«Сказал, что хочет покататься на мотоцикле и ему нужен литр бензина». Продолжается суд над бобруйчанином, обвиняемым в поджоге «опорника»

1359
Ирина СЕВЕРНАЯ. Фото Александр ЧУГУЕВ.
Сегодня, 5 марта, в суде Бобруйска состоялось второе заседание по делу бобруйчанина Э., которого обвиняют в поджоге опорного пункта №4 на улице Куйбышева в сентябре прошлого года.

Напомним, по результатам расследования мужчине предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 339 (хулиганство) и ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 218 (покушение на умышленные уничтожение и повреждение имущества, повлекшие причинение ущерба в значительном размере, совершенные общеопасным способом).

О первом заседании читайте здесь.

Дело ведет судья Наталья Огладкова, гособвинитель – Николай Тишкевич. Интересы обвиняемого в суде защищает адвокат.

Сегодня в зале заседаний присутствовала мать обвиняемого. В суд вызвали свидетелей по делу – представителей Центра досуга и творчества (в здании последнего находится опорный пункт), сотрудника УВД и работников АЗС, на которой Э. незадолго до случившегося покупал бензин.

«Вы сейчас хотите за счет обвиняемого сделать капитальный ремонт в этом помещении». Обвиняемый и адвокат не согласны с суммой ущерба

Первым делом выясняется вопрос, который вызывает наибольшие разногласия сторон: сумма ущерба, причиненная Центру досуга и творчества в результате пожара. Напомним, обвиняемый категорически не согласен с той суммой, которая заявлена в иске, а это 4 644 рубля 14 копеек. Сам он является строителем и уверен, что эта сумма сильно завышена с учетом того, что здание очень старое, в нем давно не проводился ремонт.

Представители Центра досуга и творчества рассказали, что здание, в котором находится это учреждение, построено и введено в эксплуатацию в 1936 году. Общая остаточная стоимость его с учетом установленных окон ПВХ и внутренней отделки по состоянию на сентябрь 2020 года составляет 1 731 руб. 84 коп.

Судья спрашивает, как рассчитывалась сумма ущерба, причиненная обвиняемым Центру. Свидетели поясняют, что расчет стоимости восстановления поврежденного помещения проводил КУП ЖРЭУ Ленинского района по всем правилам.

– По материалам уголовного дела в обвинении указывается, что стоимость помещения составляет 1 731 руб. 84 коп. В связи с чем вы сейчас заявляете требования о ремонте на сумму почти в 2 с половиной раза больше чем стоимость самого помещения? – спрашивает защитник обвиняемого. – Домоуправление предоставило цены, исходя из новых материалов, которые будут использованы, наверно. А вы же говорите, что капремонт производился неизвестно когда. Это было, наверно, ни один десяток лет назад. То есть получается, что вы сейчас хотите фактически за счет обвиняемого сделать капитальный ремонт в этом помещении.

– До капитального ремонт тут очень далеко, это будет всего лишь косметический ремонт. Вы прекрасно знаете, даже если проводить косметический ремонт, современные материалы и работа стоят сейчас очень дорого, – отвечает ему представитель Центра.

– Материалы были бывшие в употреблении уже ни один десяток лет, а вы хотите их заменить новыми, – настаивает на своем адвокат.

– А какими материалами мы еще можем делать ремонт? Только новыми. Если человек это сделал, все-равно ему нужно компенсировать ущерб, и неважно, сколько лет этому зданию. Оно было в пригодном состоянии. Может, не в слишком хорошем, но для деятельности, допустим, опорного пункта, было вполне нормальным.

Обвиняемый также высказывает свое несогласие:

– Я сам специалист в области отделки, строительства, могу с нуля дом построить. Я работал в ЖЭУ, знаю, как производятся расчеты. Так как планового ремонта нету, я считаю, что ваша организация тоже должна частично вложить средства, так как намечался плановый ремонт. Почему я должен эту сумму оплачивать один?

– Мы поджигали или вы поджигали? Планового ремонта, возможно, и не было бы с связи с отсутствием финансирования. Вы же знаете, что бюджет плохо финансируется, а вы вот такое сделали.

Работники АЗС: «До того он заходил к нам за сигаретами и спиртным, вел себя адекватно»

Допрошенные в качестве свидетелей работницы АЗС по улице Ленина дали аналогичные друг другу показания. Они рассказали, что 28 сентября прошлого года в 23 часу на АЗС пришел наглядно знакомый им Э., который ранее не раз приходил на заправку покупать сигареты и спиртное. До того мужчина всегда вел себя спокойно и адекватно, да и в тот вечер ничего подозрительного в его состоянии они не заметили. Э. сказал, что хочет покататься на мотоцикле и для этого ему нужно купить один литр бензина. В руках у него была полимерная бутылка. Ему сказали, что такая тара для покупки бензина не подойдет, так как в нее даже не влезет заправочный пистолет. После этого Э. пришел с полимерной емкостью объемом 5 литров, в которую приобрел 1 литр бензина и ушел. О том, что он намеревался при помощи бензина поджечь опорный пункт, им известно не было.

Представитель УВД: «В прежнем помещении находиться невозможно»

Старший участковый инспектор З., работающий в СОПОП №4, рассказал, что по причине поджога было уничтожено и пришло в негодность имущество УВД, в частности, столы, стулья и стенды ПВХ. Также была повреждена отделка помещения. По его словам, помещение до пожара в ремонте не нуждалось.

– Материалы были не новые, но добротного качества и в удовлетворительном состоянии. Для работы нашего пункта оно было пригодным. После случившегося мы переехали в 8-ой пункт и до сих пор находимся там. В прежнем помещении находиться невозможно.

Судья переходит к оглашениям материалов дела, которое занимает три внушительных тома. Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, на момент совершения преступления Э. мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. Также выясняется, что ранее он состоял на учете в наркологическом диспансере с диагнозом «синдром зависимости от алкоголя», с 2012 года снят с учета.

Судья объявляет перерыв до 10 марта.