«Ковбои» из 19-й школы. О жизни одного бобруйского двора на Интернациональной в 1960-70-е: ч. 5 (с видеосюрпризом!)

15722
Сергей САМСОНОВ. Фото современного двора на Интернациональной: Александр ЧУГУЕВ
Наталья Степановна родилась в Бобруйске в 1960 году и прожила в нашем городе до 1975-го. Ее воспоминания посвящены жителям первых домов микрорайона на улице Интернациональной.

Ранее были опубликованы первая, вторая, третья и четвертая части воспоминаний.

1971 год. В походе.
1971 год. В походе.

Под прицелом

1971 год. Коля Ананич и Женя у школьной хоккейной коробки.
1971 год. Коля Ананич и Женя у школьной хоккейной коробки.

Порой шалости перерастают в нечто более крупное. К сожалению, почти все Женины друзья по двору не избежали подобных метаморфоз, приведших кого-то в колонию, кого-то вообще на погост.

Не избежал проблем и Женя, в девятом классе вместе с товарищем по кличке Шеф (Витя Парахневич) похитивший из школы мелкокалиберную винтовку. Ну, кому из пацанов в том возрасте не хотелось стать обладателем какого-нибудь оружия. Вот и нацелились на только что поступившую в школу «мелкашку», предназначавшуюся для уроков по военной подготовке. Ключи не подбирали, двери не выламывали, висячие замки не резали… Женя всего лишь стоял на шухере, а Шеф прошмыгнул в «военруковскую» комнатенку, когда хозяин оставил ее незапертой и отлучился на пяток минут.

1971 год. Коля Ананич.
1971 год. Коля Ананич.

Утром следующего дня друзья не пошли на занятия, а устроили в квартире у Шефа на первом этаже (он жил в соседнем от Жениного доме) проверку винтовки. Вначале захотели протестировать ее на «бронебойность». В угол комнаты положили на пол табуретку сиденьем вперед и по очереди в него пальнули. Пули с легкостью пробили табуреточную деревяшку, сделали выбоины в стене и куда-то улетели.

Это впечатлило и воодушевило ковбоев. Следующий раунд – стрельба из форточки по воронам. Прямо напротив окна зала (квартира была однокомнатной) – деревья детсада, где этих черных бестий было предостаточно…

История закончилась на следующий день, когда путем логических рассуждений и благодаря дополнительной информации, полученной от Жениных и Витиных одноклассников, преступный дуэт был вычислен, а потом и задержан представителями администрации школы, неподалеку от учебного заведения. Винтовку изъяли пятью минутами позже из кладовки Шефа. Именно отсутствие милиции (школа решила не выносить сор из избы) спасло ребят от малорадостных последствий.

1971 год. Поход. Школьные товарищи Олег Гузов и Саша Грайзель.
1971 год. Поход. Школьные товарищи Олег Гузов и Саша Грайзель.

«Здравствуй, рок-н-ролл!»

Где-то в восьмом классе Женя с особым интересом стал относиться к рок-н-роллу, который постепенно проникал за железный занавес. То здесь, то там искрили случайно прорвавшиеся в кинокартину, а то и в мультфильм рокнрольщики. Многие западные киноленты вообще служили кладезью ценнейшей в этом отношении информации.

1971 год. Школа №19. На уроке (Валя Быкова, Света Шабалина).
1971 год. Школа №19. На уроке (Валя Быкова, Света Шабалина).

В журналах и газетах, издаваемых в странах так называемой народной демократии, начали печатать портреты популярных музыкантов, групп, внешний вид которых привлекал зашоренную, но крайне пытливую советскую молодежь. Женя, практически выросший на ранних эстрадных песнях Муслима Магомаева, Эмиля Горовца, а затем и Хэмпердинка, Тома Джонса (пластиночная музыка времен хрущевской оттепели – все эти твисты и шейки), пройти мимо «Битлз», «Роллингов» и им подобных просто не мог.

Самым первым диском, с которого началась история его виниловой коллекции, был фирменный «гигант» американской кантри группы «Nitty Gritty Dirt Band», который ему «впарили» впоследствии барабанщик игравшей в тресте группы Слава Ружин и одноклассник (из параллельного класса) Олег Гуща. Оба жили где-то на Бойне.

