«Пью успокоительные, ничего в жизни не радует. Спасибо, хоть вы позвонили, выслушали». Жизнь глазами читателей

7523
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото: Александр ЧУГУЕВ, из архива «ВБ»
Каждую неделю «ВБ» интересуется у своих подписчиков и читателей: что интересного случилось в их жизни? Что их порадовало, огорчило, поразило на этой неделе?

«После болезни выделили путевку в санаторий «Шинник» на 21 день. Спасибо профкому»

Любовь Степановна Семенова, пенсионерка:

– У меня недавно вся семья, и я в том числе, переболела коронавирусом. Но, можно сказать, обошлось, хотя у меня 25 процентов легких было поражено. Сейчас назначили КТ, нужно ехать в онкодиспансер, потому что есть сомнения: что-то медленно восстанавливаюсь после болезни. Приходится пить витамины и цинк.

Очень благодарна профкому «Белшины»: я работала там до того, как получила инвалидность. А они и сейчас помнят и заботятся о своих пенсионерах. Мне, например, после болезни выделили путевку в санаторий «Шинник» на 21 день. Я очень была рада этому, очень! Вот, прямо сейчас отдыхаю. Тут хорошо – людей совсем немного. И такая красота кругом! И на процедуры хожу – сейчас очередей ведь нет, отдыхающих мало. А если бы и были, я бы не возмущалась. Я человек такой, лучше сама потерплю неудобства, но никому не скажу лишнего, чтоб не обидеть. 30 лет в одной квартире с зятем своим прожила – душа в душу. Ни единого раза за эти годы не поссорились.

«Среди дворников много женщин, и пожилых женщин, им тоже непросто в это время»

Анна Иванова, мама в декрете:

– Мне кажется, что сейчас у всех примерно одинаковые главные темы – коронавирус, политическая ситуация в стране и погода. О первых двух говорить не хочу, вероятно, устала думать, анализировать, задаваться вопросом, когда это все закончится.

А вот погода меня радует, уже и не помню такой зимы: со снегом, морозом, метелью. Обратили внимание, что в ясную морозную погоду даже дышится легче? А некоторые все равно недовольны, мол, ну что это за зима? Но они точно так же были бы недовольны и дождем, и жарой...

А вот, кстати, мой сосед бегает в любую погоду, и сейчас тоже: каждые выходные вижу его в 10 утра, когда он возвращается домой легкой трусцой. Поэтому, мне кажется, к любой погоде надо относиться позитивно.

А огорчают этой зимой постоянные нападки на наших коммунальников, дворников. Нельзя так. Сама наблюдаю, как у нас расчищают дворы. Они действительно убирают снег, работают. А ведь среди дворников много женщин, и пожилых женщин, им тоже непросто в это время. Вместо того, чтобы говорить, как плохо убирают, можно взять и помочь. Я думаю, что совсем несложно тем же водителям, которые ставят свои машины во дворе, почистить стоянку, а жильцам дома – площадку возле подъезда или тротуар, по которому будешь сам же ходить. Я думаю, что тогда и у коммунальников больше времени появится на другие объекты в городе.

«У меня большое горе»

Галина Викторовна Курильчик, пенсионерка:

– У меня большое горе! 28 января в реанимации умер мой гражданский муж. Все началось с того, что после Нового года заболела я. Вызвала врача на дом: он меня послушал и поставил диагноз – левосторонняя пневмония. Выписал таблетки и сказал: если не станет легче, снова вызывать доктора. Через три дня я снова позвонила. Врачи пришла и говорит: «Вас нужно в больницу». А Игоря, мужа моего, послушала и сказала, что все с ним нормально.

Меня на скорой доставили в больницу. Сразу там даже принимать не хотели, положили, можно сказать, со скандалом. Я была очень удивлена, потому что в палате был только один человек на тот момент. Не знаю, повлиял ли тот скандал в приемном отделении, но мне стали делать капельницы только на восьмой день лежания. Всем вокруг делали, а мне – нет. Так обидно было, аж слезы катились – почему меня не лечат?

Через несколько дней мне позвонил мой муж – у него температура поднялась до 39. Сказала ему вызывать скорую. И днем он уже был в больнице. Сначала, кажется, нормально все было, а потом ему стало хуже. Потом я увидела, что он уже в кислородной маске, и буквально через день его перевели в реанимацию. Туда уже нельзя было ходить. Я только каждый день звонила его врачу, он мне говорил: «В крайне тяжелом состоянии».

Я уже сама успела из больницы выписаться, а 28 января мне позвонили и сказали, что муж мой умер...

Я его похоронила, и сама сейчас еле живая. Пью успокоительные, мне прописали антидепрессанты. Очень тяжело, ничего в жизни не радует. Спасибо, хоть вы позвонили, выслушали.