«Дети знают, что их папа ни в чем не виноват». Поговорили с женой недавно осужденного бобруйского чиновника и вспомнили другие громкие коррупционные дела

15146
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото: Александр ЧУГУЕВ, из архива «ВБ»
Несмотря на серьезное наказание за коррупционные преступления их все равно совершается много. Больше – только мошенничеств, хулиганств и краж. Но соразмерно ли наказание деянию? Сравниваем с практикой других стран и вспоминаем странные и громкие дела в Бобруйске и Беларуси.

По статистике количество коррупционных преступлений в последние годы в Беларуси снижается (в 2020 году осуждено 684 человека, в 2019 – 1 007). Но все равно их много, и в 2020 году Беларусь заняла 63-е место в рейтинге из 179 стран по уровню коррупции.

Сроки по коррупционным статьям приличные, в зависимости от обстоятельств – от 3 до 15 лет. В принципе, это сравнимо со сроком, который может получить убийца (при отсутствии отягчающих обстоятельств).

(Для сравнения: в Польше за коррупционные преступления можно получить штраф или лишение свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет. В Литве коррупция также в основном карается штрафом, при этом с 2017 года наказание ужесточили, и теперь размер штрафа зависит от суммы, которую получил потенциальный взяткополучатель).

02.11.2016, Бобруйск. Суд Бобруйска и Бобруйского района.
02.11.2016, Бобруйск. Суд Бобруйска и Бобруйского района.

При этом доказать коррупционное преступление сложнее, и иногда даже оговор или злой умысел конкурента могут сыграть свою роль. Об этом говорил и Александр Лукашенко в 2019 году на совещании по поводу качества работы правоохранительных органов при расследовании преступлений:

«По значительному числу дел обвинение строится не на выявленном факте получения предмета взятки, а на непоследовательных воспоминаниях, причем достаточно давних событий, того, кто давал взятки и не может указать конкретные обстоятельства передачи вознаграждений: даты, место, суммы. Такие подходы к доказыванию вины потенциального взяткополучателя существенно повышают риск его оговора, в том числе конкурентами. ...Взятка – это когда вы зафиксировали аудио, видео, что человеку принесли и дали ее. … Должны быть железобетонные доказательства подобных вещей, ибо мы придем к тому, что в обществе появится и буйно будет процветать практика: не понравился человек – оговорил его, дал против него показания».

Цитата президента приведена тут не случайно. Она очень важна, ведь за каждым приговором, за каждым сроком стоят живые люди – те, кто проведет назначенный судом срок в тюрьме, и те, кто будет человека из тюрьмы ждать.

Олег Ковель и Петр Ярош: по шесть лет усиленного режима

Приговор по этому делу вынесли совсем недавно, в апреле 2021 года. Бывшего первого заместителя председателя Бобруйского горисполкома и экс-гендиректора УКПП ЖКХ «Бобруйскжилкохоз» осудили на шесть лет строгого режима каждого. Взяткодателем признали их кума, руководителя ОДО «Бобруйскстройстиль». Дмитрий Петровский получил 2,5 года «домашней химии».

30.11.2018. Пресс-конференция в Бобруйском горисполкоме по вопросам ЖКХ. Олег Ковель и Петр Ярош. Фото из архива «ВБ»
30.11.2018. Пресс-конференция в Бобруйском горисполкоме по вопросам ЖКХ. Олег Ковель и Петр Ярош. Фото из архива «ВБ»

О своем видении этого дела и о муже с нами согласилась поговорить Ирина Ковель, жена осужденного Олега Ковеля.

Олега Ковеля задержали в 2019 году, когда он уже не работал в Бобруйском горисполкоме. (Незадолго до этого он был назначен заместителем начальника Департамента по надзору за безопасным ведением работ в промышленности МЧС). Два месяца Олег Валериевич провел в СИЗО, потом меру пресечения изменили на домашний арест.

Суд по делу длился 8 месяцев, прошло 43 заседания.

Ирина Ковель разговаривала с нами накануне свидания с мужем в могилевской тюрьме. Раньше, призналась она, в жизни семьи были совсем другие свидания – муж, по ее словам, не привлекался даже за нарушения ПДД.

Ирина Владимировна считает нынешнее обвинение несправедливым и говорит, что будет «бороться до конца».

– Когда все началось, Олег был абсолютно спокоен, он не паниковал, и я не паниковала, – рассказывает она. – Он знал, что ни в чем не виноват. Даже на последнее заседание суда мы ехали, на 99 процентов уверенные, что все закончится хорошо.

У Ирины Ковель осталось несколько вопросов к следствию, на которые, как она считает, ответы в зале суда так и не прозвучали:

– Обвинение настаивало, что первый зампред с 2017-го по октябрь 2018-го года обеспечивал своевременную оплату в адрес «Бобруйскстройстиля» из бюджета по договорам строительных подрядов, заключенных с УКПП ЖКХ «Бобруйскжилкомхоз». Но он по своей должности не имел никакого отношения к тендерам, оплатам.

