«Люди в массовке – народ ворчливый». Как бобруйчане снимались в «Уроках фарси»

5502
Евгения ВИННИК. Фото из архива героев
В прокат вышел фильм «Уроки фарси», эпизоды которого снимались на территории Бобруйской крепости осенью и зимой 2018 года. В массовке поучаствовали многие бобруйчане. Они рассказали «ВБ» о том, как проходили съемки, и поделились впечатлениями от фильма после просмотра.

«Из обычных горожан мы превратились в евреев из гетто»

Надежде Ковальковой 26 лет, девушка занимается видеомонтажом. О съемках фильма узнала от знакомого парня, который пригласил ее вместе с друзьями поучаствовать в массовке.

– Я подумала, что это может быть весело, мне всегда было интересно узнать, как создается фильм, – вспоминает Надя. – Чтобы пройти кастинг, надо было просто выслать девушке-организатору свое фото. Тогда должны были снимать сцену с пленными евреями, и они искали подходящих по типажу темноволосых людей. Это и был весь кастинг. Единственное, о чем попросили, так это – по возможности, накрутить волосы.

Больше всего Надежду удивил масштаб съемок:

Участники массовки фильма «Уроки фарси». Надежда Ковалькова с друзьями на съемках.
Участники массовки фильма «Уроки фарси». Надежда Ковалькова с друзьями на съемках.

– Размах: много людей, большое арендованное помещение для гримерной. В какой-то момент, когда все стояли переодетые и в гриме, я посмотрела вокруг и удивилась, что мы все из обычных горожан превратились в евреев из гетто.

Надежде, по ее словам, по-прежнему интересна тема кино, но, если и повторять такой опыт, то поближе к съемочной группе, чтобы лучше понять, как работают режиссеры, помощники, операторы.

– Самым сложным было продержаться весь день зимой на холоде. В свободную одежду задувал холодных воздух, а тонкая обувь промокала. Когда закончились съемки, мы сели в машину, включили печку и хором сказали, что больше в таком участвовать не хотим, – улыбается девушка. – Впрочем, сейчас, когда уже забыла, как было холодно и некомфортно, я не так категорична.

В целом, фильм Наде понравился.

За съемочный день участники массовки получали около 25 руб.

– Интересные мысль и концовка, есть над чем подумать. Во время просмотра я понимала, что некоторые места, показанные в фильме, в реальности выглядят иначе. Когда видела, как актеры ходят по этим бутафорским домикам... Ну и, конечно, было приятным ожидание, когда ты можешь увидеть себя краем глаза в кадре. Но себя я так и не увидела, только знакомых ребят, – добавляет она со смехом.

«Очень бы хотелось, чтобы декорации остались частью нашего города»

Сергею Орлову 28 лет, он занимается видеосъемкой и к моменту участия в массовке уже знал, что в фильме повествуется о заключенном, которому нужно изобрести язык и обучить ему немецкого повара ради собственного выживания.

– Побывать в цехе создания настоящего масштабного кино было очень заманчиво, но отпугивало, что на съемки нужно было приходить в 5-6 утра, – рассказывает Сергей. – Да и на еврея я не похож. Но потом я узнал от друга Эдика, что те, кто регистрируются на съемки, часто не приходят. Становилось все холоднее, и брали почти всех. Я позвонил нескольким друзьям и предложил сходить компанией.

По словам Сергея, съемочный процесс – это в основном рутина: встать в 4-5 утра, отстоять в очереди, выбрать себе одежду, загримироваться, ждать пока эти же процедуры пройдет еще с сотню человек. Часто это развеивает романтику, которая у многих есть о кино.

– Люди в массовке – народ ворчливый, – описывает детали Сергей. – Я знал, что съемки быстрыми не бывают. Но многие к этому были не готовы. Когда нас, 100-150 человек, раз семь возвращали на исходную позицию, каждый раз кто-то в толпе недовольно вздыхал и ахал. Но было и много интересного. Когда вокруг тебя ходят «немцы» с автоматами и лающими овчарками, ты слышишь топот сотен пар ног, под которыми белый снег превращается в черную кашу, видишь туман, рассеянный по периметру локации – все это погружает в атмосферу.

