«Такое было ощущение, что по мне проехались катком». Переболевшие «короной» рассказали, каково это

8209
Записала Ирина РЯБОВА. Фото из архива «ВБ»
Если еще полгода назад мы с трудом находили героев для статьи о переболевших COVID-19, то сейчас (к сожалению) таких проблем нет – болеют уже не просто многие, а заметно многие. Мы попросили бобруйчан, перенесших коронавирусную инфекцию, рассказать о симптомах этого заболевания, методах лечения и возможных его последствиях для здоровья.
Бобруйчане, перенесшие коронавирусную инфекцию, рассказали о симптомах этого заболевания, методах лечения и возможных его последствиях для здоровья. Фото из архива «ВБ».
Бобруйчане, перенесшие коронавирусную инфекцию, рассказали о симптомах этого заболевания, методах лечения и возможных его последствиях для здоровья. Фото из архива «ВБ».

«Думаю, что подхватила эту гадость в магазине»

Валентина, 56 лет, медработник:

– 14 ноября я собралась идти на работу, но почувствовала какую-то слабость, решила на всякий случай температуру померить. Оказалось, 37 и 7, а ночью еще и диарея была. Вызвала врача на дом. Мне сразу предложили сдать тест, назначили препараты противовирусные, антибиотики и от диареи.

Ночью мне так стало ломить спину, руки, ноги, будто меня палками избили. Двое суток оставалось это ощущение, я не могла ни лечь, ни встать, ни повернуться. Температура периодически поднималась до 38-38,5. Обоняние потеряла на четвертый день.

Пока еще не было результата теста, мне предложили сделать флюорографию в поликлинике, но она ничего не показала. А тест оказался положительным. КТ показала двухстороннюю полисегментарную пневмонию. Меня положили в больницу. Там капали антибиотики в вену, кололи уколы «Гепарин» для разжижения крови. Примерно 6 декабря мне стало получше, сейчас еще восстанавливаюсь.

Я так думаю, что подхватила эту гадость в магазине. Сама я хожу туда в маске, в перчатках, но другие – нет. Конечно, и на работе не исключено. Там общаюсь с большим количеством людей и не знаю, есть ли среди них больные с «ковидом» или нет. Но на работе все строго соблюдаем меры предосторожности, и пациенты без масок не приходят.

«А потом поднялась температура до 38, и я сразу все поняла»

Любовь Степановна, пенсионерка, 74 года:

– Я думала, что никогда не заболею коронавирусом, потому что все время сижу дома. Только летом и осенью ездила в лес на машине. Но живу я с дочкой и зятем. Сначала заболел зять.

Еще когда у него не был подтвержден диагноз, я почувствовала себя неважно: головная боль, слабость. Сначала списали это на мое давление. Три дня было такое непонятное состояние, а потом поднялась температура до 38, и я сразу все поняла.

К тому моменту уже и дочь почувствовала себя плохо и пошла в поликлинику. У нее первой подтвердился диагноз «коронавирус», ей открыли больничный. Потом медики приехали к нам с зятем, как к контактам первого уровня, взяли тесты. У зятя он оказался отрицательным, у меня – положительным. Правда, позже зять сдал анализ крови на антитела и выяснилось, что они у него уже выработаны. Получается, он уже переболел.

Мне сразу назначили антибиотики, противовирусное, «амброксол», еще какие-то порошки и сказали: обязательно обильное питие и постоянно лежать на животе. От госпитализации я отказалась. Мы все болели дома. Как я говорю в шутку: «Мы дружно живем и дружно болеем».

Это я сейчас шучу, а тогда было не до смеха. Мы с зятем тяжело перенесли болезнь, дочка – полегче, хотя у нас с дочкой была диагностирована двухсторонняя пневмония, а у зятя – односторонняя. У дочери температура не поднималась выше 37 и 2. Мы же с зятем лежали «трупами», а она за нами ухаживала. У меня температура какое-то время «прыгала»: то 38, то 37,2. Хуже всего было на 8-10-й день: слабость была страшная. Дочери уже говорила, что, наверное, умру. У меня ведь еще серьезные проблемы с сердцем и давлением. Но, слава Богу, выкарабкиваюсь, значит, надо мне еще пожить.

