«То, что она являлась корреспондентом, а не журналистом, не отменяет права на получение информации». Продолжают судить автора бобруйского сайта

5260
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото автора.
В суде Бобруйска и Бобруйского района сегодня, 1 февраля, прошло очередное заседание по делу Марины Молчановой, автора сайта «Бобруйский курьер». Ее обвиняют в участии в протестном шествии.
28.01.2021, Марина Молчанова у здания суда
28.01.2021, Марина Молчанова у здания суда

Сегодняшнее заседание по делу Молчановой – уже четвертое. Самое первое состоялось 5 января. Потом дело отправляли на доработку в УВД из-за неточностей в протоколе, затем снова судили 28 января.

Марину пришли поддержать близкие, друзья и коллеги, больше 10 человек.

01.02.2021, перед заседанием суда
01.02.2021, перед заседанием суда

На прошлом заседании Молчанова ходатайствовала о приобщении к своему делу видеозаписей из дела Дениса Носова, нашего корреспондента, задержанного в тот же день и на том же месте, а также о вызове в качестве свидетеля технического специалиста УВД. Эти ходатайства суд не удовлетворил.

На сегодняшнем заседании изучили письменные материалы дела, ознакомились с видеозаписью, сделанной 4 октября, а также выступил адвокат Александр Рыжков. Приводим самое интересное из его речи:

«Доказывать обязан тот, кто обвиняет, а не тот, кто отрицает» – из истории права».

«С протоколом мы категорически не согласны. Указано, что Молчанова участвовала именно в шествии. Согласно закону, шествие – организованное массовое движение группы граждан, именно в целях привлечения внимания к каким либо проблемам или публичного выражения своих общественно-политических настроений. То есть, участниками такого массового мероприятия являются люди, преследующие определенные цели (привлечение внимания к общественно-политическим проблемам и т.д.). На видеозаписи четко видно, что Марина Святославовна с редакционным бейджем на шее идет рядом с девушкой со схожим бейджем, они о чем-то беседуют. В руках у нее кофе и нет никакой символики, на видео вообще нет никакой символики. Она ничего не выкрикивает и просто, по сути, выполняет свои обязательства по договору подряда, реализовывает свое конституционное право на получение и хранение информации».

«То, что Молчанова являлась на тот момент корреспондентом, а не журналистом, не отменяет ее права на получение, хранение и распространение информации».

«Если должностному лицу органа, ведущего административный процесс, кажется, что Марина Молчанова в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам […] приняла участие в шествии, то это совсем не значит, что это действительно так. Мнение или предположение не может являться относимым, достоверным и допустимым доказательством, как того требует Закон».

У здания суда Бобруйска и Бобруйского района. Иллюстративное фото Артема ЛУКЬЯНОВИЧА.
У здания суда Бобруйска и Бобруйского района. Иллюстративное фото Артема ЛУКЬЯНОВИЧА.

«Отдельного внимания заслуживает и перемещение из одного процессуального положения в другое. Изначально Рудько – должностное лицо органа, ведущего административный процесс. Позже он становится свидетелем, в материалах дела имеется его опрос как свидетеля. Сам Рудько этого не отрицал. Остановлюсь еще раз на его рапорте от 4 октября. Подполковник просил у своего руководства поручить дальнейшую подготовку дела другому сотруднику. Обращаю ваше внимание, что при ознакомлении с материалами дела 16 ноября 2020 года какая-либо резолюция на данном рапорте отсутствовала. Потом была учинена надпись «разрешаю», но, опять же, фамилия Аскирко (сотрудник, который вел делоприм. ред.) там отсутствовала. Как оказалось, эта запись появилась лишь 5 января 2021 года, каким образом – непонятно [...] А если не было соответствующей резолюции о передаче дела другому сотруднику, то было ли какое либо правовое основание вообще для произошедшего?»

«Обращаю ваше внимание на любопытный факт: в материалах дела есть сопроводительное письмо из УВД в суд Бобруйского района и города Бобруйска – левый верхний угол, там стоит исходящий номер УВД и дата: 5 октября 2020 года. Правый нижний угол, угловой штамп суда, когда письмо поступило – 28 октября 2020 года. 23 дня шло письмо в пределах одного города, насколько это возможно? В соответствии с ПИКоАП дело об административном правонарушении, рассматриваемое в течение суток, немедленно направляется в суд. Дело, рассматриваемое в иные сроки – в течение пяти суток с момента окончания подготовки дела. И тут, с нашей точки зрения, налицо нарушение закона, просим дать ему оценку».

«4 октября 2020 года мою клиентку начинают опрашивать. Она заявляет два ходатайства: о применении видеозаписи и о предоставлении возможности заключить соглашение с адвокатом. Даже если сотрудник Аскирко и отказал в ведении видеозаписи, он обязан был в протоколе указать мотивы такого отказа. Этого сделано не было».

«Что касается права на защиту, то это вообще не выдерживает никакой критики. В прошлый раз сотрудник сам признался, что нарушил право на защиту моей клиентки. Потому что предоставить право на звонок и обеспечить защитником – это принципиально разные вещи, в УПК это вообще два отдельных пункта. Заявление о том, что «юридическая консультация уже закрыта», я тоже считаю беспрецедентным. […] В юридической консультации имеется график дежурств, и в любое время суток адвокаты готовы оказывать юридическую помощь».

В судебном заседании объявлен перерыв до 2 февраля.