«Ведь писали, что тюбинг – очень опасная игрушка, все равно народ с горки катается». Жизнь глазами читателей

17394
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА.
Каждую неделю «Вечерний Бобруйск» спрашивает у своих читателей: какие события последних дней задели их за живое, что их удивило, огорчило или порадовало?
«Аншлаг» на горке у Молодежного парка. Фото Александра ЧУГУЕВА, из архива «ВБ».
«Аншлаг» на горке у Молодежного парка. Фото Александра ЧУГУЕВА, из архива «ВБ».

«Посмотрите вы новости про эти «ватрушки» – реально есть пострадавшие»

Евгения Богдан, ул. Садовая:

– Погода преподнесла настоящий сюрприз. Мы за последние годы уже и забыли, что такое настоящая зима. А раньше ведь морозы под 30 градусов никого не удивляли и сугробы метровые. Наутро после первого дня снегопада сначала несколько часов чистили свой двор от снега, а потом еще бабуле-соседке помогали. Она живет совсем одна, и ей с этим справляться тяжело, хоть она и не признается.

В субботу были с детьми на горке в районе санатория имени Ленина, покатались от души. А потом еще на уток на реке посмотрели – малышня моя в восторге. Но вот что неприятно удивило, так это количество детей и взрослых на так называемых «ватрушках», надувных камерах, тюбингах. Уже ведь несколько лет назад везде писали, что это очень опасная игрушка, что тюбинг быстро разгоняется и практически неуправляем: ни притормозить, ни повернуть – все равно народ на них с горки катается. Удивляет такая безответственность. Посмотрите вы новости про эти «ватрушки» – реально есть пострадавшие, с компрессионными переломами. Даже погибшие есть. Я не призываю совсем запретить «ватрушки», просто на них кататься нужно в специальных местах – там, где созданы безопасные условия. А для обычных горок в городе есть саночки, ледянки.

«А я все равно: через соседский огород – и в магазин»

Зинаида Митрофановна Курильчик, 1-й переулок Механизаторов:

– А какие наши дела? Я бабушка, мне 83 года, а дедушке моему 86 лет. Мы оба – инвалиды, так что, живем тихо, спокойно и без особых новостей. Хотелось бы, конечно, здоровья побольше, но и так спасибо!

Дети регулярно навещают: дочка, зять. Зять нам достался хороший – не пьет, работящий, всегда готов помочь. Дочка у меня в реанимации работает. Тяжелая у нее сейчас служба, пациентов много, они в больнице сутками дежурят. Но и к нам заехать всегда находят время. Живут недалеко, у них квартира в 6-м микрорайоне.

Дети нас берегут, привозят продукты и просят, чтобы мы никуда не ходили, кругом ведь эта зараза, коронавирус. Но я все равно иногда: через соседский огород – и в магазин, он у нас недалеко, маленький. Потому что все время дома сидеть я тоже не могу.

Новый год вдвоем с дедом праздновали… да и не праздновали вовсе: телевизор посмотрели и спать легли. Не до праздников нам сейчас. Совсем недавно умерла от коронавируса племянница моего мужа. А в ноябре похоронили его родную сестру. Вот такое у нас горе.

«Отснял целую катушку пленки»

Никита Субботкин, ул. Полесская:

– С радостью и удовольствием отметил Новый год и Рождество. Я считаю, правильно говорят – как Новый год встретишь, так его и проведешь. С каким настроением к делу подойдешь, так его и сделаешь. Так что, веселились и праздновали от души.

Я очень люблю кино, театр, но из-за пандемии практически не посещаю массовые мероприятия. В основном гуляем с друзьями на свежем воздухе. Тоже здорово. Единственное, на днях был в Минске, сходил в музей Заира Азгура (это белорусский скульптор), посетил антикварный магазин в Троицком предместье – там очень атмосферно. Хорошо, что удалось вот так попутешествовать именно зимой – люблю зиму, замечательное время.

Очень много времени в последнее время уделяю своему хобби – пленочной фотографии. Отснял целую катушку пленки. Это не так уж и много, но скажу честно – это сейчас и не самое дешевое увлечение. Пленку нужно покупать, проявлять. Это дорого, но мне очень нравится этот процесс.

С увлечением читаю «Апошнюю кнігу пана А» Ольгерда Бахаревича, это белорусский автор. Для меня это белорусская «Тысяча и одна ночь»! Там вся история развивается вокруг писателя, который стал должником, и выплачивает свой долг... сказками. И еще читаю «Банальность зла» Ханны Арендт, про то, какое зло способны творить самые обыкновенные бюрократы. Философская книга, очень интересная.