Сергея удивило на съемках, что за время двух сцен, в которых он участвовал, режиссер почти не появлялся на площадке:

– Долгое время мы думали, что режиссер – это мужчина, который раздавал указания и на всех кричал. Справедливости ради, было за что – люди из массовки часто пререкались, некоторые даже захватили с собой спиртное. А другие, под шумок, регистрировались в начале дня, уходили и возвращались только в конце, чтобы получить деньги. Вообще, атмосфера на площадке была очень напряженная, рабочая. В одном эпизоде, когда заключенные шли по лесу в сопровождении автомобиля, водитель почему-то остановился, что было не по сценарию. Ассистент режиссера со всех ног помчался к нему, кроя трехэтажным матом, слышно было на весь лес!

Участники массовки фильма «Уроки фарси». Слева – Эдуард Железнякович, в центре – Сергей Орлов.
Участники массовки фильма «Уроки фарси». Слева – Эдуард Железнякович, в центре – Сергей Орлов.

– Как оператору, мне было важно увидеть трепетное отношение к деталям, умение работать с такими масштабами, когда удачный кадр зависит от столь многих факторов, – добавляет собеседник. – Понравилось умение команды не поддаваться давлению массовки, которая хотела, чтобы все скорее закончилось. Снимали до тех пор, пока съемочную группу не удовлетворил результат. Из этого и складывается хорошее кино.

– Фильм оказался более камерным, чем я ожидал, но снят очень качественно, – подытоживает Сергей. – Герою сопереживаешь и ужасаешься от поставленной перед ним задачи. Приятно было видеть знакомые места, с которыми у тебя много детских воспоминаний. После съемок, я водил туда своих друзей. Все были в восторге. Очень бы хотелось, чтобы декорации остались частью нашего города. Я увидел некоторых своих знакомых в кадре, это вырывает тебя из кино и возвращает в реальность. Но, с другой стороны, такого опыта просмотра фильма у меня еще не было.

Участники массовки фильма «Уроки фарси». Переезд на другую локацию.
Участники массовки фильма «Уроки фарси». Переезд на другую локацию.

«Самым сложным было стоять на морозе по 11-12 часов»

25-летний Эдуард Железнякович (тот самый друг Сергея Эдик) работает в такси. Он поучаствовал в 11 съемочных днях.

– Это был очень интересный опыт! – рассказывает он. – Удивило, что сцена, которая в фильме проходила за несколько минут, могла сниматься пять часов. Очень щепетильно подходили к каждому кадру.

– Самым сложным было стоять на морозе по 11-12 часов, – продолжает парень. – Одна сцена снималась в карьере в Бресте, там мы ходили по воде, за нее нам заплатили 50 рублей (а вообще платили по 25), хотя эти съемки длились всего около часа.

За время съемок Эдуард успел познакомиться со съемочной группой и даже немного пообщаться с режиссером картины Вадимом Перельманом.

Хотя многие сцены, которые очень долго снимались в Бобруйске, в фильм так и не вошли...

– Мое лицо мелькало несколько раз в кадре, а во время съемок одной сцены был момент, когда я даже умирал, поэтому меня старались по-разному гримировать и менять какие-то детали одежды. Обматывали лицо шарфом, чтобы были видны одни глаза.

Эдуарду фильм понравился, но, как и другие участники массовки, при просмотре он никак не мог забыть съемки...

– Я понимал, что это актеры, и они сейчас играют.

О чем «Уроки фарси» и где посмотреть фильм?

Место и время действия – Европа, 1942 год. Жиль Кремье, бельгиец еврейского происхождения, оказавшись в концлагере, выдает себя за перса. Для него это единственная возможность остаться в живых. Немецкие солдаты приводят Жиля к Клаусу Коху, повару в концлагере, который мечтает уехать в Иран и открыть там ресторан, как только закончится война. Кох ищет настоящего перса, который научит его говорить на фарси. Жилю, чтобы выжить, нужно это сделать...

В производстве фильма принимали участие три страны: Россия, Германия и Беларусь.

Посмотреть «Уроки фарси» можно в зале повышенной комфортности кинотеатра «Товарищ» до 2 декабря, сеанс в 15.00. Стоимость билета – 6 руб. Фильм длится два часа.

Трейлер фильма «Уроки фарси» с youtube-канала «GPM KIT».