Особенно сильно он ощутил эту нехватку знаний, когда приехал работать в Польшу:

– Оказалось, что нас обучают по устаревшим технологиям, которые уже нигде не применяют.

До самого своего отъезда Костя пытался искать работу в Бобруйске: просматривал объявления на сайтах, в газетах.

– Но я понимал, что поменяю шило на мыло, и мне это было не нужно. Да и нет смысла получать зарплату в белорусских рублях, в этих деньгах мы только и делаем, что постоянно теряем. Если и получать зарплату, то в другой валюте, чтобы не надо было срочно менять ее на доллары или каким-то другим способом «спасать», – считает молодой человек.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Уехать в Польшу Костю подтолкнул опыт его коллеги из бригады, который поехал туда же на заработки. (Правда, коллега потом вернулся, потому что у него родился ребенок, и мужчина хотел видеть, как он растет).

Работу по специальности Константин нашел в Варшаве через минскую фирму. Первое время. признается, было тяжело: не знал языка, было недостаточно знаний – обучали прямо на месте.

На первом своем месте он проработал два года:

– Сменил работу по двум причинам: во-первых, мы делали киноэкраны, а из-за коронавируса стало уменьшаться количество заказов, а во-вторых, я три часа тратил на дорогу на работу и обратно.

Сейчас Костя работает в Польше оператором станка на предприятии, где изготавливают липкие ленты от мух. С 12-часовым графиком и двумя рабочими субботами в месяц получает 800 долларов (в эквиваленте).

В планах – получить удостоверение, которое позволит ему заниматься сваркой меди и алюминия, так как, по его словам, такой навык ценится сегодня везде, и найти работу по специальности будет проще.

Костя говорит, что его не покидает мысль вернуться в Бобруйск, но от мыслей к действиям он готов перейти только при определенных условиях:

– Когда закончатся репрессии, потому что на все происходящее в стране смотреть невыносимо. Когда я приезжаю в Бобруйск, я вижу, что город не меняется, ничего не строится, появляются только новые магазины, заводы не модернизируются. От знакомых, которых встречаю, слышу, что они бы тоже уехали, но их держат непогашенные кредиты и дети. Но я готов вернуться и работать даже за 300-400 долларов. Ведь я родился в Бобруйске, я знаю этот город, у меня здесь остались родные и друзья. И даже моя супруга-украинка готова поехать со мной в Беларусь.

Куда едут на работу белорусы

По данным Департамента по гражданству и миграции МВД, в 2020 году на заработки за границу уехали 4 723 белоруса. Это почти в два раза меньше, чем в 2019 году, когда трудовых мигрантов было 9 061, а в 2018 году – и вовсе 11 093.

Но эта статистика учитывает только тех, кто уехал при содействии организаций, у которых есть лицензия на осуществление деятельности по трудоустройству за границей. Тех же, кто трудоустроился самостоятельно, в этом числе нет.

Чаще всего, по информации того же источника, белорусские трудовые мигранты в 2020 году уезжали в Литву – 1 685 человек, в Россию – 1 452, в Польшу – 1 126.

При этом, по данным МВД России, в 2020 году на миграционный учет поставили 85 590 белорусов, которые указали целью въезда работу.

А по данным польского интернет-издания 300GOSPODARKA, в 2020 году в Польшу на работу въехало 50 600 белорусов.

Руководитель горячей линии «Ла Страда» Вероника Николайчик. Фото: lastrada.by
Руководитель горячей линии «Ла Страда» Вероника Николайчик. Фото: lastrada.by

По информации программы помощи мигрантам «Ла Страда», в 2020 году к ним на горячую линию поступило 6 145 обращений (в 2019-м – 7 110). 29 процентов этих обращений касались проблем трудоустройства за границей.

Белорусы чаще всего задавали вопросы по трудоустройству в Польше, и эта тенденция не меняется уже несколько лет. Затем идут Литва и Россия, уточняет руководитель горячей линии «Ла Страда» Вероника Николайчик.

– Если выделить ТОП-5 специальностей, по которым устраиваются белорусы в Польше, то это – промышленные рабочие, ремесленники, разнорабочие, операторы, монтажники машин и оборудования, – говорит она. – Чаще всего белорусы задействованы в строительной отрасли – 37%, грузоперевозке – 25% и перерабатывающей промышленности – 24%.

Портрет белорусского мигранта в Польше, по данным «Ла Страда», такой: в 86 процентах случаев это будет мужчина, который работает по так называемой упрощенной системе трудоустройства – на основании приглашения на работу. Период такой занятости в Польше составляет от 3 до 6 месяцев.

С проблемами нарушений трудовых прав на горячую линию чаще всего обращаются белорусы, которые работают в Польше (около 60% всех обращений), Литве (около 10%), России (около 6%). Среди нарушений, которые фиксирует горячая линия «Ла Страда»: невыплата зарплаты, плохие и небезопасные условия труда, работа без официального оформления, отсутствие медицинской страховки.

Пойдет ли трудовая миграция на спад?

– Миграция, в том числе и трудовая, будет всегда, – говорит Вероника Николайчик. – В регионах, небольших городах, где сложно найти работу, трудовая миграция как раз снимает напряженность на рынке труда, да и в целом снижается уровень безработицы в странах, откуда уезжают. В то же время, там, где ощущается дефицит кадров, где есть отток специалистов, нужно думать, какие условия предлагать, чтобы люди вернулись.

Обратиться на горячую линию «Ла Страда» можно:
-по тел. 7113 (звонки с мобильного в Беларуси)
- в онлайн-чате www.lastrada.by.
Все консультации бесплатны и конфиденциальны.

Да, мигранты сталкиваются с трудностями, но трудовая миграция имеет и свои плюсы: мигранты получают новые знания, осваивают новые технологии, которые потом применяют в своей стране. Мигранты зарабатывают деньги за границей, и многие из них потом тратят эти деньги в своей стране, открывают бизнес в своей стране, благодаря миграции появляются новые связи в бизнесе. Миграция – это неплохо, просто она должна быть упорядоченной, легальной, права мигрантов тоже должны защищаться.

В ТЕМУ. Сколько платят одним и тем же специалистам в разных странах?

Мы решили выяснить, сколько заплатят одному и тому же специалисту в Беларуси, России, Польше и Литве: см. инфографику ниже.

Обратите внимание, что зарплата специалиста может отличаться от места работы и специализации. К примеру, зарплата слесаря-ремонтника в бобруйском колледже, по данным республиканской базы вакансий, составляет 430 рублей. А зарплата слесаря по обслуживанию автоматики и средств измерения электростанции – 6 521 рубль.

****************************************************

Смотрите видео ВБ: Расспросили молодых бобруйчан о том, каким они видят свое будущее и будущее своей страны в ближайшие 10 лет.