«Почему у нас больше ничего не устанавливают, кроме скульптур бобров и военных памятников?» Жизнь глазами читателей

5011
Елена САДОВСКАЯ. Фото титула из архива ВБ.
Каждую неделю мы интересуемся у наших читателей, какие события последних дней их удивили и порадовали, а что – огорчило, и что интересного случилось в их жизни.

«Читаем новости, пишем письма в тюрьмы, и надеемся на лучшее»

Оксана Смирнова, торговый представитель:

– Подумала тут на днях, что сейчас пришло идеальное время для внутреннего туризма. Было бы круто, если бы белорусский туризм подтянул свой уровень до мирового. И я даже не про достопримечательности, тут, понятно, работаем с тем, что есть. Я про сервис и отношение к туристам. Рассказываю примеры из собственного опыта (прошлой весной из-за ковида отдыхали именно в Беларуси). Приезжаем мы в Ружаны, на феерические руины замка Сапегов. Вход туда – небольшой музей, где, среди прочего, можно купить сувениры. И там прямо перед нашим носом хлопнули дверью. Потому что обед три минуты как начался. Просьбы, уговоры, и пояснения, что мы проездом и ждать не можем, – не помогли. Уехали, так и не купив ничего на память, хотя дело там было на три минуты. Вот как бывает, когда люди в прибыли не заинтересованы. Ну правильно, сейчас, насколько я знаю, реставрация идет за счет бюджетных средств и с помощью денег Евросоюза. Чего волноваться-то...

Другой пример, уже вот буквально с прошлой недели. Были в районе Микашевичей, и хотели попасть на экскурсию в карьер предприятия «Гранит». Раньше такие регулярно проводили, и стоило это недешево. Пришлось убить два часа, чтобы найти на предприятии человека, который мог бы ответить – проводятся ли экскурсии, так как никто не знал. Чудом выбили номер музейного сотрудника, который сказал, что из-за ковида экскурсий нет. И таких примеров я могу привести массу. Так что белорусскому туризму еще развиваться и развиваться. В этом смысле, кстати, можно было бы брать пример со Львова или Киева. Там все иначе устроено. Лицом к людям, что ли.

А в остальном, читаем новости, уже устали поражаться происходящему. Страшный сон. Пишем письма в тюрьмы, и надеемся на лучшее.

Высадила недавно дома новую партию суккулентов. Я небольшой любитель растений, но вот эти мне нравятся. Для большей эстетики посадила не в привычные маленькие горшки, а в заполненное землей блюдо для фруктов, очень необычно выглядит.

Назвала их «чепырки». Слово смешное, и есть у меня такая привычка – давать имена растениям. Раньше была у меня комнатная роза «Вениамин», сокращенно «Веник». А есть что-то горшочное, с длинными тонкими листьями. Не знаю, как называется растение. Но я называю его «Алевтина Александровна». Мне так веселее.

«У меня сын прекрасно печет, и делает булки на всех»

Нина Лагойко, пенсионерка:

– Самая последняя новость – дочь сломала ногу. Сперва была в больнице, сейчас уже дома. Мы с сыном ездили ее проведать. Ну так потихоньку готовимся к Пасхе. Я сама уже не пеку, но мы булки не покупаем. У меня сын прекрасно печет, и делает булки на всех. Научился этому у своей бабушки, когда был еще ребенком. Ну а я крашу яйца – это уже моя работа.

В церковь на службу я уже не хожу, у меня ревматоидный артрит и поэтому я долго стоять не могу, но обязательно посмотрю службу по телевизору.

Но, несмотря на больные ноги, я стараюсь по возможности больше двигаться, сама в аптеку хожу, в магазин. У меня больное сердце, поэтому мне трудно быть в медицинской маске, из-за этого стараюсь выбираться за продуктами или за лекарствами утром, когда людей поменьше. Но если на кассе скажут, то маску, конечно, надену. Я по этому поводу не спорю, понимаю, что кассиров и продавцов за обслуживание людей без масок, могут наказать.

Как любую бабушку, меня радуют мои внучки – 24-летняя Саша и 20-летняя Вероника. А чем радуют? Любят меня, мне этого достаточно. Старшая в Москве работает, а как приезжает, всегда ко мне приходит. Младшая, конечно, чаще бывает у меня. Вот и на Пасху ее жду.

А старшая сказала, что как приедет, обязательно со мной на могилу к дедушке, моему мужу съездит. Он в Ломах похоронен. Мы уже с сыном там были, убрали могилку, но на Радоницу тоже поедем: надо же кусочек пасхальной булочки и яйцо оставить.

«Нас постоянно ставят лицом к прошлому, да так, что мы не может повернуться к настоящему»

Дарья Коваленко, студентка:

– Меня очень радует, что на улице весна. Тем более в мае в нашей семье много праздников. Дни рождения у папы и у меня. Вот так получилось, что мы оба майские. Как правило, большой праздник организуем на мое день рождения, так как оно отмечается последним, 26 мая. В это раз тоже так планируем – позовем гостей на дачу, будем жарить шашлыки, общаться, играть в настольные игры.

В Бобруйске есть такая проблема, что некуда сходить. Две недели назад приезжали знакомые родителей из Гродно, пошли мы все вместе гулять. А в итоге, куда сводить их и не знаем. Можно конечно в кофейню, кафе, но как будто в Гродно таких заведений мало. Поэтому, погуляли мы по Ледовому, прошлись немного по Социалке и пошли в кофейню. Неприятно удивил их на Ледовом памятник жертвам фашизма и декорации, которые остались после съемок фильма. Они сказали, и я с ними очень согласна, что нельзя на каждом шагу устанавливать такие памятники, потому что в сквере люди хотят отдыхать и общаться, а как-то очень некомфортно сидеть на скамеечке рядом с памятником жертвам фашизма. Да, и постоянно у нас спрашивали, почему кроме скульптур бобров и военных памятников, у нас больше ничего не устанавливают. Я не нашлась, что им ответить. Мы в тот вечер много об этом говорили, и мне понравилось, как знакомый папы сказал: нас постоянно ставят лицом к прошлому, да так, что мы не может повернуться к настоящему, а тем более не можем спокойно смотреть в будущее.