Особенностью диска было отсутствие первой композиции, отпиленной, скорее всего, паяльником. Но остальная пластинка – в отличном состоянии. Впечатлил Евгения и конверт диска – жесткий толстенный картон и четкая цветная фотография музыкантов, сидящих на каком-то экскаваторе или тракторе. Такого «богатства» Женя еще в руках никогда не держал. Заполучил он ее недорого, рублей за пять. Песни, правда, особого впечатления не произвели, но в целом фирменный «комплект» (пусть даже и кастрированный) внушал доверие.

А потом была пластинка «Rolling Stones» – «Biggars Banquet» («Банкет нищих»), югославская перепечатка. Абсолютно белый конверт с написанными в стиле чистописания названиями группы и альбома. Хоть бы фотографию музыкантов поместили! Но зато музыка пластинки была – не сравнить с предыдущей!

В соседнем «винзаводовском» доме жил Толя Прокопчик, который слыл большим радиолюбителем-самоделкиным. Парень постоянно листал какие-то схемы приемников, покупал разные транзисторы, динамики… К тому времени он сварганил собственный стереофонический проигрыватель, который в разобранном виде занимал пол-зала и, по словам «рационализатора», воспроизводил «басы в одной колонке, а высокочастотные звуки – в другой». Женя слабо представлял себе всю эту «прокопчикову» систему, но тут же побежал к нему с «Банкетом нищих» на прослушку. Оба были в диком восторге от услышанного. Особенно это касалось первой композиции, которая начинается с длинного вступления бонгов, украшенного криками Мика Джаггера. Стереоэффект потрясный!

Школьный дневник Жени Буловы.
Школьный дневник Жени Буловы.

С этого момента физика и математика стали для Евгения предметами совсем не первой необходимости. Хотя с повестки дня учебу никто не снимал – надо же было готовиться к поступлению в вуз. И почему-то ни о каком другом, кроме технического, речи никогда не шло.

В самом начале 10 класса Женю ждало одно полуэпохальное событие: родители, обеспокоенные предстоящим поступлением в институт, задумали перевести сына в другую школу. В пятую, что недалеко от площади Ленина. Все-таки центр города, там и преподаватели, говорят, получше и требования повыше. Одним словом, предки решили все возможности использовать по максимуму.

Женя поначалу согласился. Но через дня три учебы затух. Новый коллектив, новые «уставы», новые ощущения… Нет, он не выдвигал ультиматумов, но родители, видя такую неожиданную реакцию сына, сами все поняли. Возвращение в родную 19-ю школу произошло мгновенно. Снова все замечательно — рядом друзья, почти родные учителя и стены!

Школьный дневник Жени Буловы.
Школьный дневник Жени Буловы.

Единственным положительным для Жени моментом во всех этих передвижениях было то, что он успел приобрести себе нового товарища из новой школы – Витю Зинковича, тоже большого любителя рок-н-ролла. И что любопытно, привившего Евгению любовь к музыке в стилях «соул» и «фанк». А началось все с группы «Sly & The Family Stone», которую Витя включил на магнитофоне в день прихода Евгения к нему в гости. Как оказалось, семья его нового приятеля только в 1968 году переехала в Бобруйск из Германии. Причина по тем временам очень распространенная: папу-военнослужащего переводили на новое место работы, из заграницы -- назад в СССР. Back In The USSR, как пели битлы. Может быть именно по этой причине Виктор никогда не выказывал особой любви к «Битлз», зачастую, наоборот, подчеркивая, их ординарность, мол, есть группы и получше.

Поход, 1971 год. Одноклассники -- Коля Ананич, Валя Быкова, Рита Китина,Света Шабалина, Таня Самохина.
Поход, 1971 год. Одноклассники -- Коля Ананич, Валя Быкова, Рита Китина,Света Шабалина, Таня Самохина.

All you need is love – Нам всем нужна любовь!

Отдельного акцента заслуживает школьная тема «складчин» – это когда все желающие устроить вечеринку одноклассники скидываются монетой, что у кого есть, закупают горячительное, закуску и отправляются на квартиру к своему товарищу, у которого в этот вечер куда-то съехали родители. Проигрыватель или магнитофон – обязательны. Гитара с по возможности.

1969 год. Женя Булова.
1969 год. Женя Булова.

Однажды гуляли у Коли Литвинова. Частный дом в районе ж/д вокзала. Там Женя впервые услышал композицию «Whole Lotta Love» группы «Лед Зеппелин». Три дня не мог прийти в себя от впечатлений. Ну а как же еще, если крышу дома чуть не снесло от мощнейших гитарных рифов в самом начале композиции, которые, извините, изрыгали две мощнейшие колонки, принесенные откуда-то старшим Колиным братом.

