«В знак протеста проглотил металлические предметы». Экс-начальник угрозыска оказался в карцере на Окрестина

982
TUT.BY
Бывший милиционер, по словам жены, содержится в карцере, где спать он может на табуретке или бетонном полу.

Дмитрий Кулаковский еще недавно возглавлял уголовный розыск в Заводском РУВД Минска. После выборов заявил, что не согласен с действиями власти. В сентябре приняли его рапорт на увольнение. А вскоре объявили подозреваемым по делу в оскорблении. Его задержали недалеко от дома — за «неповиновение» он получил 12 суток ареста. В знак протеста Дмитрий проглотил четыре металлических предмета. Но на свободу он не вышел, на него составили новый протокол, снова за «неподчинение», и дали уже 15 суток. Бывший милиционер, по словам жены, содержится в карцере, где спать он может на табуретке или бетонном полу, – пишет TUT.BY.

Юлия Кулаковская рассказывает, что Дмитрий работал в милиции с 2006 года. Дома хранятся благодарности и профессиональные награды.

Как прозвучит позже в суде по административному делу, перед выборами на Дмитрия пришел документ из управления собственной безопасности, что он «политически неблагонадежный».

Еще до задержания было возбуждено уголовное дело по факту оскорбления сотрудника милиции. Дмитрий Кулаковский проходил подозреваемым по делу. Дома у него провели обыск, забрали некоторую технику. Однако после обыска, по словам родных, его не задерживали. Супруга говорит, что Дмитрий не признавал себя виновным.

6 октября его задержали недалеко от дома. Согласно материалам административного дела, Кулаковский оказал неповиновение сотруднику управления собственной безопасности Гвоздю Л.Ю. — будучи подозреваемым в совершении преступления отказался удостоверить личность или (именно в такой формулировке «или» в протоколе) отказался проследовать в РУВД, хватался за бордюр.

Дмитрий Кулаковский в суде Московского района заявил, что ничего подобного не делал. Судья Сергей Кацер назначил ему 12 суток ареста.

Тот суд прошел без адвоката, родственники тоже узнали о решении постфактум.

18 октября Юлия Кулаковская с отцом и подругой приехали на Окрестина, чтобы встречать Дмитрия, который в 16.15 должен был выйти на свободу. Родные пробыли возле изолятора до 22 часов.

— Я попросила приехать адвоката, и уже ей сказали, что Дмитрий задержан по новому протоколу. Как мы потом выяснили, ему написали, что вышел из ИВС и оказал неповиновение сотруднику Советского РУВД, за что его и задержали.

На следующий день состоялся процесс в суде Советского района. В материалах дела указано, что через пять минут после освобождения по первому административному аресту Кулаковского остановил для установления личности участковый милиционер Советского РУВД Любимов В. В.. Но Дмитрий отказывался сесть в служебный автомобиль, за что его и задержали. Дмитрий заявил в суде, что в указанное время (16:20) он был в ИВС, неповиновения не оказывал. Родные выступили свидетелями на процессе, рассказали, что до 22 часов находились у изолятора на Окрестина, откуда Дмитрий не выходил. Судья Марина Федорова назначила арест на максимально возможный по ст. 23.4 КоАП срок — 15 суток.

— Дмитрий успел сказать, что с момента задержания и потом во время отбытия ареста 12 суток он находился в карцере, — говорит адвокат Наталья Тарасюк. — По какой причине его туда поместили, сказать не мог, за спиной у него в это время стояли сотрудники изолятора, общались мы по скайпу. Ни одной передачи ему не доставили, хотя у жены одежду и продукты для него приняли. Он не был согласен с задержанием 6 октября, с тем, что его обвинили в неподчинении, поэтому в знак протеста проглотил четыре металлических предмета. По-хорошему нужно делать рентген и смотреть, в каком он состоянии. Но, по его словам, медицинская помощь ему не оказывается. Держат его в карцере, где кровать пристегнута к стене и днем, и ночью, есть единственный стул, на котором он сидит 12 суток и не спит. Говорил, что опухают ноги, у него сахарный диабет второго типа. В силу бессонницы ему трудно сконцентрировать внимание. Вопросы я ему задавала по два раза. За все время содержания в ИВС я как адвокат ни разу не смогла к нему попасть, меня просто не пускают, так что я не могу даже проверить, в каком он физическом и психологическом состоянии.