«У меня нет свободного времени, в отпуске не была уже три года». Бобруйский зооволонтер рассказала, зачем ей такая жизнь

5035
Елена САДОВСКАЯ. Фото из архива героя
Алене Гревцевой 43 года. Она работает менеджером на частном предприятии «Элла-Люкс». А все остальное время заботится о бездомных животных.
Волонтер Алена Гревцева со своими питомцами.
Волонтер Алена Гревцева со своими питомцами.

Сегодня на попечительстве Алены – около 20 собак, большая часть из которых – еще щенки. Они живут и в частном доме нашей героини, где для них отведена отдельная комната, и в вольерах во дворе, которые она построила за свои деньги.

Хвостатые попадают к ней из пункта для временного содержания безнадзорных животных БУКСАП, с улиц города и ближайших районов. Всех животных объединяет незавидная судьба: кого-то оставили в картонной коробке в лесу, кого-то привязали и забыли, подкинули под пункт отлова, просто выкинули на дороге.

В доме Алены животные находят временный приют, где получают необходимое лечение, стерилизацию, а затем находят и новых хозяев.

Все примеры – из детства

– Когда я родилась, у моих родителей уже жили два китайских пекинеса, – рассказывает Алена. – В детстве у меня были хомяки, собаки, кошки, попугайчики, рыбки, черепашки, аквариумные крокодильчики, полярная сова. Одно время, пока мы жили на Севере, у нас в трехкомнатной квартире одновременно было семь аквариумов (рыбками занимался папа), а также две собаки, кошка, несколько попугаев и хомяки. Все животные были либо куплены, либо подобраны. Мне все дети завидовали во дворе, потому что я могла спокойно принести домой котенка или щенка, которого нашла на улице. И я была уверена, что мне разрешат его оставить.

Вспоминая свое детство и подростковый период, Алена говорит, что у нее перед глазами был правильный пример того, как нужно относиться к животным.

– Однажды, когда мы уже переехали в Бобруйск и жили в своей квартире, подвал дома затопило, а там была собака со щенками, – вспоминает моя собеседница. – Родители с фонариками в руках всю ночь искали животных, а когда нашли, то принесли домой.

Питомцы волонтера Алены.
Питомцы волонтера Алены.

«Я не могла смотреть им в глаза через решетку»

Около 10 лет назад Алена прочитала в газете о приюте общества защиты животных «Добродетель» и позвонила его руководителю с предложением о помощи.

Так началось ее волонтерство. Руководитель сказала, что помогать можно тем животным, которые находятся в приюте, а можно тем, которые попали в пункт отлова в БУКСАПе. Алена выбрала последнее. Кроме кормления, нужно было убирать вольеры. Волонтер варила еду, кормила и убирала по средам.

– Почему попавших в пункт отлова животных надо было еще и кормить? Потому что государство выделяло деньги только на закупку комбикорма, а собаки комбикорм не едят, – поясняет Алена.

Таким образом, Алена волонтерила около двух месяцев, а потом, как она сегодня признается, не смогла туда ходить из-за душевной боли.

– Животных стало много, их начали умерщвлять, а я не могла смотреть им в глаза через решетку, понимая, что не смогу их спасти. Мне было очень больно. И я ушла… Правда не одна, а с коробкой щенков, которых потом пристроила.

Как появился «домашний» приют

Алена никогда специально не искала животных, которым нужна ее помощь, они сами появлялись в ее жизни.

Питомец Алены на приеме у ветеринара.
Питомец Алены на приеме у ветеринара.

– В Титовке жила русская портниха, которая хорошо шила, и я к ней периодически обращалась. И однажды во время такой поездки я заметила истощенного алабая, который сидел на очень короткой цепи, – вспоминает она историю 5-летней давности. – Настолько короткой, что он не мог отойти в сторону, поэтому гадил и жил на одном месте. Он был очень худой, практически скелет. У него не было будки – от дождя и снега укрывался за прислоненной доской. Я не знала, что делать, и просто ездила ежедневно и его кормила. Почему я не забрала к себе? Мне трудно ответить. Может, не хотела, может, не могла, потому что у меня были дома животные. Сейчас бы, конечно, уже забрала.

– Вместо этого я его сфотографировала и разместила фото в соцсетях. Уже через 15 минут мне позвонила женщина, которая жила в другом городе, – у Алены начинает дрожать голос, и она на секунду замолкает. – Мне трудно даже сейчас вспоминать, очень много эмоций. В общем, собаку забрали, с ней все хорошо, и я до сих пор общаюсь с этой женщиной.

Подобные истории со счастливым концом в жизни волонтера не редкость. Именно они заставляют продолжать это дело несмотря ни на что.

Полтора года назад из Осиповичей Алене позвонил мужчина, попросил забрать одну из двух его собак, потому что ему нечем их кормить.

– Когда я увидела эту собаку, я плакала, передо мной стоял маленький скелет. Когда я разместила о ней информацию, у меня стал разрываться телефон от звонков, люди из разных стран хотели помочь. Звонили даже из США и Канады. А потом мне позвонила семья из Могилева, и я отвезла собаку им. Женщина отказалась от какой-либо помощи и сказала, что выходит овчарку сама. Через два месяца собаку было не узнать. Знаю, что сегодня ее очень любят.

Я хотела забрать и вторую собаку от того мужчины в Осиповичах, потому что она выглядела точно так же, но он мне ее не отдал. Я обращалась в милицию, но мне отказали в помощи, мотивировав тем, что это не жестокое обращение с животными.