Заболела я 6 ноября, 28-го сняли «изоляцию», но не оклемалась до сих пор. Не знаю, как у других, но у меня «ковид» отразился еще и на состоянии психики: я стала ранимой, обидчивой, плаксивой. Сейчас нахожусь в реабилитационном центре в 20 км от Глуска, здесь все после «ковида» восстанавливаются. Проходим разные процедуры для работы легких. Врачи рекомендуют больше находиться на свежем воздухе, а главное – не паниковать и не падать духом. А вот с активными движениями советуют повременить, говорят, что нужно постепенно давать нагрузку легким, даже петь мне пока запретили, раньше я в хоре пела.

«Сам я всегда и везде в маске, но вокруг много людей без масок»

Николай, 41 год, сотрудник милиции:

– Я был на выходном, когда почувствовал легкое простудное состояние: заложенность носа, легкий кашель, горло побаливало, температура 37,4. Я сразу не придал этому особого значения, думал: слегка постыл. Как раз накануне немного замерз.

Попил теплый чай и на следующий день пошел на работу. Температура держалась 37,5 весь день и вечер. На утро решил сходить в поликлинику – на всякий случай. Конечно, очереди сейчас там очень большие, люди нервничают, врачи нервничают, понять можно и тех, и других. Но врач – Шевелев Виталий Константинович очень внимательно отнесся ко мне. Что-то в моем состоянии его насторожило, он осмотрел меня скрупулезно, выслушал, дал направления на все анализы, посоветовал сделать КТ. В тот же день у меня взяли тест на коронавирус. Томография показала, что легкие чистые. Врач сказал, что, если я и переболею, то, скорее всего, в легкой форме. Мне порекомендовали антибиотики, противовирусный препарат, порошки, обильное питье и отправили домой лечиться.

На следующий день я перестал чувствовать запахи и уже предполагал, что тест будет положительным. Через три дня мне позвонили, сообщили, что «ковид» подтвердился.

Через несколько дней приехал врач, был культурным, вежливым. Я даже удивился этому, зная, какая сумасшедшая нагрузка сейчас лежит на медработниках.

Дома я добросовестно соблюдал все рекомендации. Температура больше 37,5 не поднималась, осложнений не было. Я бы сказал, что болезнь протекала в легкой форме. Спасибо нашей медицине. Уповать только на свое здоровье и иммунитет я бы не стал.

Сейчас уже хожу на работу, пью витаминный комплекс для восстановления организма. Маленькая температура еще держалась некоторое время, но врач сказал, что при «ковиде» это нормально до месяца и даже больше.

Где и когда я заболел, точно не знаю. В моем близком окружении – дома, на работе, никто не болел. Но, находясь постоянно в социуме, конечно, невозможно застраховаться на 100 процентов. На работе, в магазине, в общественном транспорте нас окружают сотни людей. Сам я всегда и везде в маске, но вокруг много людей без масок.

«Это страшно, когда не понимаешь, что с тобой происходит, и при этом никому нет до тебя дела»

Марина, 40 лет, юрисконсульт коммунального предприятия:

– Около месяца назад я почувствовала недомогание. Сначала подумала: рано темнеет, поздно светает, потому вялость и хочется спать. Померяла температуру, оказалось, есть невысокая. Я и тогда не паниковала, мало ли что. Потом вдруг температура подскочила до 39, причем, сопровождалась страшной головной и болью во всем теле. Было такое ощущение, что меня разбирают по косточкам или по мне проехались катком. Плюс диарея и слабость. Обоняние я не теряла на протяжении всей болезни.

Врач, которая пришла на дом, сразу поставила диагноз «ОРВИ», объяснив мне, что другой поставить не может, пока заболевание не подтвердится тестом. Я, конечно, уже понимала, что это коронавирус. Раньше я болела и гриппом, и ОРВИ, но таких ощущений не было никогда.

Мне назначили лечение – антибиотик, противовирусное. Я сдала тест, сделала снимок – он показал одностороннюю пневмонию. Через несколько дней позвонили и сказали, что тест положительный и что со мной скоро свяжутся. И все, тишина.