Примерно такое же чувство ошеломления посетило Женю, когда Бэрчик и Гена (тоже приятели, жили неподалеку, в микрорайоне) врубили на полную мощь своего проигрывателя композицию «Fireball» группы «Дип Перпл».

Но самой запоминающейся вечеринкой для Жени была «тусовка» (тогда, правда, такого слова даже не знали) весной в 1972 году (последняя четверть последнего 10-го класса) у кого-то в квартире «ташкентского» дома по Интернациональной. Скорее всего, у Риты Китиной. Атмосферу того давнего вечера хорошо передает текст, отправленный Евгением в 2020 году в соцсети «Одноклассники» своей однокласснице Фаине. Как он сам выразился «моей первой школьной любви». Фаина уже давно в Нью-Йорке. В Бобруйске жила в доме, где в микрорайоне впервые открылся гастроном.

Вот фрагменты их переписки:

«Фаина, привет! Как минимум мне наша переписка приносит удовольствие – читая твои строки, я погружаюсь в некий волшебный, уже совершенно физически недосягаемый мир: Бобруйск шестидесятых – начала семидесятых (друзья детства, одноклассники...), помноженный на Нью-Йорк. Мне нравится. Признаюсь, твоя строка про радость получить от меня сообщение, тоже вдохновила. Спасибо, если не шутишь.

Не поверишь, прошлой ночью приснился сон, что мы с тобой молодые танцуем. Медленный танец. И все так реально.

Я проснулся, чешу «репу» и вспоминаю... И вспомнил – это мой высыхающий мозг выдернул из прошлой жизни какой-то наш вечер, когда мы классом собирались пару раз в «ташкентском» доме. Помню, верхний этаж. Помню Поревого Витю. Тебя. Риту Китину, Сашку Желдака, Свету Шабалину, Колю Ананича..., и мы танцуем с тобой под какую-то очень нравившуюся мне тогда песню – не помню, какую. Вроде «Sorry Susane» группы «The Hollies». Хотя, нет, это достаточно динамичная песня. А, вспомнил, это была песня «Поющих гитар», называется «Для меня нет тебя прекрасней».

1971 год. Урок белорусской литературы.
1971 год. Урок белорусской литературы.

Ты мне тогда все еще продолжала нравиться, за что отдельное спасибо. Танцуем с тобой и больше ничего. Наверное, я танцевал еще с кем-то в тот вечер, было-то нас человек 15. Но я помню только наш танец.

А может, это мне все только приснилось и такого в нашей реальной жизни вообще не было – стопроцентной гарантии сейчас уже дать не могу. Но это не важно, главное, мы танцевали с тобой, и это было так классно! Во всяком случае, мне так казалось. И было как-то хорошо на душе. Ну как же – и девушка клевая, и мелодия супер. Два в одном. Или даже три или четыре в одном... То есть, все – оллрайт! А это говорит о том, что так и будет дальше. По этому случаю я даже вчера записал для тебя видео-сюрприз, но предложу его позже, когда вся эта чернуха с короновирусной пандемией закончится. Будьте здоровы!».

(А вот и сюрприз!)

…Вопреки ожиданиям, школьный выпускной вечер после десятого класса не оставил в сознании Жени каких-то запоминающихся впечатлений. Более того, в памяти отпечатались только несколько сюжетов в самом начале вечера, а потом – дождливое утро, которое он и еще несколько одноклассников встретили почему-то у кинотеатра «Товарищ»… Какой уж там рассвет!

Впереди был ответственный отрезок жизни – экзамены, связанные с поступлением в институт.

Эх, друзья-товарищи! Знали бы они тогда, какие зигзаги судьбы и всевозможные испытания ждут каждого из них на жизненном пути. Всякие там вступительные экзамены – чепуха по сравнению с ними.

Сергей САМСОНОВ.

Фото из альбома Натальи Степановны.

Продолжение истории следует...

_______________________

Редакция «Вечернего Бобруйска» просит откликнуться всех, кто узнают себя, своих родных в этой истории или был знаком с героями этого рассказа, а также хотел бы поделиться своими воспоминаниями, фото тех лет. Напишем живую историю Бобруйска вместе! Свяжитесь с нами по телефону: +375-29-142-09-45 (вайбер, телеграм) или напишите на редакционную почту:

red-vb@yandex.ru

Так выглядит сегодня район школы №19 на Интернациональной:

27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
14.04.2021. Бобруйск. Улица Интернациональная. Дом №64
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19
27.04.2021. Бобруйск. Жилая застройка в районе средней школы №19

Еще по теме: