Вместо массовой помощи – адресная. Как бобруйские волонтеры работают во вторую волну пандемии

2740
Елена САДОВСКАЯ. Инфографика Ирины ХАМРЕНКО-УШАКОВОЙ. Фото предоставлено Юлией Сакович и взято из соцсетей.
Комбинезоны и халаты, бахилы и фартуки, маски, защитные экраны, дезковрики – это только часть того, что понадобилось белорусским врачам с начала пандемии COVID-19. Первые месяцы эпидемии показали неготовность медучреждений к масштабному росту числа больных, к такому оказались не подготовлены и в других странах. В конце марта в Беларуси было организовано волонтерское движение ByCovid-19, к нему присоединились и бобруйчане. О работе бобруйских волонтеров в первую и вторую волну, читайте в нашем материале.
Для того, чтобы показать важность работы волонтеров, не только в Бобруйске, но и по всей стране, мы используем в материале цитаты из писем медиков, адресованные социально-благотворительному проекту «Имена»

Как появились бобруйские волонтеры?

Одним из волонтеров с самого начала создания гражданской инициативы стала бобруйчанка Юлия Сакович.

Юлия Сакович. Один из дней бобруйских волонтеров.
Юлия Сакович. Один из дней бобруйских волонтеров.

– Честно говоря, с началом пандемии мы не знали, что делать, растерялись, – вспоминает Юлия. – Но Наталья Халанская(еще один волонтер, который стоит у истоков его создания в городе) выступила с идеей зарегистрироваться в качестве волонтеров на сайте #BYCOVID19. И таким образом, вместо того чтобы паниковать, мы решили помогать людям.

Перед глазами был хороший пример работы минских волонтеров. Мы обратились к ним, они показали, как составляются заявки, проконсультировали нас, и нам стало гораздо легче работать. О их деятельности в последующем было много информации в интернете – это тоже облегчало нам задачу.

Был организован местный чат в Телеграме, который объединил бобруйчан, желающих помогать в сложившейся ситуации – в этот чат жители города добавлялись по собственной инициативе.

В это же время формируется и волонтерский оффлайн-костяк – около 30 человек. Это те люди, которые занимались основной работой: закупками, раскраивали и шили СИЗы для медработников, собирали защитные экраны и др.

По словам Юлии, в одном только чате состояло более 300 бобруйчан.

– Как правило, любой вопрос решался через одно рукопожатие: кто-то не может что-то сделать, но он передаст другому. Например, нужно было привезти дезковрики из Минска. Бобруйчанка позвонила минским знакомым, те не только забрали коврики, оформив все документы, но и доставили их в Бобруйск. Кто-то позвонил и рассказал нам о том, что после смерти родственника остались пеленки и подгузники, которые можно забрать...

Из писем медработников: «Администрация дала распоряжение сотрудникам самим шить маски… Ибо их нет и не ожидается поступление», пишут Имена.
Рабочий день бобруйских волонтеров.
Рабочий день бобруйских волонтеров.

Откуда узнавали о проблемах медучреждений и где брали средства?

«Нужны одноразовые медицинские перчатки 400 пар. Необходимо дезсредство, 10 литров. Детская поликлиника – 10 щитков, в больницу – 30 экранов. По спанбонду нужно еще ориентироваться по плотности, около 40-50 г/кв.м. Нужны халаты одноразовые защитные, 50 штук» – это пример только нескольких сообщений из чата бобруйских волонтеров.

Идет работа над пошивом защитных костюмов для медиков.
Идет работа над пошивом защитных костюмов для медиков.

Вместе с тем неоднократно встречаются следующие сообщения от волонтеров: «У всех нас есть родные/знакомые медики. Спишитесь с ними, созвонитесь, уточните, какая помощь/поддержка им нужна. Расскажите им о кампании и сайте https://bycovid19.com/. Пусть они не стесняются и оставляют заявки https://bit.ly/Covid19BY».

По словам Юлии, в первую волну коронавируса они так и работали: врачи заполняли google форму, которая была едина по всей Беларуси, эти заявки, обрабатывались в Минске и высылались по городам, также им лично передавали просьбы бобруйских медиков.

Весной и летом волонтерам для реализации их задач поступали пожертвования в денежной и натуральной форме. Например, многие бобруйчане за этот период не раз потрясли свои запасы со старыми тканями, которые так же, как и покупные материалы, шли на пошив медицинских халатов и костюмов.

«У меня лежит дома новое постельное белье, которое мне еще в приданое готовилось», – писали в городском волонтерском чате.

Там же при обсуждении закупки необходимого средства люди писали: «Могу перечислить или передать для покупки 50 рублей».

Из писем медработников: «Нашему руководству плевать на нас. Мы не знаем, где нам купить респираторы. Нам их не дают. Обычные бумажные маски в мизере», пишут Имена.

И конечно, многие волонтеры не считались со своим личным временем – приходили после работы, в выходные. Подключались к работе и пенсионеры.

«Сегодня вместе с волонтерами собрали 250 экранов за три часа! Суперударное производство. Завтра уже экраны развезут по заявкам медикам. Обнимаю и горжусь вами!» – писали друг другу в чате.