Десять дней никто ко мне не приходил, никто не звонил. Я уже начала паниковать. Слабость была жуткая. Все лекарства, которые мне назначили при первичном осмотре, я к тому времени уже выпила и просто не знала, как лечиться дальше. Десять дней я пыталась дозвониться в поликлинику. В регистратуре мне давали телефон инфекционного кабинета, а там ничего вразумительного не отвечали. Я им объясняю, что плохо себя чувствую, а они говорят: вызывайте скорую и езжайте в больницу. На самом деле, это страшно, когда не понимаешь, что с тобой происходит, и при этом никому нет до тебя дела. Если человек живет один, то можно и «окочуриться».

Как ни странно, дочери моей, как контакту первого уровня, звонили каждый день и спрашивали о ее самочувствии.

На десятый день я уже совсем отчаялась и собралась звонить на «горячую линию», но тут мне неожиданно повезло. Когда позвонили дочери, я опять попыталась с ними поговорить. Женщина на том конце провода оказалась внимательной: выслушала, записала все данные и пообещала связаться позже. Я так поняла, что сведения обо мне в этом хаосе где-то затерялись. Я все понимаю: такое творится в поликлиниках, что об индивидуальном подходе к каждому пациенту думать невозможно. Мне перезвонили, сказали, что 3 декабря заканчивается срок моего пребывании на карантине и нужно прийти на прием.

Я пришла, больничный мне продлили и сейчас я хожу в поликлинику. Температура держится: 37,1-37,5. Врач говорит, что такая может быть до двух месяцев.

Сегодня сделали рентген, он показал, что с легкими, увы, пока без изменений, пневмония. Сейчас мне уже назначили антибиотики в уколах, таблетки. На днях иду в поликлинику на ВКК.

Уверена, что заболела на работе. Ко мне приходят клиенты заключать договора. Хоть у нас масочный режим, многие его не соблюдают. Стоит дезсредство, просишь людей: пожалуйста, обработайте руки. Они отвечают: «А я ничего не боюсь!» Так хоть о других подумайте!

«Все началось с поездки в Минск, где я посещала медцентр»

Вера, 33 года, курьер:

– Все началось с поездки в Минск, где я посещала медцентр. Думаю, что в самом центре я навряд ли могла подхватить вирус: там немноголюдно, клиенты идут строго по времени, очередей нет, в регистратуре каждому измеряют температуру.

Тем не менее, именно после возращения из столицы на следующий день началось першение и дискомфорт в горле. Так продолжалось несколько дней, а на пятый поднялась температура до 37,1. Каждый день она «прыгала»: то 37,4, то 37,7, то вдруг 36. На шестой день была 38. Ломило кости, потом почувствовала слабость, тошноту, отсутствие аппетита, головную боль, чихание, временами было тяжело дышать. Вкусовые ощущения не пропадали, а запахи на несколько дней исчезли, временами почему-то чувствовала запах ацетона. Когда пила молоко, начинало тошнить. Пик заболевания пришелся на 8-9-й день.

К врачу я обратилась, когда температура поднялась до 38. Там сделали тест на коронавирус, снимок легких. Последний показал начинающуюся левостороннюю пневмонию. Тест был готов на третий день, он оказался положительным. Отнеслась я к этому спокойно, потому что уже была уверена, что так и будет.

От госпитализации я отказалась, 14 дней пробыла на изоляции дома. Мне выписали два антибиотика, таблетки от кашля и разжижающие кровь. Также врач рекомендовала теплое обильное питье – до трех литров в день. Врач, которая вела меня, постоянно звонила узнать о моем самочувствии, даже в выходной день.

Первый день после изоляции на улице было тяжело – головокружение, слабость. Сейчас (25-й день после заболевания) этого ничего уже нет. Я чувствую себя нормально, только сухой кашель остался и временами слабость.

По завершении лечения был сделан повторный снимок и анализ крови. Врач сказала мне, что кашель может держаться еще около месяца, а на полное восстановление организма уйдет до трех месяцев. Сейчас, по совету доктора, пью таблетки от кашля, витамины, в которых содержатся цинк и селен. Также мне посоветовали делать дыхательную гимнастику и как можно больше лежать на животе.

Хочу выразить большую благодарность врачу-терапевту своей поликлиники №6 Шпаковой Наталье Сергеевне за внимание и помощь в моем выздоровлении!