Напомним, в суде несколько раз допрашивали Галину Ярош, начальника финансового управления Бобруйского горисполкома. Ей задавали вопрос, обращались ли к ней по поводу оплат обвиняемые Ковель и Ярош. Ярош поясняла, что с вопросами оплаты к ней обращаются все заместители председателя горисполкома, в зависимости от того, какую сферу они курируют. Поскольку экс-первый зампред курировал вопросы ЖКХ, то и обращался с вопросами проведения платежей в сфере ЖКХ. Все это были «рабочие моменты», по словам начальника финуправления.

– На видеозаписи оперативного наблюдения, которая приобщена к материалам дела, в офисе «Бобруйскстройстиля» Петровский передает Ковелю бумагу с записанными на ней цифрами. Это расчеты за калитку и ворота, которые мы заказали у него себе на дачу, – продолжает Ирина Владимировна. – На видео явно заметно, что это не деньги, а именно листок бумаги.

В 2019 году Петровский написал явку с повинной относительно Ковеля и Яроша, где указал, что передавал им взятки. В материалах дела имеются его записи, однако сам Петровский в суде часто говорил, что не помнил, к кому конкретно могут относиться эти записи, и не мог назвать дат.

– И по этим записям обвинили моего мужа! – сокрушается супруга Ковеля. – Это и есть «железобетонные» доказательства?

Ирина Ковель уже была на приеме в Совете Республики по поводу дела своего мужа. Семья также подала апелляцию в Могилевский областной суд. Обращались и в Генпрокуратуру с просьбой проверить действия следствия, но там, по ее словам, сказали, что сначала нужно пройти все судебные инстанции – таков порядок.

– Нас поддерживают все коллеги Олега, и из горисполкома, и из Госпромнадзора, – говорит Ирина Ковель. – Никто не может поверить в произошедшее. О моем муже хорошо отзываются все. Когда он работал в горисполкоме, всегда старался помочь тем, кто к нему обращался, в рамках своей компетенции. Во время фестиваля «Венок дружбы» он вообще дома не ночевал, приходил только переодеться и снова уходил на работу – чтобы все прошло достойно, и для горожан, и для гостей из разных стран.

По словам Ирины Владимировны, Олег Валериевич в тюрьме настроен позитивно и очень решительно. Она регулярно ездит к нему на свидания, а двое детей пишут отцу письма.

– У нас взрослые, разумные дети, они знают – их папа ни в чем не виноват, – подытоживает супруга осужденного.

Михаил Кунц: оправдан посмертно

Вспомним и другие громкие коррупционные дела, которые рассматривались в нашем городе.

Михаил Иванович Кунц во время работы на кожкомбинате. Фото из архива «ВБ»
Михаил Иванович Кунц во время работы на кожкомбинате. Фото из архива «ВБ»

В мае 2018 года Департамент финансовых расследований КГК возбудил в отношении директора Бобруйского кожкомбината сразу два уголовных дела – за превышение служебных полномочий и за злоупотребление властью и служебными полномочиями. Михаила Кунца обвиняли в том, что он якобы организовал на предприятии «семейный подряд» и закупал сырье не у прямых поставщиков, а у посредников, по завышенной цене.

В 2019 году Михаила Ивановича оправдали, правда, посмертно – он ушел из жизни скоропостижно, во время следствия.

К слову, ОАО «Бобруйский кожкомбинат» сейчас в стадии банкротства.

Артур Дарашкевич: 3 года усиленного режима

Артур Дарашкевич во время работы главным архитектором Бобруйска. Фото из архива «ВБ»
Артур Дарашкевич во время работы главным архитектором Бобруйска. Фото из архива «ВБ»

В 2018 году 31-летнего Артура Дарашкевича, экс-главного архитектора города, осудили на три года усиленного режима за получение взятки.

Последняя, по данным судебного разбирательства, была в виде подарка – спиртные напитки и мобильный телефон, все общей стоимостью 660 рублей. Однако наказание содержало, в том числе, и конфискацию имущества.

После вынесения приговора прокуратура опротестовала его, сочтя слишком мягким. Приговор оставили без изменения.

Артура Ивановича из заключения дома дождались жена и трое несовершеннолетних детей. А должность главного архитектора в горисполкоме до сих пор вакантна.

Обновлено: с 17 мая на эту должность назначена Яна Валерьевна Качан.

Андрей Головач: оправдан после 4,5 лет в СИЗО

Андрея Головача, бывшего главного инженера Минского завода колесных тягачей, осудили по статье за взятку на 8 лет лишения свободы. Мужчина подал апелляцию в вышестоящий суд. Тот отменил приговор и назначил новое рассмотрение дела. Прокуратура пыталась опротестовать это решение, коллегия городского суда этот протест отклонила.

В итоге, 5 февраля 2018 года Головачу зачитали новый приговор. Суд признал главного инженера невиновным в получении взятки и оправдал его по всем 35 ранее инкриминированным эпизодам. Но прямо в зале суда в этот же день Андрея Головача... вновь взяли под стражу, «по вновь открывшимся обстоятельствам». Он снова попал в СИЗО.

Параллельно с расследованием нового дела прокуратура опротестовывала оправдательный приговор в отношении Головача. Протест отклонил Минский горсуд, затем Верховный суд.

19 июля 2019 года суд Первомайского района Минска полностью оправдал Андрея Головача. К тому моменту он провел в СИЗО 4,5 года.