Юлия первые месяц-полтора, пока работа не была налажена, волонтерила без выходных.

Сложно быть волонтером?

По словам Юлии, одна из сложностей была с покупкой необходимых средств и материалов.

– Когда тебе передают список, а ты даже не знаешь, что это такое… Изучаешь характеристики, цены... Я могла, например, в день обзвонить до 20-ти продавцов ковриков и составить таблицу с наименьшей ценой и лучшим предложением. Но это было трудно. Очень трудно также было организовать логистику: привезти, передать. Много было оргработы.

Из писем медработников: «Наши врачи находятся на переднем крае, в день принимают 40-60 температурящих пациентов, средств индивидуальной защиты не хватает» (Имена).

Что касается пошива – эту работу на себя брали те, кто умеет шить.

Но больше всего, признается Юлия, огорчало другое – когда медики отказывались брать помощь, так как опасались взысканий от начальства:

– В Минске такого не было, а в Бобруйске мы с этим не часто, но сталкивались.

Маски для бобруйских медиков.
Маски для бобруйских медиков.

По словам волонтера, нередко им приходилось уговаривать медперсонал взять необходимую для них помощь.

– Я до сих пор не понимаю, как можно ставить под угрозу собственную жизнь, отказываясь от защитного костюма, когда у тебя его нет? – недоумевает Юлия.

А когда волонтеры фотографировали передаваемую в медучреждение помощь и выкладывали фото в чатах и соцсетях, а также просили медперсонал дать расписку в ее получении, тоже возникали непонятки.

– Некоторые медики нам говорили, что вы, мол, пропиариться хотите? – вспоминает волонтер. – А как по-другому, скажите, мы можем отчитываться перед людьми, которые делают пожертвования? Мы же должны показать им результат их труда.

Кстати, эта ситуация, в том числе, подтолкнула волонтеров оказывать помощь не только медикам, но и больным с COVID-19. Последним передавали памперсы, бутилированную воду, шили подушки для прон-позиции (чтобы было удобнее лежать на животе).

Юлия говорит, что никто из волонтеров славы не ждал, лучшей похвалой для них было видеть медработников в их отшитых костюмах.

– Глядя назад, могу сказать, что я бы ничего в организации не меняла, это был хороший опыт, который формировался из-за ошибок.

Из писем медработников: «Уже нет даже марли чтобы пошить самим маски, нет противочумных костюмов, нет одноразовых масок или многоразовых респираторов, нет защитных очков. Нам приходится контактировать с потенциально зараженными людьми практически „голыми“, единственный плюс, есть запас небольшой дезсредств, но раствор на себя не оденешь!», пишут Имена.

Как обстоят дела с волонтерством во вторую волну?

– Люди, как в первую волну, сейчас не помогают. И такая ситуация не только в Бобруйске, но и по всей стране. Очень сильно сказалась политическая ситуация. Платформу для быстрого сбора средств MolaMola закрыли…

Если честно, я бы и побоялась сейчас напрямую этим заниматься из-за агрессии как со стороны тех, кто жертвует, так и со стороны тех, кто принимает помощь.

Сейчас бобруйские волонтеры работают по заказу и раздают то, что у них осталось после их деятельности в первую волну.

– Конечно, мы стараемся помочь, если к нам обращаются или пишут в чате. Можем собрать ветошь, передать медработникам комбинезоны, передники и другое, что уже отшито.

Один из таких примеров адресной помощи – история Виктора, который в октябре попал в городскую больницу с коронавирусом.

– Приходили врачи и говорили, что нам по 12 часов нужно лежать на животе, положив валик под ноги и под грудь. Но даже пять минут лежать в таком положении сложно. И трудно было не только мне, но и всем остальным, с кем я был в палате.

По словам Виктора, все то время, которое он находился в больнице, он переписывался с коллегой Мариной, ей же рассказал о трудностях выполнения рекомендации врачей.

– Она, наверное, знала, что есть подушка для прон-позиции, я лично об этом не знал. И она сказала, что попробует обратиться к бобруйским волонтерам, так как они уже шили такие подушки.

Заканчивается  работа над подушкой для прон-позиции.
Заканчивается работа над подушкой для прон-позиции.

Волонтеры подушку пошили и передали Виктору.

– Когда я на нее лег, я понял, что у меня теперь даже получится в необходимой позиции и поспать.

Позже даже врач попросил пациента, по возможности, обратиться к волонтерам, чтобы они передали в больницу еще одну такую подушку. Виктор передал просьбу своей коллеге, и подушка для прон-позиции была пошита.

Периодически на базе фитнес-клубе «Мандарин» организуются бесплатные занятия по дыхательной гимнастике. По словам Юлии Сакович, занятия полезны и для тех, кто переболел коронавирусом и сейчас восстанавливается, и для тех, кто хочет поддержать свою дыхательную систему в период вирусных инфекций.

А сейчас волонтеры работают над фотовыставкой, которая должна проиллюстрировать их деятельность.

– Волонтерство должно быть, ведь очень много нерешенных вопросов и помимо помощи людям. Я считаю, что нужно создавать общегородское волонтерское движение. Ведь волонтерство – фундамент для формирования гражданского общества, первый признак того, что общество растет, – отметила Юлия Сакович.