В Солигорске военного пенсионера обвиняют в убийстве рабочего. Не сошлись в политических взглядах

1204
TUT.BY
12 августа в Солигорске, прямо у здания КГБ, произошло убийство. Военный пенсионер Леонид Штайда, по версии следствия, нанес удар садовыми ножницами в шею рабочему «Беларуськалия» Геннадию Киселю. Потерпевшего пытались спасти и нападавший, и прохожие, и медики, но вскоре он скончался в реанимации.

В Солигорске начался судебный процесс над военным пенсионером Леонидом Штайдой по статье «убийство» (ч. 1 ст. 139 УК), – сообщает TUT.BY.

67-летний Штайда, работавший сторожем в солигорском КГБ, обвиняется в убийстве 50-летнего Геннадия Киселя, рабочего «Беларуськалия» 12 августа этого года. Оно произошло возле здания местного КГБ. В оперативных сводках тогда сообщали: 12 августа, около 19 часов, 50-летний мужчина, проезжая на велосипеде по улице Парковой, встретил 67-летнего горожанина. Между мужчинами произошла ссора. В ходе потасовки пешеход ударил велосипедиста в шею садовыми ножницами. Потерпевшего доставили в больницу, но спасти его не удалось.

Медосвидетельствование показало, что у Киселя было 0,66 промилле алкоголя, а нападавший был трезв.

Сын убитого, Алексей Кисель, говорит, что у отца и обвиняемого был конфликт в интернете. Об этом он узнал после смерти отца, прочитав его переписку в «Одноклассниках». Штайда поддерживал действующую власть, а у Киселя было другое мнение.

«Там была очень большая переписка с обвиняемым. Не хватило мне нервов даже все прочитать, потому что там было очень много оскорбительных слов в адрес отца со стороны обвиняемого. Он писал ему «пьяница, неудачник, не служил, ничего в жизни не добился». Это все неправда, мой отец многого добился в жизни», – говорит сын убитого.

До 12 августа Штайда и Кисель не встречались лично, но на телефоне Штайды нашли сообщения Киселю. В суде их оглашать не стали – тайна личной переписки. Хотя комментарии эти до сих пор можно почитать под популярными пабликами Солигорска, и слово «тупой» там самое безобидное.

В тот вечер Кисель возвращался с дачи и поехал мимо КГБ, так как некоторые улицы были перекрыты из-за протестов. Штайда в тот вечер решил заехать на работу, чтобы отдать коллеге ножницы. Штайда утверждает, что Кисель напал на него, а он, пытаясь защититься, нанес Киселю удар ножницами.

Потасовка, которая длилась около минуты, попала на камеры видеонаблюдения, но самого удара не видно. Однако ряд экспертиз и следственный эксперимент не подтвердили версию Штайды о самообороне.

Военному пенсионеру предъявлено обвинение в убийстве (ч.1 ст. 139 УК), по которой грозит от 6 до 15 лет лишения свободы. Гособвинитель запросил семь с половиной лет, с учетом, что Штайда пытался оказать Киселю медицинскую помощь сразу после удара (скорую помощь вызвали прохожие, но Леонид достал из машины аптечку, зажимал полотенцем рану).

Семья Геннадия тяжело переживает его утрату и пока отказывается от комментариев. Под одним из постов, где разгорелся политический спор между Киселем и Штайдой, супруга убитого написала: «С его уходом осталась мать, у которой Гена был единственным сыном, остались сын и дочь, для которых он был примером и просто заботливым отцом, осталась одна я, его жена. И просто не понимаю, как мне жить дальше, потому что он был мой друг, моя опора, мое всё, а я была просто рядом с ним. Вот такой светлый и чудесный человек был мой муж. И в армии он служил, вернулся в звании сержанта, хотя ему предлагали остаться и продолжить службу, но дома его ждала я, его жена. Он много учился на разных курсах, чтобы больше знать и уметь. И работал он в шахте на самой престижной профессии: машинист горно-выемочных машин. И сварщиком он был, каких еще поискать, и все делал сам, своими руками. Безотказно помогал всем, кто к нему обращался. Всегда и все говорил в глаза, он никогда не бросал камень в спину».