«Говорят, что я занимаюсь щенками, потому что у меня нет детей»

По словам Алены, волонтерская деятельность изменила ее круг общения. Часть давних и хороших знакомых не приняли ее позицию, и сегодня почти не общаются с нею. Но зато появились новые друзья, с которыми много общего. А еще Алену очень поддерживает ее муж.

– Он трезво и рационально смотрит на ситуацию. И если бы не его «ежовые рукавицы», в которых он меня держит, то у нас дома было бы не 20, а 50 животных, – улыбается Алена.

И все же, признается, из-за питомцев в отпуске не была уже года три. А недавно срочно надо было уехать на четыре дня, но не получилось: на щенков отозвалось много людей, а взрослых собак взять не захотели.

Ну разве я не лапочка?
Ну разве я не лапочка?

Люди реагируют на ее волонтерство по-разному. Некоторые проявляют интерес, но порой достаточно некорректный.

– Говорят, что я занимаюсь щенками, потому что у меня нет детей. Я к этому привыкла и реагирую нормально, в подушку не рыдаю. Это моя жизнь, и я сама решаю… – говорит Алена. – Я решила, что рожать не буду. Боюсь, что не справляюсь и не воспитаю ребенка так, как надо. Хотя, постоянно слышу, что при моей способности одновременно заботится о 20 собаках, я бы точно одного ребенка воспитала, – улыбается женщина.

И все же хороших людей больше, уверена Алена. И без их поддержки она бы не справилась:

– Кто-то поставит «лайк» под моим постом, кто-то сделает репост, а кто-то перечислит деньги, на ту же платную передержку. Сейчас у меня семь щенков на такой передержке, на их пяти-шестиразовое питание уже ушло около 500 рублей, а еще у меня долг в ветеринарной клинике около 200 рублей.

А в прошлом году Алена построила вольеры с утепленными будками на своей придомовой территории: три одинарных и один большой, где на передержке находятся собака со щенками.

На вольеры из кошелька Алены ушло 1 000 рублей.

– Я не просила денег, – говорит она. – Единственное – попросила в соцсетях помочь с материалами. Два человека откликнулись и отдали мне шифер б/у.

– Однажды мне даже отдали старое кресло, теперь оно стоит в вольере, и в нем спит собака, – улыбается волонтер.

Питомцы волонтера Алены.
Питомцы волонтера Алены.

Кто, если не я?

Алена признается, что к смерти своих хвостатых подопечных, несмотря на свой волонтерский стаж, она не привыкла.

– Когда умирает собака я всегда плачу. Чаще умирают от парвовирусного энтерита, бывает, что от глистной инвазии. Умирая от энтерита, щенок очень мучается, а ты ничем ему помочь не можешь. И это несмотря на то, что бежишь в клинику при первых симптомах.

О чем еще болит сердце волонтера:
– Нужно обязательно ставить щенкам прививки, не стоит думать, что именно ваше животное не заболеет,
– Нужно стерилизовать любого пола собаку, при наступлении возраста,
– Собаку не надо кормить костями, любыми. Они им не нужны, а вот исход от такой кормежки может быть летальный.

Когда животное болеет, четыре часа в день у Алены уходит на капельницы.

И каждое утро больше часа занимает только уборка вольеров. Убрать надо и дома. А еще приготовить, покормить. Если взрослым собакам мясо можно порезать кусками, то щенкам приходится перекручивать на мясорубке.

В день на кормежку питомцев волонтеру надо четыре пачки крупы (Алена покупает рис и гречку), больше трех килограммов мяса, а также яйца, творог, кефир. Щенкам она также покупает в зоомагазинах специальные косточки – когда они их грызут, целее обувь.

Алена признается: желание все это бросить у нее появляется периодически. Но кто-то же должен их спасать, считает она.

Щенок.
Щенок.

Мечты и планы волонтера

Некоторые Аленины питомцы находят хозяев даже за границей. В Бельгии живут три черные дворняжки. «Прописку» в Финляндии скоро получит бобруйский пес, которого дважды забирали из БУКСАПа.

– У них там совсем другая жизнь. Есть площадки для выгула с подогревом, есть даже бассейны и тоже с подогревом.

А прошлым летом в гости к волонтеру приходил целый класс, человек 15, в сопровождении учителей и родителей.

– Я долго не соглашалась, так как волновалась за реакцию животных на такое количество людей, – признается Алена. – А потом мне пришло сообщение от учительницы, что это была лучшая суббота в их жизни. Очень надеюсь, что у кого-то из детей такие встречи что-то откладывают в голове и сердце.

Именно по этой причине Алена мечтает открыть детское кафе, наподобие котокафе, но только со щенками.

А в перспективе хотела бы открыть в городе и приют для щенков, но пока не удается найти подходящее помещение.

– Оно должно быть обязательно отапливаемым, потому что щенки в холодное время не выживут. Полы должны быть покрыты плиткой либо забетонированы, потому что помещение должно обрабатываться «химией», если кто-то из щенков заболеет. Ну и конечно, аренда должна быть невысокой, так как мне придется тогда отнимать эти деньги у щенков. А я этого делать не хочу.

Алена считает, что если бы в Бобруйске появился такой приют, щенков стали бы меньше выбрасывать на улицу.

Как можно помочь Алене Гревцевой

Волонтеру постоянно нужны газеты, пеленки, ветошь, крупы, мясные консервы.

Связаться с Аленой, чтобы передать помощь, можно по телефону: (8-029) 748-71-72.